Ирина Медведева

Ювенальщина

В спорах со сторонниками ювенальной юстиции им нередко задают вопрос: «Вы говорите, что только ваша система способна защитить детей, и при этом наделяете чиновников огромными полномочиями, позволяющими вторгаться в любую семью, непомерно расширяете критерии семейного неблагополучия и насилия, создавая почву для чиновного произвола и коррупции. Откуда же в таких сложных условиях возьмутся честные, благородные, неподкупные, высоконравственные (ведь они должны наставлять на путь истинный плохих родителей), правильно всё трактующие специалисты-детозащитники?

В ответ всегда тишина. Что ж, не будем больше мучить оппонентов неудобными вопросами. Попробуем сами понять, какие люди достойно воплотят в жизнь (да, собственно, уже воплощают!) ювенальный проект.

Как известно, чужая душа — потёмки. Но СМИ и социальные сети проливают свет на внутреннюю и внешнюю жизнь некоторых работников ювенальной сферы. Особенно впечатляют их собственные «показания»: селфи, которые они выставляют как наиболее удачные; статьи, которые им нравятся; комментарии в ЖЖ, Фейсбуке и проч. Например, одна из сотрудниц московской опеки, участвовавшая в нашумевшей истории по неправомерному отъёму детей, выставила поучение для женщин, недовольных своими мужьями: «Вы стираете ему носки и готовите ему еду… Это прям зашибись! Это, конечно, то, ради чего стоит терпеть все ваши истерики, молчанки, угрозы, оскорбления, ваши комплексы и жировые складки, утренние и вечерние депрессии, вашу маму с её сами знаете чем…».

Похабный жаргон в стиле подворотни, хамские интонации, неприкрытая ненависть к замужним женщинам и матерям. К своей собственной матери автор поучения относится явно не лучше: «Когда моя мама выпала в астрал и перестала мочь быть (так в тексте. — И.М., Т.Ш.) офигенной хозяйкой, на арену вышел мой "раздолбай папа". И оказалось, что он сечёт поляну».

«Одержимость сексом» (термин выдающегося социолога Питирима Сорокина) выражена безо всякого стеснения. «Жизнь в стиле сингл (т. е. не в семье. — И.М., Т.Ш.) научила меня: это адски удобно, когда рядом есть человек, у которого есть деньги, когда они кончаются у меня; у которого есть член, руки и губы, когда мне хочется любить».

Но эта сексуально озабоченная мадам работает не в публичном доме, а, повторяем, в органах опеки! И поучает «нерадивых» женщин, как правильно воспитывать детей и правильно общаться с мужьями. 

Учителя жизни — истинные поборники нравственности

Весьма специфические взгляды на половые вопросы высказывает и небезызвестный ювенал, уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае П. Миков. Давая свою оценку групповому изнасилованию в детдоме, он заявил: «Всё происходило по взаимной симпатии и любви». И до последнего выгораживал насильников, которые в конце концов всё же были осуждены. А вот семья, по его мнению, только и делает что растлевает детей. Поэтому он пытался провести в Пермском крае европейскую программу сексуального просвещения «Каждый пятый», рассчитанную на детей от 3 до 7 лет. Программа так называется потому, что каждый пятый ребёнок якобы подвергается сексуальному насилию, и в 70–80% случаев это якобы происходит в семьях. Надеемся, нам не надо пояснять читателям, что собой представляют современные западные программы секс-просвета?

А вот случай в Ленинградской области. Одинокий пятидесятипятилетний миллионер брал под опеку всё новых и новых мальчиков, а опека давала ему всё новые и новые разрешения, причём сотрудников не смущали ни столь явные половые предпочтения неженатого мужчины; ни то, что он прописывал всех детей в 16-метровой комнате коммунальной квартиры; ни даже рассказ мальчика, возвращённого обратно в приют, о приставаниях приёмного «папаши». В какой-то момент детским «гаремом» занялся Следственный комитет. Не благодаря, а вопреки опеке, которая, следуя ювенальным установкам, придирается к родным семьям и закрывает глаза на то, что творится в приёмных.

Не отстаёт от Северной Пальмиры и стольный град Москва. Информационный портал «Такие дела» лирично описывает, как открытому гомосексуалисту, активисту ЛГБТ (!) — то есть человеку весьма известному! — московская опека дала усыновить маленького мальчика. И этот педераст, фамилия которого в статье намеренно изменена, откровенничает, что он не один такой: «Мои друзья-геи живут с двумя пацанами. Дети ходят в детский сад. За ними по очереди приходят разные папы. Все вокруг всё понимают, и никаких проблем не возникает».

Ювенальщина

Да, вот уж поистине честные, неподкупные, высоконравственные люди работают в той опеке, которая, в нарушение государственных, человеческих и Божеских законов отдаёт детей в лапы содомитов…

Учителя жизни — психологи, сенаторы и прочие трансгендеры

В ювенальной системе очень большую роль играют психологи. Они диагностируют состояние родителей, ребёнка, семейных отношений, выявляют признаки насилия, «работают» с отнятыми детьми, адаптируя их к жизни без близких и, соответственно, отчуждая от них, настраивая против семьи. Несколько лет назад одна такая специалистка помогла своим экспертным заключением посадить в тюрьму отца, ложно обвинённого в педофилии. Проанализировав рисунки шестилетней дочери подозреваемого, Лейла Соколова вынесла вердикт, что хвост нарисованной кошки напоминает фаллос. Прямо по пословице «Куре просо снится», поскольку быстро выяснилось, что фиксация на сексуальной тематике не у тестируемого ребёнка, а у неё, да ещё с уклоном в патологию. Из статьи на сайте газеты «Собеседник» мы узнаём, что эксперт «засветилась» на лесбийском форуме, а также выставила в Интернете свои абсолютно непристойные фотографии.

Показательно, что другие психологи, тоже придерживающиеся новых «ценностей», кинулись её выгораживать. Какие же аргументы они приводят в поддержку своей коллеги? Ну, конечно, что её личная жизнь никого не касается, а специалист она прекрасный, лучше не бывает. Да и участвовала она всего-то-навсего — что такого?! — в выставке Экспоцентра «Эрос-2006», демонстрировала эротическое нижнее бельё, разыгрывала для привлечения публики зажигательные эротические сценки с плётками и прочими атрибутами… А психиатр-криминалист Михаил Виноградов высказался совсем определённо: «И нетрадиционную ориентацию уже давно и в России, и во всём цивилизованном мире принято считать вариантом нормы».

Да, похоже, когорта «высоконравственных», «правильно всё трактующих» специалистов уже подготовлена, и удивляться их взглядам на жизнь не следует. Русские (и не только русские) женщины, у которых отняли детей на Западе, свидетельствуют, что там в ювенальных структурах работают преимущественно извращенцы, наркоманы, люди с уголовным прошлым. Почему у нас, если мы строим ювенальную систему по западным лекалам (а иных не бывает), должно быть иначе? Да и могут ли нормальные люди разорять семьи, как сороки чужие гнёзда?

«Не можете себя контролировать — вообще не заводите детей», — изрекла во время информационно-аналитической программы «Акценты», в которой обсуждался запрет шлепков, адвокат Мария Ярмуш. Зато в Америке она, по её словам, «взяла на себя обязательства защищать» Торри Хансен, которая жестоко обращалась с усыновлённым русским ребёнком Артёмом Савельевым. Приёмная мать неоднократно таскала его за волосы, а потом отправила обратно в Россию с запиской, что она в нём «разочаровалась». Как будто возвращала бракованный товар. Не очень, правда, понятно: шлёпать нельзя, а таскать за волосы можно? Или что можно американцам, русским — ни-ни?

Другая (или всё же другой?) детозащитница (или детозащитник?) Мария Баст, лоббирующая антисемейный закон «о шлепках», до 2013 года была мужчиной Евгением Архиповым, воронежским лидером партии «Яблоко», который организовывал акции в защиту Ходорковского, провозглашал некую Русскую демократическую республику, обещал переименовать аэропорт «Домодедово», увековечив имя Степана Бандеры. А в 2013 году он (она?) совершил(а) «каминг-аут» — вышла из тени и стала трансгендерной женщиной. Теперь трансгендер переключился с Бандеры на защиту детей от родителей и заявляет в интервью «Московскому комсомольцу», что «любое, даже минимальное насилие по отношению к детям любого возраста чревато серьёзными негативными последствиями… Порой даже лёгкие шлепки могут привести к психическим отклонениям, развитию шизофрении, паранойи, мании преследования, расстройству личности, так что говорить об "умеренном" физическом наказании просто недопустимо».

И уж, конечно, не случайно Комитет по правам ребёнка при ООН с маниакальным упорством добивается запрета телесных наказаний детей в семье (задача, поставленная английскими педофилами ещё в начале 70-х годов XX в.) и карательных мер за «гомофобию». Неслучайно и то, что попытки ужесточить наказание за педофилию и информационное развращение детей в нашей стране наталкиваются на серьёзное противодействие тех, кого ряд политиков и государственных деятелей (Е. Мизулина, Л. Слиска, П. Астахов) называли «педофильским лобби». Хочется верить, что у нас по сравнению с «продвинутым Западом» это лобби ещё не столь многочисленно. Но то, как буксуют законы, реально защищающие семьи, и то, в каком авральном порядке принимаются ювенальные нормы, «защищающие» детей от родителей, наводит на печальные размышления.

Ювенальщина

Общество имеет право знать

И размышления эти привели нас к выводу, что назрела острая необходимость повнимательней приглядеться к моральному облику особ, вершащих судьбы семей на разных этажах власти, поинтересоваться их жизнью. Ведь они хотят входить в семьи и ворошить грязное бельё. Значит, общество тем более имеет право знать, как они живут, чем дышат. Особую важность в нынешнем социально-политическом контексте представляют их взгляды на половую мораль. Вероятно, родительским сообществам и неравнодушным гражданам имеет смысл активней включиться в изучение сего вопроса: поднять высказывания, соотнести с деятельностью, прояснить позиции чиновников и политиков в отношении детского секс-просвета, развращающих зрелищ и книг, гей-парадов и защиты «прав ЛГБТ». Сейчас это такая лакмусовая бумажка, позволяющая быстро определить, к какому лагерю принадлежит человек.

К примеру, бывший сенатор Константин Добрынин, так вдруг озаботившийся внедрением беби-боксов (по-русски — коробок для подкидышей, которые дадут возможность создать в России рынок неучтённых детей и использовать их в разнообразных криминальных целях), весьма недвусмысленно высказался в поддержку признания однополых «браков» в нашей стране и заявил, что «гееборцев» надо «убрать из политического поля и из нашей жизни». Согласитесь, это очень многое проясняет…

Ну, так вот. Поддержка секс-просвета, содомитов и развратного «искусства» прямо или косвенно связана с педофилией. Соответственно, и люди, выражающие подобные воззрения, выражают их отнюдь не случайно. И общество должно добиваться, чтобы они на пушечный выстрел не могли подойти к территории семьи и детства, да и вообще к рычагам власти! Если же на словах всё правильно, а деятельность в интересах педофилов, необходимо выводить таких ханжей на чистую воду, причём действовать надо, не откладывая в долгий ящик, иначе противная сторона и вправду, как выразился бывший сенатор Добрынин, уберёт нормальных людей «из политического поля и жизни».

У всех перед глазами пример западных стран, где извращенцы дорвались до политической власти и насильно заставляют народы посредством «беззакония в законе» подчиняться их противоестественным установкам. У нас же, как показывают недавние социологические замеры ВЦИОМ, более 80% населения выступает за «моральную власть». Поэтому разгром педофильского лобби наверняка получит всенародную поддержку.

Читайте также: