Что делать патриотам, или почему и воз ныне там?


Серьёзность положения, сложившегося на данный исторический момент в России, осознают сегодня все патриоты. Воспринимая беды Родины как личное поражение, многие горят желанием помочь стране. Одни борются с наркоманией, другие ломают голову, как вывести из кризиса экономику, третьи формируют патриотические СМИ. И всё же, рискуя обидеть этих благородных людей, следует сказать, что до тех пор, пока каждый исправляет только видимую часть проблемы, не касаясь целого, энергия будет уходить «в гудок».

Минин и Пожарский. Художник Михаил Скотти. 1850 год

Честные люди не превратятся в реальную силу до тех пор, пока каждый, делая часть, думает, что делает целое. Чтобы иметь шанс исправить ситуацию, нужно подняться над своими амбициями, над своей маленькой правдой. Признать, что каждый из нас прав в своей области, но не прав в целом. Борьба с наркотиками — это хорошо. Оздоровление экономики — отлично. Решение демографической проблемы — замечательно. Но пора понять, что если болен весь организм, бессмысленно лечить какойто один орган. Если капает с потолка, надо бороться не с лужей на полу, а с дыркой в крыше. Чтобы спасти тонущее судно, нужно все силы бросить на заделывание пробоины. Если спасать отдельные каюты, утонут все.

Сегодня патриотические силы или распыляются, или имеют отрицательный вектор, потому что не видят единой идеи, цели, хотя бы теоретически позиционированной как ценность, за которую умереть не жалко. С одной стороны, много говорят о такой идее, с другой — никто не может внятно объяснить, в чём же она заключается. В результате благие пожелания в духе «чтоб всем было хорошо» принимаются за идею. Демократическая демагогия, бытовой национализм или ностальгия по СССР — какие угодно подмены, только не трезвый целостный взгляд в существо проблемы. Сами по себе призывы бороться с падением экономики и рождаемости, ростом смертности и преступности тоже не идея. Это лишь обнаружение язв, но отнюдь не причин, их вызвавших.

Чтобы увидеть корень проблемы, нужно отказаться от шаблонного, близорукого взгляда на вещи и определиться, с чем и как бороться в первую очередь. По крайней мере, станет ясно, на чём именно сосредоточить усилия.

Мы касаемся очень большой проблемы. Из истории видно, что наиболее высоких результатов в своей деятельности достигают люди, имеющие цельное мировоззрение, в свете которого легко обнаруживается корень проблемы. Они способны осмысливать историческую ситуацию меркой, соответствующей самой ситуации.

Чтобы увидеть причину, по которой тонет корабль, нужно спуститься в трюм. Кто рассуждает, не выходя из каюты, тот никогда ничего не увидит и не поймёт. Попытка осмыслить ситуацию исходя из одной видимой её части неизбежно ведёт к оглуплению самой ситуации. В итоге учителя, например, видят спасение страны в возрождении школ, учёные — в восстановлении науки, демографы — в увеличении рождаемости, военные — в укреплении арами, хозяйственники — в развитии промышленности и т.д. Все они, безусловно, посвоему правы, но, пока нет людей, способных видеть целое, кардинальное решение проблем невозможно. Все благие намерения сведутся к приспособлению под реалии смутного времени. Образно говоря, если бы Минин с Пожарским спасали Россию хождением вокруг Кремля с плакатом, выдвигавшим требование повысить пенсию, поляки выбрали бы их в Думу. Если бы Жанна д’Арк занималась благотворительностью, англичане объявили бы её святой, но никак не жгли на костре. Если бы генерал де Голль спасал Францию восстановлением экономики, фашисты вручили бы ему Железный крест.


Мозгопромывочная машина

Некто очень умело превращает сегодня народы в массу, толпу, стадо. В такой атмосфере даже сильная личность может в конце концов превратиться в амёбу с двумя извилинами в голове, одна из которых работает в направлении, где взять деньги, другая — как их потратить. Народ подчиняется пороку, во все времена требуя одного — хлеба и зрелищ. На фоне этих умонастроений и совершаются сексуальные и наркоманские революции. Кажется, вот оно, счастье, — всё можно...

Возможно, тотчас послышится: так и есть. Зачем людям что­то запрещать, если им нравится жизнь, которой они живут? Такой подход мог бы быть оправданным, если бы охватывал всю жизнь, а не вырванный из неё ничтожный момент. Уколовшемуся наркоману какое­то время тоже хорошо, но если взять ситуацию в целом, за мгновением «кайфа» мы увидим смертельную ломку и скорую неизбежную гибель. В масштабе суток наркомания — рай, в масштабе года — ад.

Большинство интуитивно чувствуют, что происходит что­то не то, но не могут осмыслить ситуацию. Людям не дают шанса остановиться и задуматься, что же происходит. Мозг современного человека находится в состоянии либо информационного цейтнота, либо — полной прострации. Нескончаемые сериалы, пошлая эстрада — шумовой поток не прекращается ни на минуту. Как минимум всегда слышна незатейливая мелодия, а перед глазами маячит реклама. «Искушение», «грех», «страсть», «уступи соблазну», «устоять невозможно» — вот самые расхожие, привычные для слуха слоганы. Нам кажется, нас никто не заставляет включать ту или иную передачу, покупать тот или иной диск, но это иллюзия.

Кадр из кинофильма

Казалось бы, вполне справедливо: не нравится ТВ — выключи, не хочешь умереть от передозировки — не колись. Но не лишай права других делать то, что они хотят, потому что они свободны и имеют право сделать свой свободный выбор. Самое убийственное в этой логике — статистика, согласно которой народ действительно всё сам смотрит, читает, покупает и пьёт. Вот оно, проявление воли. Однако мы прекрасно понимаем, к чему удобопреклонна человеческая воля. Если людей системно, постоянно и профессионально искушать, прогнозировать их «свободный выбор» совсем несложно: против соблазна устоят немногие. Большинство падут. И последствия этого «выбора» тоже ясны: развал семейной жизни, рост проституции, алкоголизма, наркомании, преступности, смертности. Этого только и надо идеологам всяческих свобод. Они, в отличие от рядового обывателя, тоже прекрасно знают природу «объекта», именуемого «человек», и в какие условия надо поместить этот «объект», чтобы он поскорее освободил «место под солнцем». Указанные процессы набирают обороты и в Европе, и в России, а также в других традиционных странах.

Корни античеловеческих процессов — в метафизике. Формально миром правят люди со спящим разумом. Реально над процессом стоят совсем другие силы — античеловеческие. На наших глазах разыгрывается величайшая трагедия, смысл которой большинству не ясен.

Такое впечатление, что зачастую светские власти представляют собой запутавшихся и ничего не понимающих людей. Только так можно объяснить, почему они позволяют «свободным» СМИ крошить сознание их народов в муку. Правители государств превращаются в администраторов процесса, сути которого сами не понимают.


Атака нового типа

Во второй половине XX века Ален Даллес, директор ЦРУ, обмолвился: «Запад располагает оружием, позволяющим завоёвывать чужие страны, физически не пересекая их границ». Больше на эту тему официальные представители Запада не распространялись.

Наступление информационной эпохи раньше всех осознала Америка. Её учёные первыми поняли значение газет, радио, эстрады и телевидения, а политики осознали открывающиеся перспективы. После окончания войны США изучили колоссальный материал, что дал нацизм, и развили тему «управляемой свободы» — одного из самых парадоксальных западных творений.

Наполеон однажды сказал: «Проигрывает войну тот, кто готовится к прошлой войне». Так вот, агрессия с помощью танков, пулемётов и пушек — это прошлое. Современные агрессоры покоряют страны с помощью информационных пушек. Из этого «оружия нового поколения» нас сегодня расстреливают в упор прямой наводкой, но большинство расстреливаемых при этом даже не догадываются, что их просто уничтожают.

Полчища информационных войск врага разрушают нас интенсивнее, чем некогда армии солдат. Конечная цель — устранить саму возможность появления союзов людей, сплочённых вокруг чеголибо, кроме корыстных, потребительских целей. В перспективе Россия должна стать страной атомовэгоистов, отрезанных от религиозных и культурных корней, ориентированных только на потребление. У человека должны исчезнуть понятия о чести, совести, Родине, долге, патриотизме. Из народа делают трубу, смысл существования которой один: пропускать через себя всевозрастающий поток товаров. Стимулируя потребительский аппетит, гораздо легче манипулировать сознанием и девальвировать истинные жизненные ценности. Отсюда мы наблюдаем осмеяние истории, культуры, веры и традиции. Всё это подаётся, конечно, в весёлой, лёгкой форме, скрывающей опасное содержание. Итог один — захватчики становятся хозяевами положения.

А в захваченных городах всегда звучит музыка победителей. В Берлине 1945 года во всех ресторанах и кафе звучали советские песни. Зайдите сегодня в парижское, московское или мадридское кафе, послушайте, какая музыка там звучит, и вы приблизитесь к догадке, кто стоит за новой технологией оккупации.

И всё же, несмотря на кажущуюся безысходность, Европа, Россия и другие традиционные страны по сей день располагают возможностями, которые могут остановить этот процесс. Ещё далеко не все битвы проиграны. Каков будет их окончательный результат, зависит от того, как мы с вами поведём себя сегодня. Мы — это все, кто понимает серьёзность ситуации и готов к действиям соответствующего масштаба.

Наша цель — составить представление о стратегической логике врага. Поставим себя на его место и подумаем, как бы мы вели себя, если бы хотели уничтожить Францию, Россию и шире — Европу и мир. Уничтожить не физически, а как общество, превратив его в биомассу.

Очевидно, первое, до чего бы нам пришлось додуматься, — так это то, что подобная задача неосуществима без разрушения прежнего порядка и фундамента, то есть необходимо сломать или извратить все традиционные устои и ограждения, удерживающие общество от распада. Пришлось бы тут же признать бесперспективность силового варианта (в крайнем случае, он может быть использован как вспомогательный). В качестве разрушительной силы нужно задействовать существующие внутри страны энергии.

Направление движения социальных энергий всегда задаётся той авторитетной силой, которая создаёт представление о благе. Раньше эту функцию выполняла религия. С течением времени эта функция стала переходить к государству. Свою главнейшую задачу государство понимало как формирование определённого типа сознания.

Если главная задача государства — формирование сознания — решена, создание экономики или армии есть вытекающее отсюда следствие и вопрос времени. Все крупные государственные деятели некогда христианских стран понимали, что подлинная мощь государства зависит не от развития экономики, а от обеспечения условий, способствующих спасению души каждого подданного, — от крестьянина до герцога и короля. Развитие экономики понималось как вспомогательное средство, способствующее реализации главной задачи. Контуры сознания, определённые как правильные, поддерживались соответствующим воспитанием.

Сфера воздействия на сознание всегда считалась «вотчиной» государства. «Чужих» туда не допускали. Вторжение «чужих» в процесс моделирования сознания рассматривалось как смертельная опасность для государства. Сегодня враг прорвался, можно сказать, в святая святых — в сферу формирования сознания нашего народа. Под знаменем свободы искусственно насаждается и культивируется образ мыслей, направляющий нашу энергию против нас. Наряду с культивированием потребительского стиля жизни, воспитывается «благородная» терпимость к любой категории греха, а всё, что может нас интуитивно насторожить и испугать, преподносится как нечто невинное, вызывающее только улыбку или сочувствие.

Обыватели смотрят на жизнь с невысокой колокольни. Оценивая события бытовыми мерками, они делают неверные выводы. Глядя на порок, который преподносится им весело и ярко, они соблазняются его блеском и летят к новым, ярким ощущениям, как бабочки на огонь. Крылья обгорают, и летать больше не получается. В результате теряется вера в реальность высоких смыслов. Остаётся искать счастье только в грубых чувственных удовольствиях. При таком образе мысли общество превращается в безликую беззащитную массу, где каждый сам за себя.

Военная теория и практика свидетельствуют: подразделение побеждает, если каждый боец готов умереть. Подразделение гибнет, если каждый боец стремится выжить. Аналогично и в мирной жизни: сосредоточенность на личном благе в итоге всех лишает личного блага.


Нужны «взрослые»

Сегодня главная задача — поиск людей, способных мыслить стратегически: веками, континентами, цивилизациями. Задача ведь не в том, чтобы доказать и навязать всем своё видение, а в том, чтобы найти тех, кто способен мыслить масштабно. Что толку доказывать правоту наших высоких идей и построений людям, живущим совсем в другом измерении? С таким же успехом можно пригласить бабушку, торгующую семечками, к обсуждению проекта на миллион. Человек, мыслящий в масштабе «семечек», пусть и честный, добрый, смелый, не может взяться за большое дело. Оно ему непосильно не потому, что он видит в нём какие­то изъяны, а потому, что оно выходит за рамки его восприятия.

Люди, даже в целом сочувствующие какой­то идее, но не привыкшие мыслить масштабно, как максимум могут поговорить на эту тему и даже рядом постоять, но ничего конкретного никогда делать не будут. Потому что для них это нереально. Человек может заниматься только реальными делами. Для одного реально огурцы выращивать, для другого — страны завоёвывать. Каждому своё.

Верните нам родителей!

Люди действуют исходя не из знания действительности, а согласно масштабу своего мышления. «Крупных» в этом смысле людей на самом деле единицы. Основная масса — обыватели. Они, как дети, остро переживают, если чужой дядя отнимет у них игрушку. Но они и бровью не поведут, если этот дядя вынесет из квартиры все драгоценности. Потому что эти драгоценности находятся за рамками их мировосприятия. Так и в масштабах страны: если у человека ограбят квартиру, для него это будет большим несчастьем. Но если ограбят его страну, он даже внимания не обратит. Потому что эта проблема находится вне поля его зрения.

В каком масштабе вы чувствуете, думаете и действуете? В масштабе себя? семьи? родни? страны? человечества? Если все ваши устремления сводятся к покупке новых «игрушек», вы — ребёнок в песочнице. Все дети стремятся куличики лепить. Одни их слепили, другие мечтают слепить, но в обоих случаях устремления не выше куличиков. С возрастом детская песочница видоизменяется во взрослую. Роль куличиков и совочков теперь выполняют особняки и «роллсройсы». Меняется качество «куличиков», но суть остаётся прежней — песочница.

Однако мы верим, что есть ещё люди, способные мыслить в мировом масштабе. Такие люди даже теоретически не могут соблазниться «куличами». Они никогда не полезут в «песочницу», потому что самые лучшие «игрушки» имеют для них нулевую ценность. Они никогда не будут пользоваться непониманием народа, чтобы его грабить. Они не могут использовать государственный ресурс для приобретения личных яхт и дворцов. Им это не нужно по той же причине, по какой вам не нужен плюшевый мишка или пластмассовый совочек.

Читайте также: