Страна, где Россию и русских просто любят


Пожалуй, сегодня у России, активно вовлекаемой в пучину новой мировой смуты, осталось не так много искренних союзников и доброжелателей, тем более в Евросоюзе. Но они, несомненно, есть!

«Болгария — одна из европейских стран, где Россию и русских просто любят», — убеждён Николай БАНЕВ — крупный болгарский политик и бизнесмен, сторонник стратегической ориентации Болгарии на Россию. 

— Николай, а в чём, по Вашему мнению, смысл и цель сближения наших стран, за которое Вы так ратуете?

— Значение, которое имеет для Болгарии поддержка России как независимой от Запада и Востока мировой державы, мне кажется, трудно переоценить. Но и Болгария традиционно играет важную роль в геополитически важных для России зонах. Болгария — это ключ к ситуации на Балканах, на юго-востоке Евросоюза, в Черноморском регионе и шире — на так называемом Большом Ближнем Востоке, где обстановка продолжает обостряться, грозя дестабилизацией всего региона. Вообще, как показала история XIX–XX вв., Болгария, население которой, независимо от правящего режима, устойчиво ориентировано на Россию, является «государством равновесия» на Балканах.

— А всё-таки что именно объединяет русский и болгарский народ?

— Чтобы понять отношение болгар к России, надо разделять две вещи — здравый политический расчёт и устойчивую симпатию, влечение наших народов друг к другу, потому что общее чувство, объединяющее большинство населения, — это уже геополитика. По-моему, главное в российско-болгарских отношениях — братская любовь, то есть глубокая эмоциональная близость, у которой нет рациональных причин. Мы не просто сотрудничаем, мы не просто помогаем — мы именно любим друг друга. Не из страха, не из корысти, не из благодарности, а просто так, как себя самого, несмотря на то, что вот уже 30 лет Россия не оказывает Болгарии ни прямой, ни косвенной экономической помощи. Выброшенные на арену мирового рынка, Болгария и Россия выживают сегодня порознь, но болгары всё равно любят Россию, а русские — Болгарию.

— Считается, что сближению двух народов способствовало освобождение Болгарии в 1878 году, ставшее началом её современной государственности. 

— Не будем путать причины и следствия. Россия пришла в Болгарию именно потому, что болгары её ждали! Русский народ не просто желал этого освобождения православных. На ту войну пошли десятки тысяч русских добровольцев — случай небывалый для войн XIX века! Из добровольцев же возникло болгарское ополчение, опередившее воссоздание Болгарского царства. Эта была народная освободительная война, сделавшая нас во многом единым народом. Но не освобождение породило нашу близость, а наше духовное единство стало причиной освободительного похода и победы над Турцией.

— Значит, дело не только в «исторической признательности»?

— Будем реалистами. За последние столетия Россия освободила немалое число народов, в том числе славянских, дав им государственность, — и где она, пресловутая историческая благодарность и братская любовь? Увы, ничто так не угнетает самолюбия новых национальных элит, как долг благодарности. Румыния, Польша, государства Прибалтики, Грузия, Азербайджан — где она, пресловутая историческая благодарность?

Для меня очевидно, что тайна любви двух народов — общая вера, близость языка и культуры, переживших череду государств и исторических эпох. Ведь наша общая судьба началась не полтора столетия назад, а много раньше — во времена Кирилла и Мефодия, когда Русь и Болгария приняли Крещение. Слава Богу, общую веру удалось пронести через столетия испытаний огнём и мечом.

Освобождение Болгарии не было «подарком» или «благодеянием», а стало, по сути, завершением османского ига и для самой России. Так, только к концу XIX века Россия спасла своё население от работорговцев и головорезов с юга. Эта была, конечно, общая победа над общим вековым врагом, положившая предел геноциду. Я считаю, это много больше, чем просто ввод войск и освобождение от оккупации.

Общность судьбы двух народов продолжилась и в XX веке. Во Второй мировой болгарская армия не сделала ни одного выстрела по советским войскам. Зная о пророссийских настроениях болгарской армии, немцы не рискнули использовать болгарские части ни на Восточном фронте, ни в тылу. По сути, болгарская армия не допустила германской оккупации и удерживала страну во враждебном окружении вплоть до конца войны, чем ускорила её окончание и сберегла десятки, а то и сотни тысяч жизней советских солдат. Мне кажется, мы недооцениваем подвиг царя Бориса, сумевшего пройти по лезвию ножа и предотвратить германскую оккупацию. Кстати, Сталин оценил его позицию по достоинству и даже заявил, что в случае Болгарии вполне допускает создание православной социалистической монархии. К несчастью, немцы его убили.

— А вот, к слову: как политик, Вы много лет участвуете в руководстве соцпартией, наследницей Болгарской коммунистической партии Димитрова и Живкова, и в то же время позиционируете себя как ревнитель Православия. Вы находите возможным подобный симбиоз?

— Я считаю, что в России клин между Церковью и новой властью вбила иностранная интервенция и гражданская война. При смене государственного строя в 1945 году Болгария избежала гражданской войны и гонений на Церковь и священников, избежала раскола общества. На мой взгляд, именно взаимное уважение Православной Церкви и компартии позволило Болгарии избежать смуты и кровопролития на рубеже 1990-х. В 1990-е она прошла через те же самые жернова «перестройки», рыночных реформ и вестернизации, что и Россия.

Единственное, в чём Болгарии повезло чуть больше, чем России и Югославии, — это то, что её миновала череда территориальных распадов, этнических конфликтов и внешней интервенции. Во многом это заслуга нашей Церкви.

На мой взгляд, социализм постулирует те же традиционные евангельские ценности, только выраженные другими словами: труд, нестяжательство, бескорыстная любовь к ближнему, готовность к жертве ради общего блага. Что ещё? Общество социальной справедливости — это и есть земное подобие Царства Божьего. Моя цель как политика — опираясь на мои политические убеждения и веру, создать новый политический блок, способный поставить на место либералов, которые втащили Болгарию на задворки Евросоюза.

— Кстати, о Евросоюзе. В чём причины провала евроинтеграции в Болгарии? 

— С экономикой всё вполне очевидно. Наши либералы захотели попасть в ЕС, чтобы стать «евроэлитой» и «еврочиновниками». Но предметы традиционного болгарского экспорта: вина, фрукты, туристические услуги — это как раз то, чем европейский рынок и без того затоварен. Войдя в Европейский Союз, Болгария открыла свои таможенные границы конкурентам, не получив ничего взамен. Национальная экономика Болгарии, как и многих других стран Восточной Европы, стала лёгкой жертвой вторжения западных компаний и западных товаров. Как бизнесмен, я знаю это не понаслышке. Вступление в ЕС — это не ошибка, это предательство.

Страна обеднела, перешла на натуральное хозяйство, наиболее активное население устремилось на заработки в Европу, рождаемость упала ниже смертности. Но особенно важно, что долгожданное болгарскими либералами вхождение в ЕС обернулось не только новым экономическим разгромом, но и целенаправленным прессингом болгарской культуры, разрушением национальной идентичности, напрямую связанной с Православием.

— Что Вы имеете в виду? 

— Политические структуры Евросоюза и связанные с ним масс-медиа откровенно антинациональны, то есть направлены на разрушение, дробление, размывание всех исторически сложившихся европейских наций и культур. Более того, для евроструктур всё более характерно воинствующее антихристианство, грубо замаскированное под «мультикультурализм» и «толерантность». Несомненно, с духовной точки зрения ЕС — это не Европа, это анти-Европа. Втягивание Болгарии в этот союз — очевидный политический и идеологический проект этноцида.

Без преувеличения можно сказать, что сегодня Евросоюз наносит прицельные удары по ядру болгарского национального самосознания — по Православию.

Не секрет, что славянофобия и вместе с ней борьба с Православием ещё со времён средневековья были вполне очевидной доминантой европейской политики. Сдача Константинополя туркам, многовековой геноцид балканских славян и непрерывная агрессия против России с юга были бы невозможны без активнейшей поддержки католической Европы, стоявшей за спиной Турции.

Сегодня, целясь по России, Белоруссии, Украине и Сербии, Евросоюз и НАТО настойчиво бьют и по Болгарии.

Крайне опасен именно для Болгарии с весьма заметным и организованным турецким меньшинством импорт терроризма в виде иммиграции из зон, контролируемых религиозными экстремистами и организованной преступностью. «Умиротворяя» мировой терроризм немыслимыми уступками, Европа упорно не замечает крупнейшего в истории морского десанта на свою территорию. Миллион человек с неустановленной личностью и гражданством, в основном мужчин призывного возраста, не скрывающих своей враждебности к хозяевам, организованно десантируются на катерах военного образца — и Меркель сама тащит этого троянского коня в Шенгенскую зону!

— Получается, всё беспросветно? 

— Несмотря ни на что, у нас есть серьёзные основания для оптимизма. Четверть века экономического геноцида и либеральной европейской пропаганды всё же не сломили болгарского духа. Между прочим, даже на прошлогоднем пике антироссийской пропаганды опросы показали, что большинство болгар продолжают активно симпатизировать России.

Соцопросы показывают, что, несмотря на плотную антироссийскую пропаганду в связи с Крымом и Украиной, больше половины болгар симпатизируют России.

Привожу цифры. Проведённый недавно соцопрос пяти с лишним тысяч человек всех возрастов показал, что, несмотря на интенсивное медийное давление, свыше 40 % болгар самоопределились как русофилы против 7–9 % активных русофобов, при 30–40 % колеблющихся, большинство которых занимают скорее пророссийскую, чем прозападную позицию.

При этом курс на сближение с Россией поддерживают не столько маргинальные слои, сколько экономически активное население, включая средний и крупный национальный бизнес, а также ведущие бизнесмены и политики.

Борьба за освобождение Болгарии от навязанной «еврооккупации» сегодня не менее важна, чем в своё время освобождение от османского владычества. Но если турки оставляли христианам право быть собой, то в Евросоюзе вместе с Православием и христианскими ценностями уничтожаются семьи, уничтожается сам народ.

В политическом спектре современной Болгарии на доминирующие позиции выходят православные политики, патриоты. Вплоть до последнего времени в Болгарии правила Болгарская социалистическая партия, которую удалось оттеснить на вторую позицию только на последних выборах. Но даже заняв верхний этаж власти, либеральная часть болгарских элит оказалась в глубокой изоляции от населения, потому что не смогла выдвинуть харизматичных лидеров и привлекательные цели. Европейским либералам просто нечего предложить ни болгарам, ни другим европейцам. Как видно, маятник дошёл до крайней точки и скоро двинется в другую сторону.

Сегодня для нас важно снять с нашей партии ярлык «партии прошлого». Мы делаем акцент на единство православных и славянских народов, тесный союз с Россией. Ведь православная традиция — это не только наше великое общее прошлое, но и привлекательное для всех будущее.


Справка:

Николай БАНЕВ: входит в состав руководства Болгарской социалистической партии. По мере возможностей Николай Банев помогает Православной Церкви; в частности, он активно содействовал канонизации и прославлению архиепископа Серафима Соболева — знаковой фигуры, символизирующей русско-болгарское единство. 

Читайте также: