Константин Зорин

В древнегреческой мифологии Нарцисс — красивый, гордый и холодный юноша. Он отвергал любовь всех и восхищался собственной внешностью. Разбив множество сердец, Нарцисс разозлил одну нимфу, и она с горечью воскликнула: «Полюби же и ты, Нарцисс! И пусть предмет твоей любви отвергнет тебя, как ты отвергаешь нас!»

Богиня любви Афродита жестоко покарала гордеца, отвергавшего её дары. Однажды на охоте в жаркий полдень он захотел напиться из лесного ручья и влюбился в прекрасного юношу, взирающего из водяной глади. «В изумлении смотрит он на своё отражение в воде, и сильная любовь овладевает им... Наклоняется Нарцисс, чтобы поцеловать своё отражение, но целует только студёную, прозрачную воду ручья. Всё забыл Нарцисс; он не уходит от ручья; не отрываясь, любуется самим собой. Он не ест, не пьёт, не спит».


«Звёзд­ная болезнь» — изв­ра­щён­ный способ удос­то­ве­рить­ся в собс­твен­ном бытии.

Наконец полный отчаяния Нарцисс простирает руки к отражению и молвит: «О, кто страдал так жестоко! Нас разделяют не горы, не моря, а только полоска воды, и всё же мы не можем быть вместе. Выйди же из ручья!» Вдруг страшная мысль пронзает сердце: «О горе! Не полюбил ли я самого себя? Ведь ты — я сам! Я люблю самого себя. Я чувствую, что немного осталось мне жить. Едва расцветши, увяну я и сойду в мрачное царство теней. Смерть не страшит меня; смерть принесёт конец мукам любви».

Нарцисс склонился на зелёную прибрежную траву, и мрак смерти покрыл его очи. Нимфы приготовили могилу, но, придя за телом, не нашли его. На том месте, где поникла голова юноши, вырос белый душистый цветок — нарцисс. С тех пор это имя стало нарицательным.

По мотивам мифа современный автор О. Козлов написал стихотворение:


Нарцисс не просто был в себя влюблён —

Он был влюблён до одури, до стона,

Влюблён, как зверь, как ненормальный. Он...

Ну как вам объяснить, что есть влюблённый?


Он, например, годами мог вести

С самим собой интимную беседу.

Он мучился, терзался и грустил

И днём, и ночью, и после обеда.


Он представлял воистину собой

Пример немыслимого постоянства.

Он плакал, как дитя; впадал в запой

(Хотя какое там у греков пьянство?)…


Он с детства на себя мечтал взглянуть,

Но из-за слишком быстрого теченья

Во всех ручьях была такая муть,

Что глупо и мечтать об отраженье.


Его мольба богов так допекла,

И боги, чтоб не слушать эти вздохи,

Большой кусок зеркального стекла

Ему послали из другой эпохи.


Нарцисс, увидев это волшебство,

Пришёл в такой восторг, что, словно пьяный,

Бродил вокруг, не видя ничего,

Держа перед собой предмет желанный.


Ночами он лишь ждал прихода дня,

От нетерпенья потирая руки

(В те дни не знали электроогня,

А при лучине не любовь, а муки).


В конечном счёте с ним произошло

То, что давно предвидеть бы могли мы:

Ничто не вечно — в том числе стекло,

А волшебство невоспроизводимо.


Нарцисс, к несчастью, это понимал.

В молитвах новых он не видел толку,

А только исступлённо прижимал

Ко лбу и переносице осколки.


Знать не желал, что режутся они,

Что кровь в глазах окрасила полмира...

Да что там кровь, коль даже в наши дни,

Когда в какую ни войдёшь квартиру,


В глазах рябит от множества зеркал:

В прихожей, в ванной, в спальне, даже в лифте,

Но сколько б ни смотрел в них, ни искал...

А впрочем, я отвлёкся — извините…


Нарцисс в себя по-прежнему влюблён.

Всё так же по ночам вздыхает тяжко,

А днём считает галок и ворон,

Тоскует и гадает на ромашке.


Он не подозревает, дурачок,

Что стар, что морда шрамами покрыта,

И ждёт, что превратит его в цветок

Какая-нибудь, скажем, Афродита.


Какие мысли и чувства вызывает у нас трагедия Нарцисса? Ключевые слова — холод, пустота, неспособность любить, агрессивное отторжение других, ослеплённость собой. Если Нарцисс так ценит собственную красоту, то почему не видит чужой?


«Это мне, мне и ещё раз мне!»


Зачас­тую нарцисс скры­ва­ет­ся внутри каждого из нас, ибо все мы от­рав­ле­ны эго­из­мом. Важно вы­по­лоть первые ростки са­мо­лю­бо­ва­ния и не дать раск­рыть­ся ядо­ви­то­му бутону. Как это сделать?

Собственное «я» попадает в зону видимого (скудную «реальность»), а всё остальное — в зону невидимого («зазеркалье»). Вот основа данного типа личности: болезненная самовлюблённость и зацикленность на себе, основанные на страшной духовной слепоте.

Самолюбование, эгоизм и эгоцентризм — плоды тщеславия и гордыни. К тщеславию, например, относятся поиски человеческой славы, хвастовство, желание земных почестей, привязанность к изящным вещам и шикарным машинам, внимание к красоте своего лица, приятности голоса, стройности фигуры. Тщеславный говорит и думает только о себе. Эта же страсть заставляет гоняться за роскошью и модой, выбирать одежду для украшения и щегольства, а не для удобства и пользы. По мысли святых отцов, так из сердца изгоняется добродетель — нетленное одеяние души, и жизнь превращается в суетные попечения.

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, — обличает Господь, — что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они исполнены хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их» (Мф. 23, 25–26).

Христос призывает к гармонии внутреннего и внешнего. Не надо впадать в крайности. Безвкусица и неряшливость ничем не лучше вызывающе-броской одежды.

По слову святителя Иоанна Златоуста, «любовь к телесной красоте смешана с огорчением». Если даже болезни и заботы не повреждают здоровье, тело всё равно стареет. Щегольство располагает к тщеславию и надменности, порождает явные и скрытые подозрения, порицания, поводы к вымогательству. «Страсть к украшению драгоценными камнями есть сатанинская гордость».

Трудно не согласиться с французским мыслителем Жан-Жаком Руссо: «Если тщеславие и самовлюблённость сделали кого-нибудь счастливым, то, конечно, этот кто-нибудь — дурак». А по выражению Наполеона Бонапарта, ищущий счастья в тщеславии и развлечении похож на того, кто свет свечки предпочитает сиянию солнца.

Теперь обратимся к художественной литературе. Лермонтовского Григория Печорина принято называть «лишним человеком», разочаровавшимся в светской жизни. Он склонен к нарциссизму и тоскует по совершенным, идеальным отношениям. Печорин флиртовал и влюблял в себя княжну Мери, ибо ему нравилось играть женщинами.

Наша потребительская цивилизация поощряет любование собой как венцом мироздания. Девиз современного человечества — «Это мне, мне и ещё раз мне!» Печальные итоги бесцеремонно-эгоистичного отношения к жизни — духовный, экологический, демографический, финансовый и экономический кризисы.

Признанный эталон нарцисса — звезда мирового футбола Дэвид Бэкхэм. Он родился в Лондоне 2 мая 1975 года. О нём снимают фильмы, автобиография расходится баснословными тиражами. Его именем назвали академию. Восковые двойники спортсмена пользуются безумной популярностью в Великобритании и США, а трёхметровая шоколадная статуя в Японии — точная копия — сводит с ума поклонников. Бэкхэм превратился в успешную торговую марку. Ведущие мировые компании заключают с ним рекламные контракты, известные политики и музыканты гордятся знакомством с ним.

Наверное, именитый спортсмен делал бы всё это и без коммерческого вознаграждения. Ведь главное — пристальное внимание, публичные похвалы, восхищённые отклики, желание быть моделью и чувствовать себя центром вселенной. Его привлекательная внешность очаровывает не только женщин. Прежде чем одарить публику обворожительной улыбкой, кумир совершает особое действо. Ежедневный утренний туалет длится два (!) часа. Звезда должна выглядеть сногсшибательно: всё прилизано, подкрашено, подтянуто...

Холёный модник являет собой «мужчину нового типа», чрезмерно озабоченного личным имиджем. Логика проста: если на тебя смотрят с восхищением, значит, ты существуешь. «Звёздная болезнь» — извращённый способ удостовериться в собственном бытии.


«Я не могу обнять себя»

Внутренний мир нарцисса противоречив и складывается из чувства всемогущества и ничтожества: «Я ненавижу себя за то, что могу любить исключительно себя, и эта любовь никогда не приносит удовлетворения, успокоения и насыщения. Я не могу насытить самого себя мною, не могу разделиться, обнять себя. Мне не к кому и не к чему стремиться, некого завоёвывать, ибо объект самых сокровенных желаний — это я сам».

Нелегко жить людям, попавшим в сферу интересов нарцисса. Обычное чувство при общении с ним — холод, опустошение и дискомфорт. Он, словно сорняк, отбирает живительную влагу и выжимает соки из тех, кто рядом. Для закоренелого нарцисса нет людей, кроме него. Другие — лишь зеркала, подтверждающие факт его бытия. Их эмоции и переживания поднимают заниженную психологическую самооценку. Нарцисс крайне чувствителен к мнению окружающих и зависим от него: ведь внутри него самого — пустота. Его эмоции бедны, убоги и неразвиты, поэтому он нуждается в постоянной подпитке.

Нелицеприятный портрет нарцисса изображён в стихотворении:


Самовлюблённость каждого из нас

Подпитывают дьявольские силы.

Готовы выколоть любому глаз,

Чтоб не казался он лицом красивей.


Приятеля обидеть просто так —

Искусство это даже забавляет.

И опорочить честного — пустяк,

Который нам труда не составляет.


И в зависти мы можем откусить

Чужой язык — источник красноречий.

Однако не позволим попросить

Себе у Бога облик человечий.


Не внешний. Нет. У нас он налицо.

А внутренний, которого не видно,

Под маской добродетели лжецом

Скрываемый искусно и солидно.


Такой человек не способен к эмоциональной близости, однако крайне нуждается в любви, внимании и одобрении. Отсюда внутренний разлад: он неустанно строит отношения с людьми и столь же неутомимо их портит. В ход идут разнообразные ухищрения и уловки: таинственные исчезновения, демонстрация недовольства без объяснения причин, провокации, попытки вызвать ревность. «Кнут» чередуется с «пряником»: комплиментами, щедрыми посулами и подкупающими признаниями вроде «я без тебя погибну». Действительно, лишившись жертвы, нарцисс впадает в хандру и депрессию.

Не вздумайте сообщить нарциссу, что он «обыкновенный». Его и без того ущербное чувство самоуважения будет в очередной раз столь глубоко задето, что пеняйте на себя! У нарциссов острая проблема с самоидентификацией: истинное «я» осталось в зачаточном состоянии, а развилось навязанное извне ложное «я» — своего рода опухоль, более или менее «злокачественная».

На какой почве вырастает этот уродливый тип характера?

Полагают, что есть генетические предпосылки. Подобные причуды родом из детства. Считается, что родители будущих нарциссов — холодные, недовольные и раздражительные. Они постоянно пытаются усовершенствовать чадо упрёками, нотациями, наказаниями и иными видами психологического насилия. Ребёнок вынужден защищаться и поддерживать навязанные семьёй ошибочные представления о себе.

Хрупкая, ранимая душа ломается под гнётом абсолютной зависимости, постоянных оценок и непомерных ожиданий взрослых. Не всегда удаётся отвечать жёстким требованиям. Испытав недостаток любви и повзрослев, человек не остаётся в долгу и отыгрывается на тех, кто подвернётся под руку. Он или наслаждается победой над всеми (включая близких), или ощущает себя несчастным и проигравшим.

По наблюдениям психологов, нарциссы не переносят критики и болезненно завистливы. В детстве они рвались к недостижимому идеалу, нарисованному в их сознании старшими. И поэтому любой, даже незначительный успех ближнего вызывает чувство унижения и досады. В отличие от обычных людей, нарциссы тайно завидуют всему, чем не обладают. Цвет глаз, порода кошки, марка компьютера, содержание гемоглобина в крови — всё может стать предметом зависти, доходящей до умопомрачения.

Нарциссу невероятно трудно зависеть от кого-либо. Зависимость предполагает признание того, что ты слабее, уязвимее, не дотягиваешь до идеала и вовсе не «пуп Земли». Вдобавок нарциссы ревнуют себя к себе.

Выделяют и иные признаки нарциссизма:

— высокие требования к окружающим;

— преобладание в речи местоимений «я», «моё», «меня», «мне»;

— нежеланиеслушать собеседника, особенно об успехах других;

— занижение иобесценивание чужих достижений;

— хвастовстволичными, даже сомнительными достижениями;

— переложениеответственности за собственные неудачи на посторонние обстоятельства.

Предрасположенность к нарциссизму сквозит в многочисленных объявлениях знакомств на страницах газет и интернет-сайтах. Человек подробно описывает, что желает получить, и умалчивает, что готов отдать. Всё прикрывается романтическими и ни к чему не обязывающими обещаниями типа «достать звёздочку с неба», «увезти на край земли», «подарить лунный свет».

Но от «штампика» в паспорте нарцисс бежит, как бес от ладана. Как правило, это объясняют душевными сложностями: дескать, «не может решиться на брак» или «набивает себе цену». Дело не в этом. Просто изматывающие и мучительные (разумеется, для жертвы) отношения его вполне устраивают. Тоскуя о взаимной любви, нарцисс отказывается признать, что проблема кроется в нём. Он убеждён: «Раз избранница не вызывает ответных чувств, значит, её надо бросить или обмануть».

Вот любопытное сообщение, размещённое на интернет-форуме: «Я встречаюсь со своей девушкой уже несколько лет, люблю её. Она много мне дала. Но мои друзья и их девушки говорят, что она меня не стоит. Она действительно не красавица — обычная девушка. Раньше я об этом не задумывался. А теперь понимаю, что они правы. Наверное, придётся расстаться, хотя мне тяжело даже думать об этом».

Вроде бы молодой человек ценит свою подругу, но решился пожертвовать ею в угоду друзьям. Страх и недовольство собой самовлюблённый мужчина переносит на женщину. Это выливается в сцены, скандалы и драки. Иногда издевательства приобретают утончённую форму (ироничные взгляды, колкие замечания, едкие насмешки). Некоторые впадают в блуд или женятся на такой женщине, чтобы на её фоне красоваться, позировать и быть более значимым, иметь основания для упрёков и грубости. Им требуется «девочка для битья».

Многие нарциссы — вполне преуспевающие люди, добившиеся высот в политике, финансах, творчестве... Внешне всё очень хорошо, пока они на пике своей «грандиозной» мечты. Но в душе — зияющая бездна пустоты и «голода», которая тщательно скрывается.


«Помоги мне — сердце гибнет!»

Из-за ложного стыда нарцисс неохотно просит помощи. А если уж обращается к психологу или психотерапевту, то уводит от реальной глубинной проблемы к очевидным симптомам (например, ипохондрии, тревоге). Нужно помочь страдающему эгоисту «отвести взгляд» от собственного «я» и научить его отдавать, получая удовлетворение и радость. Ведь нарциссы «тянут одеяло на себя», но, сколько бы ни тянули, всё мало!

Задача специалиста — поставить правильный диагноз и терпеливо объяснить, что принимать людей, не осуждая и не используя, любить, не идеализируя, и выражать подлинные чувства без стыда — это хорошо.

Зачастую нарцисс скрывается внутри каждого из нас, ибо все мы отравлены эгоизмом. Важно выполоть первые ростки самолюбования и не дать раскрыться ядовитому бутону. Как это сделать?

Учите ребёнка самокритике и не унижайте сравнениями со сверстниками. Когда кого-то ставите ему в пример, пробуждайте стремление к росту, а не обиду, зависть, ревность и агрессию.

Не балуйте нарцисса, иначе он сядет на шею и превратится в иждивенца. Если он поймёт, что никакие его выходки не заставят вас расстаться с ним, ждите беды. Многие матери и жёны взращивают нарциссов, а потом жалуются, что настоящих мужчин не осталось. Конечно, обиды надо прощать, обидчиков терпеть. Только помните народную мудрость: «Кто старое помянет, тому глаз вон, а кто старое забудет — тому оба вон».

Не все красавцы — нарциссы. Не будем никого зря подозревать. Не стоит оправдывать свой или чужой эгоизм, эгоцентризм, ревность и хамство утончёнными душевными переживаниями. Любовь не купишь, уступая чужим причудам и унижая себя. Наоборот, это убивает высокие чувства.

Способность производить неизгладимое впечатление — вовсе не основа гармоничных семейных и супружеских отношений. Вечные ценности — это любовь, верность, жертвенность, взаимопонимание, доверие... Человек, воспитанный в таком духе, будет искать не партнёршу для развлечений, а суженую, посланную Богом.

«Плясунья может нравиться только верхоглядам. А добрый (добродетельный, рассудительный. — К. З.) жених всегда предпочтёт внешней красоте и нарядности нравственные качества: трудолюбие, кротость, набожность, — утверждал митрополит Макарий Московский. — Видеть в себе много худого лучше, чем засматриваться на себя».

Видный архипастырь Антоний Сурожский сожалеет, что мы часто склонны задерживаться на видимости и не прозреваем сущности. Встречаясь с кем-то или смотря на себя, взираем на то, что повреждено грехом, или же на внешнюю привлекательность. Но жизненный опыт позволяет за поверхностными слоями мелочей, обыденности и даже уродства прозреть ту красоту, которую созерцает Бог.

Нарциссы меняются, особенно если рядом оказывается умная любящая женщина. Возьмём отечественный фильм «Влюблён по собственному желанию». Герой в исполнении Олега Янковского склонен к нарциссизму. Он впал в глубокую депрессию, поскольку не оправдал своих и чужих надежд, не добился первенства в спорте, махнул на себя рукой. Теперь тоскует у фрезерного станка и потихоньку спивается. Его привлекают только красавицы. Однако «толстая, нескладная библиотекарша» подобрала ключик к его душе. Увидев её неброскую, нежную красоту, он влюбился… по собственному желанию.

Благополучный в психологическом плане человек разумеет, что внешность — не самое важное. «С лица воду не пить»; «Не по милу хорош, а по хорошему мил», — учили в старину.

«Ты желаешь украсить лицо своё? — вопрошает святитель Иоанн Златоуст. — Украшай его не жемчугом, но целомудрием и скромностью… Ими ты привлечёшь любовь не людей только, но и ангелов. За них восхвалит тебя Сам Бог… Не тело нужно делать белым и блестящим, но украшать душу».

Великому учителю Церкви вторит праведный Иоанн Кронштадтский: «Не на лицо телесное засматривайся, а смотри пристальнее внутренним оком на лицо души своей, каково оно: не обезображено ли страстями. Истребляй это безобразие молитвой и слёзным покаянием. Не на одежду красивую засматривайся: она — тлен, а на одеяние нетленное души своей, каково оно: не гнусно ли и нечисто по причине частых грехопадений, тайных и явных. И стяжи одежду души в нетленной красоте кротости, смирения, целомудрия и чистоты, милосердия, правды».