«Фанар абсолютно не волнуют жертвы на Украине»

« С Константинопольским Патриархом у Русской Православной Церкви сохранялись вполне нормальные рабочие отношения примерно до 2016 года, до Критского собора. Отказ Русской Церкви от участия в этом соборе очень сильно повлиял на позицию Фанара в отношении нашей Церкви. Это сразу отразилось и на комментариях со стороны официальных представителей Константинопольского Патриархата, и на позиции людей, которые причастны к принятию решений в Константинопольском Патриархате», - заявил осведомленный источник, близкий к руководству Элладской Православной Церкви.

«Константинополь хотел созвать Критский собор для того, - продолжает наш корреспондент, - чтобы подтвердить свое первенство среди равных. Русская Церковь и ряд других Поместных Церквей на этот собор не поехали. Контакты украинских националистов с Константинополем с просьбой об автокефалии начались сразу после Евромайдана. Однако серьезный характер эти контакты приобрели только в конце 2017 года».

«Самое интересное не то, кто конкретно туда ездил, примечательна реакция Фанара. Судя по всему, Константинополь принял окончательное решение о том, что необходимо активизировать вопрос, связанный с Украинской церковью и поставить вопрос об автокефалии примерно в первой половине 2018 года. До этого Фанар сохранял нормальные отношения с представителями Московского Патриархата, был более-менее нормальный диалог. Реально серьезные обиды и отказ от диалога с Москвой начался в марте 2018 года. Возможно, тогда и было принято конкретное решение по поводу автокефалии», - делает вывод эксперт.

«На принятие этого решения оказали влияние три основных фактора, - считает он. - Во-первых, это желание Константинополя прибрать к рукам Украину, ибо это выгодно. В настоящее время Константинопольский Патриарх существует практически без паствы. У него есть немногочисленные приходы, разбросанные по всему миру, с небольшим количеством прихожан. При этом многие приходы принадлежат т.н. Украинской православной церкви в Канаде и Украинской православной церкви в Америке, которые являются полупризнанными в православном мире структурами. Если же Фанар приберет к своим рукам Украину, то он становится действительно мощной структурой, имеющей несколько тысяч приходов. Константинополю этого действительно хотелось бы, ему выгодно двигаться в этом направлении.

Второй момент. Фанар активно поддерживается Соединенными Штатами Америки. У Константинополя продолжались серьезные контакты с американским посольством в Турции, к Варфоломею регулярно ездят американские представители. О чем они беседуют, мы можем только догадываться.

Третий момент, тоже немаловажный - происходящее в политической сфере Украины. В Европе с 1555 года, со времен Аугсбургского мирного договора, веру устанавливает король по принципу «чья власть, того и вера». С тех пор король сам мог определять, будет ли он подчиняться Римскому папе или же пригласит протестантских священников и сам станет хозяином церкви. Поскольку на Украине власть в руки взяли антироссийские силы, то им и определять, чья будет церковь. В ходе Майдана Россия потеряла политическое влияние на Украине, и естественным результатом будет то, что она потеряет и даже минимальное церковное влияние на Украине».

«В ходе контактов с представителями Константинополя, - признается он, - у меня сложилось впечатление, что Фанар абсолютно не волнуют жертвы на Украине, которые неизбежно последуют после проведения этой церковной реформы. Со стороны фанариотов были очень циничные высказывания, очень напоминающие те, которые делались после трагедии в Одессе бандеровцами. Бандеровцы тогда заявляли, что люди, находившиеся в Доме профсоюзов, "сами себя сожгли". Фанариоты говорят, что если православные Московского Патриархата будут сопротивляться, а националисты будут их убивать, то, дескать, "провокаторы из Москвы" сами виноваты в том, что принуждают бандеровцев к сопротивлению. Эту циничную позицию разделяют практически все представители Константинопольского Патриархата».

«Таким образом, решение Константинополя – политическое. Оно связано с желанием Фанара захватить власть на большой канонической территории. Есть ли в Константинопольском патриархате оппозиция по вопросу об автокефалии? Я такой оппозиции не видел. Есть иерархи, которые очень активны в этом вопросе, например, архиепископ Иов (Геча). Некоторые константинопольские иерархи заняли пассивную позицию. Они просто соглашаются с этим беззаконием. Серьезной оппозиции Варфоломею нет. Константинопольский Патриархат – малочисленная структура, все иерархи которой подчиняются тому, кому надо, то есть Патриарху Варфоломею. Своего мнения они не высказывают. К тому же, Константинопольский Патриархат – структура, близкая Западной Европе и Америке, поэтому в этой структуре сильны либеральные взгляды», - отмечает аналитик.

«Вряд ли Патриарх Варфоломей пойдет на попятную. Решение об Украине принято давно, оно неоднократно высказывалось людьми, близкими к Патриарху Варфоломею. Единственное, украинцам постоянно обещают автокефалию, но в реальности никакую автокефалию, судя по всему, им не дадут. Им просто в итоге скажут: "Вы еще дорастите до автокефалии, преодолейте свои внутренние конфликты – между Московским Патриархатом и новой структурой, между раскольническими структурами и т.д." Все это будет подано так, что Украинская Церковь еще пока не доросла до автокефалии, что она должна еще какое-то время пребывать под омофором Константинопольского Патриархата. А сколько времени должно пройти – это уж Константинополю решать. Может быть, пять лет, а, может быть, и двадцать... И все это время украинские иерархи и политические деятели будут ползать у Константинопольского престола, преподносить фанариотам щедрые подарки», - заключил осведомленный источник издания, близкий к руководству Элладской Православной Церкви.