Елена Ульянова

Фильм Ладан-навигатор
Недавно Ассоциация документального кино Союза кинематографистов России провела в Белом зале столичного Дома кино премьерный показ фильма Александра Куприна «Ладан-навигатор». Картина была встречена аплодисментами, а после просмотра развернулась бурная дискуссия. Чем же фильм заинтересовал зрителя?

По трассе едет машина, в кабине — двое мужчин. Они о чём-то говорят, смеются, песни поют, и неожиданно видеоряд сменятся кадрами из классического фильма Дениса Хоппера «Беспечный ездок», а потом на экране совсем молоденький Бельмондо в «Безумном Пьеро» Жана-Люка Годара — так начинается картина Александра Куприна «Ладан-навигатор». Точнее, так начинается часть «Мир», которая и рассказывает нам о путешествии двух друзей, один из которых — режиссёр фильма.

Снятая в жанре «роуд-муви», картина поначалу производит впечатление произведения, созданного по принципу: «что вижу, то и пою». В самом деле, режиссёр рассказывает зрителю какие-то байки из жизни, параллельно воспроизводя на экране картины, иллюстрирующие рассказ. Но довольно быстро ощущение нестыковки и несуразицы покидает, и приходит осознание того, что перед нами виртуозный монтаж, где драматургия и видеоряд слаженно воздействуют на зрителя, захватывая его, понуждая думать, а не просто созерцать. Этому, кстати, очень помогает и звуковое сопровождение, иногда совершенно неожиданное.

О чём же фильм?

Фильм Ладан-навигатор

Иеромонах Закхей (Анисимов), настоятель Троицкой пустыни в удмуртском селе Валамаз, имеет послушание изготовить ладан, который потом нужно будет частично продать, частично отдать в нуждающиеся приходы. За секретами его изготовления он и отправляется на Афон вместе с другом-режиссёром. Перед зрителем открываются потрясающе красивые афонские пейзажи: небо, звёзды; доносятся таинственные шумы и шорохи. Через это созерцание мы ощущаем необъятность мира и хрупкость человеческого бытия в нём.

Символична и кольцевая композиция мирной части фильма: всё начинается в дождь и в дождь заканчивается. Только в конце первой части (когда отец Закхей делает ладан), как апогей состоявшегося путешествия и в то же время предвестие грядущей бури, гремит гроза.

И вот вторая часть картины — «Война»… Опять двое едут по трассе, только теперь за окном не красивые пейзажи Греции, а воюющий Донбасс — именно туда везёт отец Закхей свой ладан и крестики (теперь у него такое послушание).

В мирной части фильма ещё никто не догадывается, что до войны осталось совсем немного… Как отсчёт немирного времени — камень, летящий в лобовое стекло, и паутина трещин. Мир раскололся на «до» и «после», и он уже никогда не будет прежним.

Фильм Ладан-навигатор

Потрясающий кадр: вереница машин (в основном фуры), вирированный цвет, создающий ощущение грязно-коричневой массы, редкие огни и монолог Нины Зарецкой: «Уже тысячи веков, как земля не носит на себе ни одного живого существа, и эта бедная луна напрасно зажигает свой фонарь. На лугу уже не просыпаются с криком журавли, и майских жуков не бывает слышно в липовых рощах. Холодно, холодно, холодно... Пусто, пусто, пусто... Страшно, страшно, страшно». И в самом деле становится страшно… Но безысходности нет: всё проникнуто надеждой на грядущий мир и жизнь. Мы видим неунывающие лица парней-воинов. Да, им тяжело, порой больно, но «дух бодр, плоть же немощна есть».

Луганская Голгофа в селе Красном. Женский монастырь оказался между сражающимися сторонами, и снаряды летели над обителью с двух сторон. По словам матушки игуменьи, однажды снаряд пролетел сквозь келью. Протоиерей Никита Панасюк из Докучаевска — благочинный, окормляющий приходы и по ту, и по эту линию фронта. Запоминающийся кадр: батюшка служит панихиду, потом мы видим лежащий на дискосе Агнец, а за кадром продолжаются панихидные молитвы... Сразу вспоминаются слова Спасителя: «Нет большей любви, чем душу свою положить за други своя».

Вообще звукоряд картины — это отдельный разговор. По признанию режиссёра, он подкладывал музыку, которая звучала у него в голове. На кадрах полуразрушенного завода мы вдруг слышим: «Призрачно всё в этом мире бушующем…». Слова известной песни ассоциативно соотносятся не только с идущими под пулями ребятами, которые могут и не вернуться, но и с «Землёй Санникова», поскольку песня именно из этого фильма. А финальные титры сопровождаются песней из фильма «Москва–Кассиопея», и понимаешь, что в самом деле «у земли, как и у нас с тобой, там впереди долгий, как жизнь, путь». Слова песни и отсылка к картине, для которой она была написана, на мой взгляд, не случайны, потому что «я возьму этот большой мир, каждый день, каждый его час. Если что-то я забуду, вряд ли звёзды примут нас». Так завершается фильм, дающий надежду на то, что мир настанет, и в то же время приводящий к ясному осознанию того, какую цену пришлось за этот мир заплатить…

Фильм Ладан-навигатор

Фактически, герои фильма, режиссёр Александр Куприн и иеромонах Закхей (Анисимов), совершают путь со Святой Горы Афон в сражающийся Донбасс — от места духовной брани за Отечество Небесное к месту сражения за Отечество земное.

Экранному действу веришь безоговорочно, а потому полтора часа просмотра пролетают совершенно незаметно, на одном дыхании. Испытываешь ощущение полного погружения в события, разворачивающиеся на экране, и непосредственной близости к жизни и судьбам реальных людей — героев нашего времени. Перед глазами — лица афонских монахов, лица добровольцев, воюющих на Донбассе, заскорузлые пальцы, бережно держащие крестик как самую большую ценность. Солдат целует крестик, потом надевает его на себя, прикладывается к иконе, и надо видеть, сколько счастья в его глазах! Эти кадры не могут оставить равнодушным, они делают зрителя сопричастным событиям, происходящим на экране, заставляют задуматься и ещё долго не отпускают.

Я не стала спрашивать Александра о его вере — считаю это слишком личным. Но мне кажется, нельзя побывать на Афоне и не почувствовать там присутствие Божие, нельзя побывать на Донбассе сейчас и не начать молиться. Во всяком случае, в фильме я это увидела.

Вот что сказал Александр Куприн о том, как рождается подобное кино:

— Наш фильм прежде всего о мужском братстве: это и хиппи (из которых мы выросли), и монашеское братство, и братство воинское. Дорога, по которой мы едем, — метафора жизни. Фильм построен на встречах с людьми; мы видим, как эти встречи и сама дорога меняют самих создателей фильма. Эта картина для меня — третья в жанре киноисповеди, подразумевающей, что всё происходящее ты пропускаешь через себя, через свою личность.

Режиссёр, находящийся в кадре, оказывается одновременно и внутри, и снаружи. Через его личность, чувства, эмоции происходящее транслируется зрителю, который добавляет к этому свои собственные переживания. Видя, как меняется герой на протяжении фильма, очевидно, меняется с ним и зритель.

Вообще, любовь к человеку, к зрителю, создаёт определённый эмоциональный настрой, который приподнимает над обыденностью. Фильм, как дорога, летит в зрителя и остаётся в нём, вызывая различные эмоции. Внутренняя свобода автора на экране

неизбежно передаётся и зрителю, меняя его эмоциональное состояние. Как герой ищет свой путь в жизни, так его вместе с нами ищут и зрители.

Важная составляющая картины — цвет, цветовая драматургия, помогающая образности фильма, как и звуковой ряд. Все шумы и звуки писались и подбирались, как в игровом кино. Они несут важную смысловую нагрузку, и надо, чтобы зритель отчётливо, до мельчайших подробностей слышал происходящее на экране.

Думаю, фильм даёт возможность почувствовать в конечном счёте гармонию мира, которая через сопереживание, через причастность к важнейшим событиям, через осмысление этих событий несёт людям радость.


Александр Куприн

Справка

Александр Куприн окончил факультет журналистики МГУ и Высшие режиссёрские курсы при Государственном Комитете по телевидению СССР. Руководил любительским театром был модным поэтом. Работал на телевидении. Был военным корреспондентом в Чечне. Создатель информационных зон в Третьяковской галерее. Около 25 лет сотрудничает с Российским телевидением и телекомпаниями других стран. Снял более ста документальных фильмов. Лауреат премий международных фестивалей.

Фильм «Ладан-навигатор» вошёл в тройку лучших арт-фильмов 2016 года по версии фестиваля Артдокфест, в тройку лучших документальных фильмов — номинантов премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» 2016 года.