Сергей Безделов

Сергей Александрович Безделов
Называть вещи своими именами с некоторых пор стало «моветоном», признаком дремучести, синонимом глупости. Нынешние поведенческие стереотипы обязывают быть ироничным, слегка небрежным и ко всему терпимым, кроме…

Как только мы осмеливаемся открыто говорить о патриотизме, о вере отеческой, нас принимаются клеймить позором, величать «быдлом», обвинять в мракобесии. А уж если с духоподъёмными, просветительскими инициативами выступаем, можно не сомневаться: других ярлыков, нежели «грантовый клондайк» или «православная агитка», нам не присудят.

Сегодня нам представилась возможность побеседовать с Сергеем БЕЗДЕЛОВЫМ — президентом Благотворительного фонда помощи и взаимодействия имени преподобного Сергия Радонежского, создателем одного из подобных просветительских анимационных проектов, недавно вышедшего в прокат под интригующим названием «Дети против волшебников»

 — Сергей Александрович, признаюсь, прежде чем получилось ознакомиться с Вашим детищем, пришлось оценить напор той фонтанирующей реакции, что была вызвана им в блогосфере. Сказать, что градус агрессии зашкаливает, — ничего не сказать. Это неприятие на уровне духа, очень похожее на одержимость. Аргументы ничтожны: не та графика, бюджет и пр. Совершенно очевидно, что Ваших оппонентов и критиков взволновали не эстетические достоинства фильма, а те мировоззренческие позиции, которые легли в основу его создания. Как Вы считаете, кто и что на самом деле стоит за этой кампанией?

— Вы затронули, наверное, самый нерв той непростой ситуации, которая сложилась вокруг мультфильма. Вся критика и негатив — только производные того смыслового раздражителя, на который очень резво и, прямо скажем, не очень «толерантно» отреагировал определённый сегмент нашего общества. И если уж мы решили отталкиваться сразу от глобальных вещей, то здесь уместно будет вспомнить некоторые места из Евангелия от Иоанна. О чём там говорится?

Кадр из мультфильма

«Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое» (Ин. 15, 19). В столь высоких словах, казалось бы, слишком высоких, чтобы применять их к каким-то инсинуациям вокруг мультфильма, на самом деле суть проблемы.

Тех людей, которые негативно отнеслись к нашему произведению, можно условно разделить на две группы: это те, у которых такая работа, и те, кто реально так считает, в меру доступного им понимания жизни, а точнее — в силу отсутствия внимания к своей жизни.

Люди, работающие на этой ниве, просто-напросто деньги за это получают, но понимают они, я уверен, очень часто больше, чем мы с вами. Я уже говорил в одном интервью: сначала мне казалось, что эти люди обрушились именно на нас, но когда я зашёл на их каналы, то понял: они критикуют всех! Это их способ существования, их заработок.

— «Господа крикуновы», назовём их условно так. 

Кадр из мультфильма

— Конечно! Но, с другой стороны, выбор именно такой работы — определённая жизненная позиция и плод их жизненного уклада. Вспомним пушкинские строки: «Ворон к ворону летит, ворон ворону кричит…». Хочется, знаете, найти какой-то ёмкий образ, который был бы универсален и понятен всем: и верующим, и неверующим.

Людям в принципе свойственно собственные суждения преподносить как истину в последней инстанции. Очень немногие способны быть критичными к собственной близорукости. И всё же мы не можем не согласиться, что незнание законов не освобождает от ответственности за их несоблюдение. А незнание и игнорирование действия духовных законов точно так же не избавляет нас от определённых последствий.

В общем-то, и мультфильм наш об этом…

— Но, казалось бы, в нём затрагиваются такие вечные темы, очевидные истины, как борьба добра со злом, противостояние света и тьмы… Что тут оспаривать?

— Простые и очевидные для тех, кто живёт жизнью духа, кто погружается в неё. Для хирурга, который каждый день делает операции, это занятие — рутина, а для нас с вами — тёмный лес. Так и здесь: люди, живущие духовной жизнью, воцерковлённые составляют всего лишь 5% населения нашей страны, например. Приблизительно такой же процент составляют активные богоборцы, антиклерикалы. Остальные — латентные обыватели, абсолютно индифферентные к вопросам религии и вообще смысла жизни.

Кадр из мультфильма

Сегодня мы наблюдаем полное смешение. Помните? В последние времена люди будут привычны к образам врага рода человеческого: к символике определённой, к присутствию демонических персонажей в нашей жизни.

— Как раз хотелось отметить этот момент: в мультфильме нет никакого релятивизма, никаких полутонов. Всё предельно чётко: верх–низ, свет–тьма. 

— Это была моя принципиальная позиция.

— Да, но приметой нашего времени стало весьма стыдливое отношение к подобному «радикализму». Не боитесь прослыть ретроградом? Люди нынче стали стесняться быть такими «упёртыми», такими негибкими…

Кадр из мультфильма

 — Ничего нового, так было всегда. Вот пришёл 1861 год. Отменили крепостное право. А прежде был чёткий уклад, традиции, образ жизни, веками отлаженный. И вдруг: ты свободен! Ступай на все четыре стороны. Как жить дальше с этой свободой?

Крестьяне пошли в город, огромное количество алкоголиков появилось. Началось социальное брожение. Отсюда и сопутствующие этому явлению вещи: спиритизм, нигилизм и т. п. А далее что? Вспомните рассказ Куприна «Ханжужка» — там прекрасно отражена атмосфера назревавших в стране революционных событий. Уже тогда (а это 70–80-е годы XIX века) люди стеснялись под благословение к священнику подойти!

История циклична! Абсолютно всё повторяется. Если мы обратимся к Священному Писанию, какую закономерность обнаружим? Подъём – наслаждение благами – падение нравов – падение – падение – дно – пророк – покаяние и вновь подъём. Когда так воспринимаешь историю, понимаешь: то, что происходит сегодня, вовсе не дно. Точнее, это очередное дно…

— Мне кажется, всё же масштабы подобных нравственных провалов другие теперь. Они связаны с глобальными мировыми процессами.

— Безусловно. Мы же понимаем, что в конечном счёте и истории нашей земной положен предел. Другое дело, что её продолжительность зависит именно от нас с вами: от наших действий, поступков. Сколько праведников требовалось, чтобы Содом был сохранён?

Кадр из мультфильма

Почему в Европе такие интенсивные процессы распада? С какого момента началось размывание границ и традиционных представлений во всём? С момента, когда юридически был узаконен грех. Я всегда один пример привожу: Византия существовала 1141 год, со своими сильными и слабыми сторонами, со своей славой и падением. А закончила она своё существование через 9 месяцев после заключения унии Патриарха Византийского с Папой Римским. Можно признавать этот факт или считать случайным совпадением, — это дело и мера разумения каждого. А тот, кто руководствуется духовным законом, кто внимателен к жизни, сделает правильные выводы…

— А на какую целевую аудиторию Ваш проект был ориентирован? Или Вы стремились к всеохватности, универсальности?

— В первую очередь мы ориентировались на детей, конечно.

— У меня тоже сложилось впечатление, что такой «категорический императив» подразумевает благодатную почву, которая свойственна именно подростковому возрасту. Абсолютно бескомпромиссное отстаивание своих принципов!

Кадр из мультфильма

 — Мы однозначно рассчитывали на удобство восприятия именно детской аудиторией, начиная с десятилетнего возраста. Именно с этого возраста, пожалуй, ребёнок начинает так ревностно отстаивать своё «я».

Когда мы погрузились полностью в материал — от идеи и подбора произведения, по мотивам которого фильм снимался, до технологии и техники создания, — мы осознали, насколько он непрост. Начали с того, что определились с жанром: это должен быть мультфильм! Когда подросток (да и взрослый) включает мультфильм, он внутренне расслаблен. Ему не нужно заведомо настраивать себя на просмотр чего-то серьёзного.

— То есть с самого начала нет психологических барьеров, которые могли бы сформировать некоторую предвзятость. 

— Именно так. И мы решили этот проблему просто, но всё же привнесли некую серьёзную компоненту — обрамляющие вставки игрового кино. Это тот необходимый элемент, который сказочную историю превратил в быль.

Кстати, я в восторге от лиц ребят, которые мы подобрали для игры, — спокойные открытые, простые лица, слушающие, лояльные…

Кадр из мультфильма

Что касается содержания, мы специально поднимали вопросы, которые не могли бы оставить равнодушными родителей, чтобы торкнуло, что называется, и, утратив чувство привычного равновесия, они бы вдруг воскликнули: «Ничего себе!».

— Какие темы поднимаются!

— И у нас реально были случаи, когда взрослые люди говорили, что всплывало неожиданно в памяти, как в детстве бабушка их приводила в храм, а потом это как-то забылось в суете. Мир затянул, представления о необходимости борьбы со грехом, желания такого, не было в помине. И вот, когда после просмотра у них появились вопросы, то одновременно с ними появилась и подсказка, к кому с этими вопросами можно обратиться. То есть, получается, всё сошлось. Возникли условия, благоприятные для возвращения или появления в сердце веры — благодатная почва и зерно. Получается, что мы бросили это зерно в семьи, хотя напрямую и не заявив о том, что мультфильм предназначен для семейного просмотра.

Как чаще всего ходят в кинотеатры дети, подростки? — С родителями.

И вот ещё момент важный: мы сознательно шли примерно на такой упрощённый визуальный ряд. Сознательно. Потому что закон анимации таков: хорошая графика — меньше слушаешь.

— То есть упор на текст!

— На текст, на содержание. И мне много раз приходилось слышать подтверждение правильности этого хода. Практически все, кто смотрел, признавались, что графика напрягает только первую треть времени просмотра, потом мозг переключается на текст.

— Кстати, по своему субъективному ощущению могу подтвердить этот эффект. Сначала имела место некоторая насторожённость… Потом, когда зрение начинает отторгать графику, чувствуешь, что затягивает и внимание целиком переключается на содержание.

— И это несоизмеримо более важно в данном случае.

— Действительно, мультфильм затрагивает какие-то очень глубинные моменты, которые искать на поверхности бесполезно. Это область веры, доверия; то, что выявляет нравственную расположенность сердца.

— Потому-то наше произведение никого не оставило равнодушным! 

— Это точно! И водораздел прошёл очень чёткий. А вот интересно, лично для Вас как православного человека что послужило пусковым механизмом вообще обратиться к подобной тематике? 

— Моя дочь, будучи первоклассницей, принесла как-то домой книжку под милым названием «Как стать волшебницей». Книжка красочная, высочайшего качества полиграфия. Я сначала подумал, что под волшебницей скрывается некий светлый, привычный мне с детства сказочный персонаж с волшебной палочкой. Раскрываю оглавление и читаю название одной из глав: «Как не ходить в школу и что рассказывать родителям, чтобы они об этом не догадались» (что-то вроде этого). Дальше: «Как деньги у друзей занимать, но не отдавать». Потом следовали бойкие установки и призывы типа: «Будь современной», «Будь успешной», — и тому подобное...

Я не поверил своим глазам!

— То есть реальное прикладное пособие по…

— …Психологическим манипуляциям и колдовству!

— Сергей Александрович, я понимаю, и спрашивать не имеет смысла, но всё же, чтобы у читателя не оставалось ни тени сомнения: проект с самого начала задумывался исключительно как просветительский? Никакой коммерческой составляющей?

— Исключительно как просветительский. Когда я осознал, в какой зоне риска находятся наши дети, была быстро создана инициативная группа, и мы приступили к поиску. Был просмотрен ряд произведений, наконец в итоге мы остановились на книге Никоса Зерваса.

Конечно, отдельная благодарность Министерству культуры и лично Владимиру Ростиславовичу за финансовую поддержку, однако изначально нашей задачей было просто сделать важное дело — снять фильм и тихо выложить его в Интернет, без всякой помпы. Но перед премьерой на нас вышел вдруг один позитивно и очень патриотично настроенный блогер с предложением как-то проанонсировать, раскрутить это дело перед выходом в свет. Отклик был удивительно позитивный — настолько позитивный, что сразу пришлось задуматься о широком прокате, то есть о максимальной популяризации.

Мы выложили презентационный ролик в конце декабря 2015 года. А первая негативная волна обрушилась на нас спустя два месяца, и тоже совершенно для нас неожиданно. И тогда только мы решили идти дальше, по той самой поговорке: «Без нужды не вынимай, без славы не вкладывай»…

 — Но, кстати, действительно, подобная реакция есть критерий востребованности.

— Неравнодушия.

— Получается, вы спровоцировали людей выйти из состояния сонного прозябания…

— Совершенно верно! Как раз первоочередной задачей нашей было выведение из состояния безразличия, теплохладности, чтобы прервать, наконец, пение этой загадочной птицы Феникс. 


Справка:
Благотворительный фонд преподобного Сергия Радонежского на протяжении 14 лет реализует благотворительные программы, направленные на защиту и поддержку малообепеченных граждан, детских учреждений, военнослужащих. Занимается детьми, оставшимися без попечения родителей, а также оказывает помощь приходам и монастырям русской Церкви. В частности, является благотворителем Донского Ставропигиального мужского монастыря, Спасо-Преображенского Валаамского, Данилова Ставропигиального мужского монастыря и других.

Сергей Безделов с подопечными фонда

Свято-Данилов монастырь

Фонд Сергия Радонежского

— Или «валтасаров пир», если обратиться к библейским образам.

Сергей Александрович, а вообще, судя по декларируемым задачам, работа Благотворительного фонда преподобного Сергия, который Вы возглавляете и силами которого этот проект смог воплотиться в жизнь, нацелена на всестороннюю (материальную, просветительскую, образовательную) поддержку старшего и младшего поколения. Возникает вопрос, что движет Вами: Вы так остро чувствуете необходимость сохранять живую нить преемства между поколениями или ориентируетесь на наиболее уязвимый сегмент общества?

— Тут всё в комплексе: и связь поколений, и поддержка людей из наиболее незащищённых слоёв населения, ну и, конечно, помощь Русской Православной Церкви в лице её служителей, храмов и монастырей. Это наши первые адресаты. Мы стараемся поддерживать какие-то программные вещи. Скажем, существует программа помощи многодетным священническим семьям. Вот у матушки десять человек детей, место служения супруга — край географии. И какой бы подвижницей она ни была, безусловно, ей трудно. Бытовых условий — никаких, монотонность и однообразие… Психологически люди в какой-то момент устают, выгорают. Это не может не отразиться на детях, которые как раз очень нуждаются в ярких моментах, праздниках. Вот мы в меру сил и стараемся привнести такой праздник в их жизнь и матушку поощряем за её стойкость. Конечно, ей приятно, она искренне радуется. А уж как радуется не нарадуется батюшка!

— Нельзя не отметить целостность Вашего подхода к делам благотворения, верное понимание приоритетов: Вы не только оказываете материальную помощь, облегчающую физическое существование вполне конкретных людей, но и занимаетесь воспитанием души, помогаете её взрослению. Я имею в виду как раз поддержку просветительских, образовательных проектов.

К сожалению, подобный подход нельзя назвать приметой времени. Вы осознанно решили следовать подобным «царским путём» или исторически так сложилось?

— Я считаю, что самая большая беда нашего времени — формализм. И благотворительность также подвержена коррозии формализма. Если не болеешь сердцем за дело, перестань заниматься этим! А если всё же продолжаешь работать с холодным сердцем, то придумай что-нибудь, что выбивало бы тебя из сонной дрёмы этого самого формализма. Принципы работы нашего фонда именно таковы.

Безусловно, у нас есть, как я уже сказал, и спланированные программные вещи, которые из месяца в месяц осуществляются. Но это максимум 20% от всей нашей деятельности. Остальное — режим скорой помощи. Мы со многими работаем и поддерживаем связь на протяжении всех 14 лет существования фонда. Наши подопечные хорошо знают, что мы никогда не отказываем в помощи в момент коллапса. Мы стараемся быть всегда рядом. Мне кажется, это правильный и оптимально эффективный подход: тут адресная реальная помощь не ведёт к расслаблению самих благополучателей, к увяданию их собственных инициатив. Короче говоря, мы помогаем той лошади, которая везёт!

— Судя по искренне благожелательным отзывам в Интернете, Вы стараетесь никем не пренебрегать. Приходилось даже видеть рекомендации в патовых ситуациях обращаться лично к Вам, Сергей Александрович, как к отзывчивому человеку. По какому принципу, критерию Вы выбираете адресата помощи, мимо которого пройти нельзя? 

— Хотите верьте, хотите нет, но все, кто к нам пришёл, пришли каким-то промыслительным образом. Мы никого специально не искали, не отбирали вообще никогда. Я окончательно убедился, что в этих поисках нет никакой нужды.

— Но ведь объять необъятное тоже невозможно. Всё равно приходится делать какой-то выбор.

— Вот представьте, не делаю! По вере даётся каждому! Я так живу, я в это верю. Всегда говорю: я готов, будем разговаривать, погружаться в тему. Ведь каждый случай — это жизнь, это промыслительная возможность спасти человека. Как этим можно пренебречь?..

Просто никогда не надо задумываться над тем, что тебе дано объять, а что нет. Не должно быть никаких стереотипов и шаблонов. Когда рассматриваешь каждый случай отдельно, неформально, то в процессе сами обстоятельства подсказывают, насколько убедительна просьба и насколько конкретное дело нуждается в нашем участии. Нужно быть открытым для того, чтобы это увидеть. Вот и всё!

Почему пророк Самуил плакал, когда народ Божий попросил у него царя? Потому что с этого момента люди вверяли себя царю, а не Богу. Верить в невидимое сложно. Но что может сравниться с тем счастьем, когда твоей жизнью управляет сам Господь?

Беседовала Елизавета КАЛМЫКОВА