Украина. У последней черты?