ТЕ, КТО ХРИСТОВЫ

Весна

С августа 1929 года по 26 июня 1940 года власти Советского государства в экспериментальном порядке неоднократно пытались провести реформу календаря. Главной целью этих попыток было заявлено стремление увеличить производительность труда во всех сферах производства путём создания непрерывного круглосуточного трудового процесса. Это выливалось в попытки введения то шестидневной рабочей недели, то пятидневного трудового цикла, то деления месяцев на декады — вплоть до уменьшения количества дней в году до круглых десятичных 360 дней… Основное стремление — каким угодно путём отказаться от Богом определённого семидневного недельного цикла, избавиться от дней «малой Пасхи» — воскресений.

Главным образом по причине протестов населения власти вынуждены были вернуться к традиционному календарю с семидневной неделей и твёрдым выходным днём, приходящимся на воскресенье. Исчезла разобщённость людей не только в масштабе государственном, но и в пределах отдельно взятой семьи, когда «скользящие» выходные родителей не совпадали ни между собой, ни с работой дошкольных, учебных и государственных учреждений. Но и по сей день религиозные праздники, за редчайшими исключениями, остаются рабочими днями для большинства населения. И по инерции советского распорядка, не позволявшего освобождать людей от работы на праздник Радоницы, приходящийся на вторник второй седмицы по Пасхе, многие люди и сегодня посещают кладбища в день Святой Пасхи. Устраиваются «поминовения» усопших родственников в форме кладбищенского застолья с выпивкой и оставлением на могилах пасхальных «угощений для усопших», в забвении или неведении, что в дореволюционные времена оставленная на кладбище еда предназначалась в качестве милостыни нищим и малообеспеченным людям. Советской идеологией провоцировалась подмена одного праздника другим, благочестивого обычая — суеверием. Отсутствие у большинства населения православной литературы «компенсировалось» «евангелием от сатаны», по определению профессора Московской духовной академии Михаила Дунаева, — булгаковским романом «Мастер и Маргарита», полуподпольность которого только добавляла ему популярности. Булгаков осуществил яркую и художественно убедительную подмену ключевых евангельских моментов или прямо противоположными, или в искажённой авторской их трактовке, подмену евангельской истории — сатанинской версией автора, подмену образа Христа — образом «малахольного Иешуа», по определению Дунаева. Снижение образа живого Христа плавно перетекало в прямое отрицание Его божественности, низводя Господа на уровень не вполне реального человека, а если и реального, то лишь выдающегося.

В православном «Символе веры» о втором лице Пресвятой Троицы — делается акцент на утверждении о несотворённости Сына Божия: «Рожденна, несотворенна». Слово «несотворенна» прибавлено в «Символ веры» на Никейском Вселенском Соборе Православной Церкви в 325 году, чтобы опровергнуть лжеучение Ария, нечестиво учившего, что Сын Божий не рождён, а сотворён Отцом. Поводами для созыва Вселенских Соборов, как известно, становились именно ереси и лжеучения, для опровержения которых и оттачивались словесные формулировки православного вероучения, живущего в Церкви и полученного ею во всей полноте через Апостолов. И в наши дни враги Церкви, подобно Арию, не оставляют попыток низвести Христа на уровень только человека, пусть и «продвинутого» или «просветлённого», проще говоря, твари. Изобретена, к примеру, версия о том, что с тринадцати до тридцати лет Иисус пребывал на Тибете, где «учился» мудрости у «махатм», поскольку эти годы как бы не отражены в евангельских событиях. По другой версии, эти годы Господь провёл в Египте, где «учился» у языческих жрецов. Евангельские повествования не биографии Господа, а свидетельства исторических лиц о событиях, участниками и свидетелями которых были они либо люди, свидетельству которых они доверяли. В Евангелии от Матфея читаем: «Не плотников ли Он сын? Не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон и Иуда?» (Мф. 13, 55). Это свидетельство о тридцатилетнем Иисусе, семья Которого, род занятий Его и место пребывания на протяжении всей жизни, предшествующей началу Его служения, в глазах Его соседей и окружения ни у кого не вызывали сомнений. В наши дни даже взрослый человек, проживший семнадцать лет вдали от родины и не имевший всё это время общения на родном языке, обязательно будет отличаться от своего исходного окружения и акцентом, и оборотами речи, и манерами. Если же подходить к Господу с чисто человеческими мерками, то, проведя семнадцать лет с тринадцатилетнего возраста на Тибете, без контактов с соплеменниками, постигая чужое религиозное учение, Иисус был бы обречён или совсем забыть родной язык, или так сильно отличаться от соседей-соплеменников, знавших Его с детства, что это бросалось бы в глаза на каждом шагу. А уж если бы Он стал проповедовать что-либо вовсе чуждое еврейскому ветхозаветному вероучению, Ему в синагогах не дали бы и рта раскрыть, а то и побили бы камнями. Сомнительно, чтобы «махатмы» или египетские жрецы обучали Его закону Моисееву, да «так, что они изумлялись и говорили: "Откуда у Него такая премудрость и силы?"» (Мф. 13, 54).

Монашествующие

Собственно, вся письменная история — это история свидетельств, даже если они не всегда подтверждены научными изысканиями и археологическими находками. В нашей стране рождение человека заверяется документом — «Свидетельством о рождении». Житийная литература, особенно периодов гонений на Церковь со стороны Римского государства, написана на основе протоколов римских судов, пытками принуждавших христиан приносить жертвы языческим богам или статуям императоров, а также мартирологов — записей христиан, бывших, порой насильственно, свидетелями этих событий. Имевшие место события и чудеса, происходившие при допросах и пытках или после них, имели документальное подтверждение. И на Руси события, имевшие характер чудес, также записывались свидетелями и участниками их. И сегодня в православных храмах России ведётся летопись исцелений и чудес, заверяемая свидетелями. Книги Нового Завета, и в первую очередь Евангелия, есть не что иное, как свидетельства очевидцев и участников событий земного служения воплотившегося Бога, Богочеловека Иисуса Христа.

Попытки «сдёрнуть» Христа на уровень только земного человека, пусть и «продвинуто-просветлённого», нашли выражение в литературе и кинематографии наших дней.

По Своей человеческой природе Господь Иисус Христос от святой Материнской утробы нераздельно и неразлучно пребывал в единстве с Божеством. С момента Своего непорочного зачатия имел сладость человеческого общения с Богом постоянно и в предельно возможной для человека полноте.

Приписывать Богочеловеку человеческую страстность и чувственность — это попытка «оземлить и приземлить» воплотившегося Бога. Цель подобных «изысканий» в биографии Христа — отнять Христа у христианства, а через эту подмену направить всех последователей Христа в область служения телу, а не Богу, разрушить христианство.

В атеистической литературе, выдающей себя за научную и беспристрастную, попытка «сдёрнуть» Иисуса Христа на грешный человеческий уровень неоднократно реализовывалась и через стремление опорочить Пресвятую Богородицу.

Почитание иконы Богородицы

Православная Церковь имеет учение о Пресвятой Богородице, «честнейшей Херувим и славнейшей без сравнения Серафим», излагать которое в данной работе было бы слишком объёмно и самонадеянно для её автора. Автор дерзает коснуться только отдельных моментов этого учения. В молитве «Достойно есть» перечисляются многие свойства и качества Пресвятой Богородицы и отмечается та высота почитания Церковью Пречистой Девы, которая ставит Её, земную женщину, выше всех земных людей и выше самых высших Ангельских Чинов — Серафимов и Херувимов. Ей единой, кроме Господа Иисуса Христа, дарована благодать спасать людей — и в земных невзгодах, и для вечности — по Её горячим материнским молитвам к Сыну. Потому к Ней могут и должны обращаться люди с молитвой о спасении. Католики, почитая и празднуя Рождество Пресвятой Богородицы, в отличие от православных полагают, что чистота и святость Её имеют начало не в Её собственных качествах, усилиях и заслугах, а в том, что Она была якобы непорочно зачата, так же, как и Её Божественный Сын. Это представление отражено в создании Католической Церковью догмата о непорочном зачатии Пресвятой Девы, чем принижены Её собственные достоинства и святость. Православная Церковь учит, что Зачатие и Рождество Пресвятой Богородицы осуществились не без Божьего Промышления о будущей Матери Господа, но обычным для всех людей образом и порядком в благословлённом Богом браке Её родителей. Но атеистически мыслящие авторы, многочисленные «критики» и скептики, целенаправленно отрицающие богодухновенность и историчность Слова Божия, ссылаясь на такой «научный» источник, как иудейский Талмуд, называли Иисуса Христа Йешуа Бен Пандорой (Пандерой, Пантерой), то есть в измышлениях как атеистов, так и иудеев Христос назывался сыном римского солдата Пандоры, якобы соблазнившего Пресвятую Деву. Попытка двойного выстрела — и по святости Пречистой, и по человеческому происхождению Спасителя, представленного в этих измышлениях плодом греховной связи. Недалеко от ненавистников Христа ушли и протестанты. Называя себя христианами, они противоположным католическому пути снижают образ Пресвятой Богородицы, низводя его до уровня заурядной земной женщины. Они не признают в Ней ни святости, ни сохранения Ею обета вечного девства, то есть не признают Её Приснодевой. «Прежде Рождества и по Рождестве Дева» — такой сюжет и такое понимание чистоты Пресвятой Богородицы не для протестантизма. Ссылаясь на то, что в Евангелии от Луки Господь-младенец назван первенцем [«И родила Сына Своего первенца» (Лк. 2, 7)], протестанты дерзают учить, что впоследствии у Пресвятой Богородицы и Обручника Её, праведного Иосифа, были ещё дети, родившиеся в супружестве. В Православном Предании это те дети праведного Иосифа от его первого брака, которых Евангелия называют братьями и сёстрами Господа по плоти. Протестантизм не признаёт категории святости по отношению к людям, и в этом сходится с оккультизмом, пытающимся и Самого Господа низвести на уровень просто «просветлённого и продвинутого», но земного человека. Протестанты не учитывают того, что в иудейской среде в евангельские времена первенцем называли младенца мужского пола независимо от того, имели супруги последующих детей или нет, то есть первенец — понятие не математического исчисления. Иоанн Предтеча, единственный ребёнок родителей, в иудейской традиции тоже являлся первенцем. Кроме того, если внимательно читать Евангелие от Иоанна, то в главе седьмой мы найдём эпизод, который при правильном и грамотном его прочтении позволит понять, что братья Иисуса по плоти были старше Него. Пасхальное Патриаршее богослужение Православное Предание говорит, что Иосифу на момент обручения было 80 лет, и, соответственно, все дети его от первого брака были взрослыми людьми ещё до Рождества Христова. Хоть протестантизм не признаёт Предания Церкви историческим источником и Словом Божиим, это не препятствие для объективного восприятия евангельского текста. Именно интонация старших братьев в обращении к младшему звучит в этом эпизоде. «Приближался праздник иудейский — поставление кущей. Тогда братья Его сказали Ему: "Выйди отсюда и пойди в Иудею <…> Если ты творишь такие дела, то яви Себя миру". Ибо и братья Его не веровали в Него» (Ин. 7, 2–5). Невозможно представить такие слова и такую интонацию в устах младших братьев по отношению к старшему, первенцу в протестантском истолковании. Через всю Библию, порой почти в детективных вариантах, проходит линия борьбы за первородство и старшинство. Чтобы старшему брату, да ещё имеющему в народе известность пророка и чудотворца, младшие позволили себе говорить с интонацией пренебрежения и насмешки, с оттенком «подначки», как себе позволили братья Иисуса, вещь невозможная. У всех народов, у иудеев в том числе, старший брат «в отца место», как говаривали на Руси. Вспомним святых страстотерпцев — братьев Бориса и Глеба, первых русских святых, во святом Крещении Романа и Давида. Они приняли смерть, не желая противиться братоубийственной воле старшего брата Святополка, в семейной иерархии — первого человека после отца. Иудейский первенец получал отцовское благословение, а с ним — власть старшего в семье. Ему усваивалось право на распоряжение имуществом и наделение наследством, если этого не успевал при жизни сделать отец. По церковному Преданию, Иисус был обделён при разделе имущества почти всеми братьями, кроме Иакова. Будь Он старшим сыном, первенцем в понимании протестантов, Он бы и делил наследие в качестве главы семьи. Евангелия не говорят о каких-либо претендентах со стороны, за пределами Святого Семейства, на роль главы семьи после смерти праведного Иосифа. Евангелия, правда, умалчивают о смерти Иосифа, но также и не упоминают его живым ко времени выхода Господа на служение.

Иисус Христос соединил Своё Божество с человеческой природой во всей полноте обеих составляющих. Свою обоженную человеческую природу, непреложно, т. е. навсегда соединённую с Божеством «неслитно, неизменно, нераздельно и неразлучно», Господь вознёс на Небеса и поместил одесную Отца, а с Нею потенциально — и всё человечество, во всяком случае тех, кто Христовы (ср. Гал. 5, 24).