Человек, полюбивший страдания



Много лет назад, когда, уже будучи верующим человеком, я посетила Крым, то поразилась невероятному количеству его святынь.

Особое чувство вызвало у меня посещение симферопольского Троицкого собора. При входе, слева — серебряная, изысканной работы рака с мощами святого врачевателя. Быть в Крыму — и не поклониться мощам святителя Луки, архиепископа Симферопольского и Крымского?..

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи. В 1880 году его семья переехала в Киев. На становление веры будущего архиепископа Луки повлияла близость Киево-Печерской Лавры. Церковная жизнь, бившая здесь ключом, обилие богомольцев, вереницей шедших на поклонение киевским святыням, — всё это давало юноше богатую пищу для размышлений. К концу XIX века он становится студентом Киевского университета и решает быть всю жизнь участковым земским врачом.

Но тут грянула русско-японская война, и в составе медицинского отряда Красного Креста Войно-Ясенецкий выехал на Дальний Восток. Здесь и началась его хирургическая практика. Операции, проводимые им, были сложными, но проходили безупречно, неудач не было. Здесь же Войно-Ясенецкий женился на Анне Васильевне Ланской. После свадьбы молодые жили в разных городах России, а затем переехали в Москву, где талантливый хирург трудился над диссертацией. Работа была успешно завершена в 1916 году.

1917 год стал переломным не только для страны, но и лично для Валентина Феликсовича. Болезнь жены заставила его искать другой климат и переехать на жительство в Ташкент. Но, несмотря на все его заботы, Анна Васильевна скоро умерла от туберкулёза лёгких, оставив на руках мужа четверых детей. Господу было ведомо, какой тернистый путь ждёт Войно-Ясенецкого, и Он Сам позаботился о детях, чудесным образом указав на операционную сестру Софью Сергеевну, которая, не став супругой профессора, стала им заботливой матерью.

Валентин Феликсович регулярно посещал богослужения и богословские собрания. И однажды, выступая на одном из них, произнёс речь о положении дел в Ташкентской епархии. Его слово произвело большое впечатление на слушателей. После собрания правящий архиерей — епископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий (Пустынский) отвёл профессора в сторону и, восторгаясь глубиной и искренностью его веры, сказал: «Доктор, вам надо быть священником!».


О своём посвящении в сан Войно-Ясенецкий пишет в мемуарах так: «У меня и мысли не было о священстве, но слова Преосвященного Иннокентия я принял как Божий призыв архиерейскими устами и, минуты не размышляя, сказал: "Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу"».


Вскоре произошло посвящение в сан диакона, а затем рукоположение во иерея.

Так в то страшное время, когда некоторые священнослужители снимали с себя сан, испугавшись репрессий, профессор Войно-Ясенецкий, повинуясь призыву Божию, принимает рукоположение. Оставаясь главным хирургом Ташкентской городской больницы, он служил по воскресеньям в соборе, а после вечерни вёл долгие беседы на богословские темы, активно боролся с обновленчеством. Отец Валентин, воспитывавший в своих пасомых твёрдость в вопросах веры, категорически запрещал им ходить в храмы, занятые «живцами», как он называл живоцерковников.

В те трудные для Церкви годы туркестанское духовенство, зная высоту духовной жизни отца Валентина, избрало его на Ташкентскую кафедру. Восходя на Голгофу архиерейского служения, епископ Лука был готов пойти по многострадальному и скорбному пути исповедничества и мученичества.

Первый арест святителя сопровождался травлей в газетах. В Ташкентской тюрьме он закончил свой труд «Очерки гнойной хирургии». Как политического преступника, Владыку отправили в Москву. Во время отправления поезда толпы людей заполонили железнодорожное полотно, чтобы не допустить отъезда своего архипастыря. Силами нарядов милиции верующих удалось разогнать.

После Бутырской и Таганской тюрем — ссылка в Енисейск, позднее в Туруханск, где он не оставлял архипастырского служения и работы хирурга. Простые люди окружали Владыку искренней любовью и уважением.

Заключение окончилось в январе 1926 года. По свидетельству архипастыря, обратный «путь по Енисею был поистине архиерейским путём, ибо на всех остановках, в которых были приписные церкви, меня встречали колокольным звоном, и я служил молебен и проповедовал».

Святитель Лука вернулся в Ташкент, но в 1930 году последовал второй арест, и начались новые хождения по мукам. Следующая ссылка была в Архангельск, где Владыка разработал новый метод лечения гнойных ран. Владыку Луку вызвали в Ленинград, и Киров лично уговаривал его снять сан, после чего обещал ему тут же предоставить институт. Но упорный епископ не согласился даже на печатание своей книги без указания сана.

Третий арест Владыки пришёлся на 1937 год, когда начальником московского ОГПУ стал Н. И. Ежов. В застенках НКВД от Владыки требовали признания в шпионаже. Когда он отказался это сделать, ему перестали давать спать, заставляли сутками неподвижно стоять в углу, от чего начинались галлюцинации. Допросы велись конвейером по 13 суток подряд.

И снова ссылка, на этот раз под Красноярск. Здесь профессор много оперирует в маленькой больнице и продолжает работу над «Очерками гнойной хирургии». Эта книга до сих пор не потеряла своего значения во всём мире.


Когда началась Великая Отечественная война, Владыка пошёл к руководству райцентра и предложил свой опыт, знание и мастерство для лечения воинов Советской Армии и с октября 1941 года стал консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя. В книге «Я полюбил страдания…» святитель Лука пишет: «Этот госпиталь был расположен на трёх этажах большого здания, прежде занятого школой. В нём я проработал не менее двух лет, и воспоминания об этой работе остались у меня светлые и радостные. Раненые офицеры и солдаты очень любили меня. Когда я обходил палаты по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами».


В 1944 году, вслед за победоносным наступлением наших войск, эвакогоспитали переехали в Тамбов. Шестидесятилетний Владыка работал по 8–9 часов в сутки и делал по 4–5 операций ежедневно. В том же году Владыка получил указ о назначении на Тамбовскую кафедру. И в Покровском храме, где проповедовал епископ Лука, впервые прозвучали слова покаяния священнослужителей, примкнувших к обновленцам. Прошло чуть более двух месяцев после его назначения, а эхо самоотверженной архипастырской деятельности святителя Луки докатилось и до Москвы.

И через сорок с лишним лет жители Тамбова с благодарностью вспоминают труды святителя-хирурга. Вторая городская больница названа его именем. При этой же больнице создан музей архиепископа Луки, и в 1994 году ему установлен памятник.

Указом Святейшего Патриарха в семидесятилетнем возрасте святитель был переведён на Крымскую кафедру. Здесь он принял на свои плечи многие работы по упорядочению епархиальных дел и восстановлению церковной жизни.

Бедность паствы была такова, что Владыке приходилось кормить неимущих своей епархии в собственном доме. Святитель-хирург и врачебную практику совершал у себя дома. На его двери было вывешено объявление, в котором сообщалось, что хозяин этой квартиры, профессор медицины, ведёт бесплатный приём ежедневно, кроме праздничных и предпраздничных дней. Много больных стекалось к профессору-епископу, и никому он не отказывал в помощи.


Отец Леонид, многие годы ежедневно служивший в храме у мощей святого архиепископа Луки, оставил своё свидетельство. «Я лично знал архиепископа Луку. Это был редкий человек с сильной верой и безграничной любовью ко всем. Когда он прибыл сюда, в Крым, первое, что он сделал, — попросил своих помощников и сотрудников обойти город и найти бедных и нуждающихся больных, которые проживают в Симферополе, и дать ему их адреса. А потом он просил приводить или привозить этих больных людей к нему домой на осмотр и исцелял их. Все больные, которых привозили к архиепископу Луке, потом получили исцеление от своих болезней. Все о нем вспоминали с благодарностью, и по сей день он не перестаёт совершать чудеса».


«Архиепископ Лука жил очень бедно, — вспоминает одна из его современниц. — В его квартире были две небольшие комнаты, одна из которых была его кельей, а в другой размещался кабинет, где он принимал пациентов. Всё было очень просто. Он носил старую, потёртую рясу и никогда не принимал денег от больных. У его секретаря находился список бедных, нуждающихся больных с адресами, и всякий раз, когда у него появлялись какие-то деньги, он отправлял их больным. Как-то раз пришла к нему одна женщина на обследование. В конце визита она хотела оставить деньги, но он их не взял, а сказал следующее: "Вы сейчас в другой комнате подойдёте к моему секретарю, отдадите деньги, и она отправит их бедной семье по тому адресу, который есть у нас в списке"».

В момент улучшения отношений советского государства и Церкви архиепископ начал активно проповедовать. «Считаю своим архиерейским долгом проповедать Христа везде и всегда», — не раз говорил он.

После каждого богослужения Владыку провожали до самого дома прихожане кафедрального собора. Его искренняя любовь к людям отзывалась взаимной любовью паствы. С огромным почтением к нему относились даже иноверцы и атеисты.

Жизнь архиепископа Луки клонилась к закату. В 1956 году Владыка полностью потерял зрение.

В последний год жизни Владыка в числе очень немногих архиереев открыто высказывал своё несогласие с реформой приходского управления, навязываемой властью в 1961 году. «Отныне подлинными хозяевами Церкви, — писал святитель, — будут церковные советы и двадцатки, конечно, в союзе с уполномоченными. Высшее и среднее духовенство останется только наёмными исполнителями богослужений...». Власти настаивали на увольнении святителя на покой, но вскоре последовала его кончина.

Последнюю свою литургию Владыка отслужил на Рождество, последнюю проповедь произнёс на Прощёное воскресенье.

Преставился ко Господу святитель Божий Лука 11 июня 1961 года. В этот день Церковь праздновала память всех святых, в земле Российской просиявших. В 1995 году определением Синода Украинской Православной Церкви архиепископ Симферопольский и Крымский Лука был прославлен как местно-чтимый святой, а в 2000 году на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви причислен к лику святых новомучеников и исповедников Церкви Русской для общецерковного почитания.


Безмездный целитель

«Летом 2001 года в крымский город Феодосию из Североморска приехал на каникулы к бабушке десятилетний Назар Стадниченко. Мальчик учился в музыкальной школе и очень хорошо играл на фортепиано. В один из дней Назар, закрывая тяжёлую входную дверь, прищемил два средних пальца левой руки. Травма была очень серьёзной. Ребёнка привезли в феодосийскую больницу, и врачи констатировали, что верхние фаланги двух пальцев полностью отбиты. Сквозь крики и плач Назара можно было разобрать только слова: "Я больше не смогу играть на фортепиано!". Мать мальчика умоляла врачей сделать что-нибудь, чтобы пришить отбитые фаланги. Когда ей ответили, что это невозможно, она предложила свои пальцы для операции. Врачи отклонили и этот "выход", затем провели ампутацию травмированных фаланг.

После операции мать привязала к больной кисти Назара иконку святителя Луки и молилась этому святому, прося облегчить страдания своего сына. Процесс выздоровления протекал быстро, и, ко всеобщему удивлению, ампутированные пальцы вдруг начали расти! Через несколько дней фаланги восстановили свой прежний вид, на них выросли ногти, и отличить увечные пальцы от здоровых стало совершенно невозможно.

Назар с мамой вернулись в родной город. Мальчик благополучно продолжил занятия в музыкальной школе. Через несколько месяцев после операции он уже смог участвовать в городском конкурсе молодых пианистов и занял первое место!

Счастливая мать приехала в Симферополь, в храм Святой Троицы, чтобы поблагодарить святителя Луку за великое чудо исцеления своего

сына. С собой она привезла копии медицинских заключений, грамоту конкурса пианистов и фотографию Назара, который "новой", исцелённой рукой держит икону своего небесного врача».


***


В книге архимандрита Нектария (Андонопулоса) «Безмездный целитель святитель Лука (Войно-Ясенецкий)» повествуется о том, как святого Луку любят и почитают в Греции. Там всюду можно встретить его икону: в храмах, домах, магазинах, личных автомобилях и даже в государственных учреждениях. По всей Греции нашему святому воздвигнуто более тридцати храмов и часовен. Его праздничные дни совершаются с особой торжественностью при стечении огромного количества верующих. Памяти святителя Луки посвящается множество мероприятий, лекций, конференций, радио- и телепередач, статей в газетах и журналах.

Каждый год в день его памяти несколько сотен паломников прибывают спецрейсом из Греции в Симферополь, а также многие греческие приходы организуют паломнические поездки в Крым.

В Спасо-Преображенском Сагматском мужском монастыре близ города Фивы в 2004 году построена часовня во имя святителя Луки, где хранится частица его святых мощей, а также выставлены личные вещи святого и документальные фотографии. Круглый год, несмотря на то что путь к монастырю весьма труден, массы людей стекаются туда, чтобы заказать молебен, приложиться к мощам, поблагодарить святителя за помощь. Об одном из таких случаев помощи рассказала моя знакомая из Афин.

«В октябре 2005 года мы всей семьёй отправились на автомобиле в город Мегара, чтобы поклониться мощам святых мегарских мучеников. А после этого святого места решили заехать в монастырь, где хранится чудотворный образ Пречистой Богородицы Млекопитательницы. По дороге в обитель с нами произошла страшная авария. Мой муж, видя неотвратимость лобового столкновения, только и успел вымолвить:

"Святые мегарские мученики, молите Бога о нас!". И — о чудо! — все участники столкновения остались живы. У мужа вообще ни царапины, у других только ушибы, кроме ребёнка — у девочки оказался перелом ноги с сильным смещением. "Скорая", больница, переживания, слёзы…

В этот же день к нам пришёл духовник семьи — отец Григорий Скутелис. Он принёс с собой маленькую икону святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Крымского, и положил на ножку мылышке. Уже утром следующего дня девочка вдруг зашевелила пальчиками ноги, что казалось невероятным! Хотя врачи и не отступали от схем лечения, продолжая делать всё согласно строгим правилам и медицинским срокам, для нас всех было совершенно очевидным явное чудо Божие. Когда на третий день сделали повторный снимок, то на нём не оказалось никакого смещения и даже намёка на него — кость была совершенно ровная!».

А вот несколько свидетельств чудесных исцелений, описанных в книге Архимандрита Нектария.

«Свидетельство отца Г., который знает русский язык и исповедует русских эмигрантов, живущих в Греции.


Письмо из города Калабака

17 января 2007 года я находилась в Германии, где проживаю постоянно. У меня был там собственный магазин. Мой друг проживал в Чикаго и готовился ехать в Грецию. Накануне отлёта он неожиданно почувствовал себя плохо, особенно его мучили боли в области живота. Он понял, что отъезд невозможен. Его положили в больницу. Боль была настолько сильной, что пришлось колоть морфий. Врачи старались его успокоить и сказали, что проведут обследование. Мне позвонила жена моего друга и сообщила, что он в больнице, просила молиться о его выздоровлении. Так случилось, что в этот день ко мне пришли мои друзья из Греции и у них была книга, которую они мне подарили, — книга о жизни святителя Луки с текстом акафиста и его иконой на обложке. Иконы этого святого я никогда раньше не видела и ничего о нём не знала.

Друзья рассказывали мне о его жизни, и как раз во время нашей беседы позвонила жена моего чикагского друга. Тогда я, совершенно не думая, сразу ей сказала: "Скажи своему мужу, чтобы он был абсолютно спокоен. Я попрошу одного нового святого, о котором только что узнала, помочь тебе. Этот святой — из России". Я даже не знаю, как получилось, что эти слова пришли мне на ум, но я смогла успокоить встревоженную женщину. Она поверила мне и отправилась в больницу к мужу. На её вопрос о самочувствии муж ответил: "Боли страшные, даже не знаю, как я их выдержу". — "А знаешь, наша подруга из Германии сказала, что попросит о тебе одного нового русского святого. Может, он уже приходил к тебе?". Муж очень странно посмотрел на неё и сказал: "Послушай, оставь меня в покое!".

Я попросила прощения у своих друзей, подаривших мне книгу о святом Луке, оставила их и поднялась в свою квартиру, находившуюся над магазином. Там я закрылась в своей комнате и стала читать молитву святителю Луке. Я молилась о том, чтобы он действительно помог моему другу. На следующий день мой друг позвонил мне из Америки и спросил: "Послушай, какая у тебя связь со святым из России?". Я его не поняла, но он продолжал: "Вчера произошло чудо. Ко мне пришёл сам святой Лука, одетый в белый медицинский халат. Он подошёл к мне, и я сначала подумал, что это один из врачей больницы. Я спросил его: "Доктор, что вы хотите делать?". А он ответил: "Я святой Лука, врач из России. Меня просила о тебе твоя подруга из Германии". Он положил руку мне на живот, и в ту же секунду боль отступила. А до этого момента я был скрючен от боли и стонал. Святой ушёл, а я поднялся и сказал врачам, что здоров и ухожу. Врач сказал мне: "Ты что, сумасшедший?". Я настаивал, что здоров, потребовал бумагу и написал расписку, чтобы меня отпустили из больницы, а на следующий день улетел в Грецию. По прилёте я первым делом отправился в Фивы, в Сагматский монастырь, чтобы поблагодарить святого Луку».

Читайте также: