Когда тело жалуется на душу


В народе говорят: «Сколько на роду суждено, столько проживёшь». Это так, при условии, что мы будем соблюдать заповеди и беречь здоровье, как дар Божий. В противном случае сбывается иная народная мудрость: «Не плюй в колодец — пригодится воды напиться». Многие недуги среди своих причин имеют греховный (по медицинской терминологии — неправильный) образ жизни. Душа «обижает» тело и доводит его до болезни. Как именно?


Гипертоник платит не только за лекарства

Резкие перепады, порой шокирующие цифры кровяного давления, головная боль, головокружение, нарушение зрения... Это общая беда всех людей, страдающих гипертонической болезнью (артериальной гипертонией) и вторичной (симптоматической) гипертонией. Корни этих заболеваний нередко уходят в глубь наследственности, в эндокринные и почечные расстройства. Часто повышенное артериальное давление наблюдается при органических поражениях головного мозга, интоксикациях, физическом перенапряжении, климаксе, неправильном питании (в частности, длительном злоупотреблении поваренной солью и вообще солёными продуктами).

Немалую лепту вносят и психологические факторы. По данным шведских и американских исследователей, гневливые и властолюбивые люди склонны к гипертонии, если по объективным причинам они не выражают в полной мере свои страсти. Гипертонией страдают те, кто в силу ряда обстоятельств не может реализовать своей глубокой, настоятельной потребности управлять ситуацией и поведением окружающих. В результате они вынуждены отказаться от попыток такого контроля и от стремления навязать другим людям свою волю. Необходимость смириться с этим они воспринимают, иногда неосознанно, как поражение. А нервная система и психика реагируют на стресс депрессией и гипертоническим кризом.

Такие больные зачастую не уверены в себе и амбициозны. С детства у них формируется и периодически обостряется внутренний конфликт между стремлением обрести защиту и независимостью, между агрессивностью и чувством вины. Не находящие разумного выхода агрессивные черты личности (сдерживаемый гнев, подавленная враждебность, злопамятность, затаённая и не прощённая обида) буквально съедают человека изнутри и также способствуют скачкам кровяного давления.

По наблюдениям зарубежных учёных, сталкиваясь с непреодолимым сопротивлением, больные артериальной гипертонией постоянно раздражаются. Жизнь навязывает им роль «ломовой лошади». Они «застревают» на одной работе и редко меняют её, даже когда им недоплачивают. Если они получают должность начальника, им трудно завоевать авторитет у подчиненных. Они предпочитают работать (точнее, «вкалывать») за других, вместо того чтобы наладить дисциплину.

Люди такого склада обычно трудолюбивы (в народе говорят «трудоголики»), с чувством долга и ответственности. Но у них бывают внутренние и внешние конфликты, отстраниться от которых или преодолеть которые им сложно. Вот типичные высказывания гипертоников: «Я должен быть готов ко всему»; «Я принимаю на себя все трудности»; «Никто меня не удержит от того, чтобы сделать это». Хроническое состояние страха, нехватка времени, нарастающее эмоциональное напряжение, долгое и нервозное ожидание чего-либо оборачиваются тяжёлыми кризами. Таким образом, порочный круг замыкается: стресс порождает неприязнь, раздражительность и амбиции, что усиливает эмоциональный накал.

Итак, гипертония на нервной почве возникает из-за самоуверенного желания взвалить на себя непосильную ношу, трудиться без отдыха, во что бы то ни стало оправдать ожидания окружающих и добиться их уважения. При этом глубинные личностные чувства и потребности вытесняются и подавляются. Человек не столько живёт собственной жизнью, сколько исполняет в обществе заданную роль. Подчас он сам «пишет» сценарий своей болезни.

С духовной точки зрения гипертония — это цена, которую мы платим, гоняясь за чужим мнением или стараясь переделать мир под себя.


Сердце под прицелом

Учёные провели параллели между «инфарктным» характером человека и возникновением ишемической болезни сердца (ИБС). Зарубежные авторы утверждают, что ИБС (стенокардия и инфаркт миокарда) наиболее распространены у людей с определёнными аспектами невротизма (депрессия, уныние, импульсивность) и отдельными психопатическими проявлениями (враждебность, агрессивность, гнев, цинизм).

В специальной литературе «коронарная личность» описывается так: «тщеславный чувствительный человек с сильным стремлением к признанию и престижу», люди «с честолюбиво-конкурирующим поведением, постоянно желающие признания», нетерпеливые пациенты «с избытком потребности в соперничестве, враждебностью, агрессивностью и чувством нехватки времени». Красноречивые портреты!

Согласно американскому психологу Джону Барфуту, у врачей с высоким уровнем враждебности вероятность ИБС в 4–5 раз больше, чем у людей с низким уровнем враждебности. Есть впечатляющие выводы: 14% врачей и 20% юристов, имевших в 25-летнем возрасте высокую степень враждебности, умерли до 50 лет. Среди тех, чей показатель враждебности был низким, не дожили до этого возраста лишь 2% врачей и 4% юристов. Дальнейшее обследование юристов выявило специфические черты, предрасполагающие к повышенному уровню смертности. Среди них — циничное недоверие к людям, частые вспышки злобы и открытая агрессия.

Как не вспомнить здесь пророческие изречения псалмопевца: «Кровожадные и коварные не доживут и до половины дней своих»; «Человек злоязычный не утвердится на земле; зло увлечет притеснителя в погибель» (Пс. 54, 24; 139, 12)! Впрочем, это не означает, что абсолютно все острожелчные, язвительные и саркастичные люди не отличаются долголетием.

У лиц с высокой степенью враждебности, как правило, поднимается артериальное давление и выделяется много гормонов стресса (прежде всего адреналина). В свою очередь, адреналин подхлёстывает артериальное давление, увеличивает свёртываемость крови и способствует отложению жира на стенках сосудов. Повышается количество холестерина в крови, который скапливается в виде атеросклеротических бляшек и перекрывает коронарные артерии (тромбы). Отсюда — сердечные приступы. У враждебно настроенных людей выброс адреналина сильнее и в лабораторных условиях, и в реальной жизни. В итоге недоброжелательные люди с повышенным уровнем холестерина страдают от двойного эффекта: атеросклероз сам по себе провоцирует стенокардию и инфаркт, а излишний адреналин «подстёгивает» этот процесс.

По данным другого американского психолога, Айлина Зиглера, враждебно настроенные люди, по сравнению с доброжелательными, чаще становятся курильщиками, злоупотребляют алкоголем и склонны к перееданию. Они ежедневно потребляют в среднем на 600 калорий больше и потому быстрее прибавляют в весе. Помимо этого, у них выше уровень особо вредной для сосудов формы холестерина (липопротеиды низкой плотности).

Задумаемся, почему же враждебность чревата столь отрицательными последствиями для здоровья? Учёные связывают злобу и раздражительность с низким содержанием в мозгу одного из нейромедиаторов — серотонина. Напомним, что это вещество называют «гормоном счастья». Оно даёт ощущение радости и покоя, уверенность в себе, ясность мыслей, тонус и работоспособность. Недостаток серотонина порождает тревожность, импульсивность и агрессивность. Чтобы избавиться от такого внутреннего дискомфорта, люди зачастую используют внешние стимуляторы. С помощью суррогатов: табака, алкоголя, избыточного питания и т.д. — они добиваются наслаждения «обходным» (биохимическим) путём. Поэтому дефицитом серотонина отчасти объясняется и тяга к вредным привычкам.

Однако с каждой затяжкой сигареты человек заставляет своё сердце сокращаться «вхолостую» и каждой выпитой рюмкой вбивает в него «гвоздь». А сердце тучных людей вообще вынуждено трудиться сверхурочно, чтобы снабжать кровью несколько лишних килограммов жира. Работая на износ, оно не в силах обеспечить собственную безопасность.

Специалисты по болезням сердца выделяют среди больных так называемый тип А. Эти люди очень активны, работоспособны, энергичны, целеустремлённы, не терпят проигрыша, постоянно ощущают нехватку времени, обладают высокими амбициями и притязаниями, охотно вступают в конкурентную борьбу и стремятся к лидерству. Риск возникновения стенокардии и инфаркта у них существенно выше, чем у лиц противоположного психологического склада (тип В), спокойно относящихся к собственным достижениям, не склонных к конкуренции и карьеризму, умеющих отдыхать.

Приступы у таких высокоактивных личностей наступают после внезапной и сокрушительной катастрофы, которая наносит ущерб их престижу и портит имидж («разнос» у начальства, отставка, провал ответственного задания, выступления и т.д.). Другая пусковая пружина — достижение желанной цели, осуществление давней мечты, если кроме них человека ничего по-настоящему не интересует (псевдодуховное пресыщение, личностный кризис, «болезни достижения»).

Врачи неоднократно фиксировали случаи инфаркта миокарда на следующий день после блестящей защиты научной диссертации. И причина вовсе не в чёрной зависти коллег («сглазили»). Просто диссертант весь «выложился», преодолел долгожданный рубеж в жизни и за это получил рубец в сердце. Закономерный финал.

Стенокардия и особенно инфаркт менее характерны для японцев и возникают у них на 10–15 лет позже, чем у европейцев, и на 20–30 лет позже, чем у россиян. Известно, что коренные жители Страны восходящего солнца любят морепродукты (не мясную пищу, гамбургеры и чипсы, а сырую рыбу). Поэтому японцы реже болеют атеросклерозом.

Кроме того, тунец, сёмга, сардины, макрель и некоторые иные сорта рыбы помогают справиться с депрессией. По версии учёных, благодаря такой пище мозг производит в нужном количестве дофамин и всё тот же серотонин. Это заметно улучшает настроение и препятствует истощению нервной системы. Сочетание рыбы с зеленью и овощами — суши — традиционное блюдо японской кухни.

Но дело не только в питании. В США провели тщательное и длительное изучение американцев японского происхождения. Было установлено, что если японец почти по всем параметрам относится к типу А (энергичен, дорожит своим временем, много и напряжённо трудится), но не склонен к конкурентной борьбе и не сравнивает себя с другими (тем более не противопоставляет себя им), инфаркт ему не угрожает. Если же он полностью воспринял американский стиль жизни и высококонкурентен, то у него так же велика вероятность получить инфаркт, как и у американцев типа А.

В Японии ребёнку с детства внушают, что человек может в один момент потерять все материальные блага. С собой в могилу их всё равно не возьмёшь, следовательно, и незачем за них цепляться. Главная ценность — то, что внутри тебя: твоя духовность, твои знания, твой запас впечатлений о каких-то событиях, твои добрые поступки. По убеждению японцев, это подлинное богатство. Недаром японцы (даже не очень состоятельные) охотно путешествуют по миру. Принцип «время — деньги» для них не девиз. Они не злятся и неругаются, если вынуждены простоять в автомобильной пробке минут десять. У них немного земли, маленькие квартирки и домики, скромная, аскетичная атмосфера жилища и совершенно иной, чем у американцев, менталитет.

Всё это значит, что к инфаркту приводит не высокая деловая активность сама по себе, а некоторые дополнительные факторы. Если человек жаждет всегда контролировать ситуацию и ставит себя выше других, он рискует попасть в непереносимые и в то же время неподвластные ему условия явного преимущества соперника. Возникает парадокс: безудержное стремление контролировать ситуацию приводит в действительности к зависимости от ситуации, повлиять на которую нет никакой возможности.

Иными словами, люди, благожелательно относящиеся к своим близким, при прочих равных условиях меньше подвержены сердечно-сосудистым нарушениям. ИБС — типичный результат стрессов, неумения адекватно, «без сцен», без вспышек гнева и злости, ущемлённого самолюбия и гордыни реагировать на окружающих и самого себя. К сожалению, нравственные пороки накладывают негативный отпечаток на черты характера и тем самым провоцируют стенокардию и инфаркт миокарда. Эскизно это можно представить как процесс соматизации греха: грех–характер–болезнь. Вот чем оборачиваются властолюбие, славолюбие и честолюбие!


Психическая зависимость от еды

Уточним сразу: страдающие ожирением далеко не всегда чревоугодники. Огромную роль в возникновении этого заболевания играет генетика. Некоторые люди съедают много высококалорийных продуктов, но не прибавляют в весе. Другие же, напротив, быстро полнеют и прилагают колоссальные усилия, чтобы похудеть. Отчасти это объясняется тем, что склонность к полноте или худобе является наследственной. В ответ на колебание массы тела включаются врождённые компенсаторные механизмы. Таким образом, организм сам противится изменению веса и стремится сохранить его на исходном, генетически заданном уровне. Ожирение развивается также от малоподвижного образа жизни, травм черепа, пониженной функции щитовидной железы, нарушения деятельности гипофиза и половых желез и, конечно, из-за привычки переедать.

Что же заставляет нас чревоугодничать?

Культура питания складывается на основе национальных и религиозных традиций. У разных народов издавна сложились различные представления о человеческой красоте. Где-то ценится стройность, где-то знаком высокого социального положения и власти считается тучность. Показательно, что фотомодели и манекенщицы в западных странах морят себя голодом, а японских борцов сумо раскармливают до безобразия.

Иногда переедание становится привычным способом решения психологических проблем. Закармливанием и вообще чрезмерной опекой родители бессознательно пытаются компенсировать недостаток своей любви к ребёнку. В свою очередь, дети с помощью еды защищаются от депрессии, связанной с отсутствием материнской ласки. Подчас поводами для обильной трапезы служат подавленность, гнев, страх, скука, а также чувство одиночества и внутренней пустоты. В подобных ситуациях люди убеждены, что пища заглушает их боль, помогает преодолеть разочарование, снимает стресс и даёт уверенность в безопасности...

Современный американский психотерапевт Йозеф Винтер утверждает, что именно так было в случае с его пациенткой Кориной. На вопрос, почему она так много ест, Корина ответила: «Да, господин доктор, я бы хотела есть меньше, но я бываю чертовски (очень меткое определение. — К. З.) голодна. Если я пропущу обед, то становлюсь такой слабой, что просто падаю с ног... У меня нет друзей. Мужчинам я как будто бы нравлюсь, но дальше дело не идёт. Похоже, я обречена остаться старой девой».

Главная проблема несчастной девушки — одиночество, опасение не получить радостей супружества и материнства. Как нередко бывает при состояниях страха, она одновременно боялась и исполнения своей заветной мечты — выйти замуж.

Постепенно Корина разобралась в путанице собственных желаний. Она поняла, что еда заменяет ей всё остальное. В радости, печали, тревоге, недоумении она всегда ела. И это вместо того, чтобы разрешить конкретную проблему. Корине казалось, что еда отвлекает её от плохих мыслей и переживаний.

Этот типичный, фиксированный способ реакции на окружающий мир сохранился у неё с детства. Она помнила, какое значение родители придавали «хорошей, питательной пище», как часто её поощряли сладостями за примерное поведение и прилежание. В её сознании «быть хорошей» и «кушать» слились воедино.

Так же произошла незримая подмена понятий «еда» и «быть сильной». Корине внушали, что еда укрепляет здоровье. Значит, она должна много и охотно есть.

На консультациях у психотерапевта девушка уяснила другое: чтобы преодолеть ожирение, нужна не физическая сила, а сила воли. Корина училась реагировать на сложные ситуации по-новому. Ей стало ясно, что, кроме полного желудка, у неё могут быть и иные приятные ощущения. И вовсе не обязательно цепляться за еду как за спасательный круг. Зачем же все радости жизни сводить к еде?! Осознав свои заблуждения, Корина прозрела. Она ограничила рацион и тщательно пережёвывала пищу, а не просто набивала желудок.

У Корины появились стимул и возможность похудеть. Изменив некоторые взгляды на жизнь и еду, она сумела справиться с привычкой переедать, выработала более правильный режим питания и стиль поведения.

Эта история показывает, что неуравновешенность гормонального фона в данном случае зависела прежде всего от эмоций и оценок. Конечно, отмечались и нарушения деятельности желёз внутренней секреции. Врачи могли бы лечить Корину традиционными способами: давать гормоны и другие лекарства для снижения аппетита, посадить на строгую диету, посоветовать занятия лечебной физкультурой, наконец, хирургически удалить часть жировых отложений. Все эти методы по-своему эффективны. Но сами по себе, без переоценки ценностей и работы над собой, они не гарантируют пациента от рецидивов. Следовательно, помимо медико-психологических аспектов, нужно видеть и духовную подоплёку ожирения — страсть чревоугодия. Одержимые этим недугом служат, по выражению апостола Павла, «своему чреву» (Рим. 16, 18). «Их конец — погибель, их бог — чрево... они мыслят о земном» (Флп. 3, 19).

Преподобный Иоанн Лествичник пишет, что «часто бес приседит желудку и не даёт человеку насытиться, хотя бы он пожрал все снеди Египта и выпил всю воду в Ниле». Иными словами, у искушаемого притупляется физиологическое чувство насыщения и он уже не ощущает наполнения своего желудка.

Не случайно учёные говорят о «психической зависимости от еды». Это понятие имеет такое же право на существование, как термин «психическая зависимость от алкоголя и наркотиков». Зависимость от еды означает чрезмерное влечение к пище и способность достигать исключительного комфорта в самом процессе еды. Больного обуревают постоянные, навязчивые мысли о вкусных и любимых кушаньях. Настроение поднимается в предвкушении застолья, а подавленность и неудовлетворённость возникают, наоборот, при отсутствии лакомств и изысканной гастрономии. Заметим: именно лакомых блюд, а не продуктов первой необходимости. При этом человек обычно не осознаёт своего пристрастия и воображает, будто действует по доброй воле.

Духовным миром гурмана управляет чрезвычайно мощная привязанность. Она искажает мышление и снижает значимость интересов, не связанных с едой. В конце концов сверхценность гурманства подчиняет себе всю психическую жизнь человека, даже его межличностные отношения. Любые события начинают восприниматься через призму отношения к еде: удовлетворяют они влечение к пище или нет.

Противостоять этому надо в первую очередь постом и молитвой. Гурманам нелишне напомнить афоризм А.П. Чехова: «Когда мы встали из-за стола голодные — мы поели, когда сытые — мы переели, а когда переели — то мы отравились».

Итак, ожирение на почве чревоугодия — это бегство от неудовольствия, уход от проблем, способ защиты от неприятностей. Но душевный дискомфорт не врачуется едой. «Царствие Божие, — наставляет апостол Павел, — не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17). С православной точки зрения «пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем. Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном...» (1 Кор. 8, 8–9). Поэтому христианство призывает нас бороться не с пищей, которая поддерживает физическую жизнь, а с чревоугодием. И для этого необходима помощь Божия.

Как видим, недостаток доверия Богу и страх перед жизненными обстоятельствами побуждает некоторых людей заполнять свою внутреннюю пустоту внешними средствами. Это чувство внутренней пустоты порой разжигает зверский аппетит. И если мы внимательно разберёмся в духовно-психологических истоках ожирения, то уразумеем и пути его излечения. 

Читайте также: