Сокровища Русской Церкви в Бари



Бари, Бар, Бар-град. Уже с XII века этот небольшой приморский городок на юге Италии становится для русских паломников третьим священным местом после Иерусалима и Рима. Почитание святителя Николая в России — это феномен, пожалуй, достойный удивления. «Да что ж в этом удивительного, — говорит мне мой римский приятель, итальянец, ревностный католик, — святитель Николай ведь родом-то из России и потому вы так его почитаете». Что же, если в сознании рядового итальянца образ святителя настолько тесно связан с Россией, что он даже отказывает малоазийским Патарам в праве быть местом рождения святого, то это, наверное, о чём-то говорит.

Храм святителя Николая в Бари

Сохранилось множество свидетельств посещения Бари русскими паломниками. Были здесь и особы царской крови — сын Петра I царевич Алексей и цесаревич Николай, будущий последний император России. Именно в годы его царствования начались в Бари работы по сооружению русской церкви и странноприимного дома. Деятельность эту осуществляло Палестинское общество, созданное специально для помощи русским паломникам, направлявшимся в святые места. Председателем Палестинского общества был генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович, а после его смерти, последовавшей в 1905 году от руки революционера Каляева, председательство приняла его супруга, великая княгиня Елизавета Феодоровна. Сохранилось ее письмо, написанное в 1911 году Николаю II по поводу планов Палестинского общества в отношении Бари. Елизавета Феодоровна писала:

«Дорогой Ники!

Я посылаю тебе мой доклад по важному вопросу — строительству в Бари русской церкви и странноприимного дома. Я, конечно, уверена в том, что единственный человек, которого святитель Николай хотел бы видеть во главе этого благочестивого начинания, предпринятого в его честь и из любви к своему народу, и который почитает его превыше всех святых — это ты, наш государь, сподобившийся величайшего утешения — принять во святом крещении имя «Николай» в честь святителя Николая. Если ты сочтешь это разумным, то напиши на докладе свою резолюцию, что ты желаешь быть во главе комитета (по постройке подворья в Бари. - Г. К.).

Третий вопрос — не мог бы ты написать королю Умберто, чтобы тот дал своё согласие оказать нам помощь в сооружении храма. Он является протектором собора святителя Николая в Бари, в то время как папа имеет на него лишь «ставропигиальные права». Земля к настоящему моменту уже куплена от имени частного лица. Место очень хорошее — недалеко от вокзала в оливковой роще, и оттуда трамвай идет прямо до базилики. Замечательное место и необычайно дешёвое. И даже сам участок ориентирован на восток.

Да благословит святитель Николай это предприятие, и я бы, конечно, хотела, чтобы ты принял участие в этом трогательном начинании и чтобы оно стало как бы незримой цепью, соединяющей его с твоим народом, и светлым пятном в твоем царствовании — в утешение за все выпавшие на твою долю невзгоды...»

«Частное лицо», от имени которого был куплен участок в Бари — это известный проповедник и миссионер протоиерей Иоанн Восторгов, расстрелянный чекистами в 1918 году. 22 мая 1913 года, в день праздника перенесения мощей святителя произошла торжественная закладка храма при большом стечении народа и в присутствии представителей других государств. Автором проекта стал архитектор А. В. Щусев. В плане храм представлял собой квадрат, в который был вписан крест. Здание должен был увенчивать купол, установленный на высоком барабане. Храмы такого типа были характерны для новгородской архитектуры XII-XIII веков. Для осуществления строительных работ был создан специальный комитет «Бариград». В 1914 году был закончен и освящён нижний храм и странноприимный дом. Первая мировая война и" затем революция прекратила деятельность комитета. Дальнейшие работы стали осуществляться в общем-то мало заинтересованными этим городскими властями Бари. Архитектурные преобразования существенно замедлились: в 1937 году был построен дом настоятеля, а после второй мировой войны одно из крыльев дома для паломников было встроено в здание школы, построенное по соседству. С тех пор все дела по строительству и ремонту здания находятся в руках у городской школы и муниципального центра.

По тем же причинам, по которым приостановилось сооружение церкви в Бари, иссяк и поток паломников. К тому же город расположен в стороне от основных дорог русской эмиграции, и я ничуть не удивилась, когда в ответ на мой телефонный звонок из Рима — а было это в середине декабря прошлого года, и просьбу приехать на прадзник, настоятель русской церкви в Бари отец Марк первым делом пожаловался, что у него нет псаломщика и он не знает, как ему одному удастся совершить праздничную службу святителю. Пообещав батюшке свою посильную помощь, я взяла благословение приехать в Бари днём накануне праздника.

И вот я в поезде. За окном — Италия. Прекрасная Италия, изъезженная русскими вдоль и поперёк, многократно воспетая Италия. Яркое солнце, несмотря на зимний месяц, живописные горы вдали, а ближе к железнодорожному полотну — виноградники, виноградники, виноградники, аккуратно подстриженные, готовые к тому, чтобы очень скоро начать цвести и давать плоды.

Итальянец, подсевший в наше купе в Фоддже — городке, расположенном в полутора часах езды от Бари (по времени — как Сергиев Посад от Москвы, а по расстоянию — почти в два раза дальше), сообщил мне, что работает в. Бари на железной дороге. На мой вопрос, где находится собор святителя Николая, пожал плечами...

Вот и вокзал Бари Чентрале. В потоке приезжих, усиливавшемся в дни перед католическим Рождеством, найти человека, способного указать дорогу к Корсо Бенедетто, оказалось не так-то просто. Но итальянцы — народ доброжелательный, к тому же не так уж часто попадают в их края паломники из Москвы, и жительница Бари провожает меня до самой церкви, показывает рукой на ее купол и на прощание троекратно целует меня. Оказалось, что церковь, как и описано в письме Елизаветы Феодо- ровны, находится действительно в двух шагах от вокзала. Только вот оливковой рощи я не заметила, видно, город с тех пор расстроился и церковь обступили каменные здания, впрочем, очень красивые.

Через массивную дверь попадаю за церковную ограду. Несколько аккуратных домиков, сад с апельсиновыми деревьями. По высокой крутой лестнице поднимаюсь в комнаты настоятеля—и попадаю как раз к чаю. Потом идём в храм, расположенный ниже комнат отца Марка. Службу начинаем вчетвером — отец Марк, я и ещё двое православных итальянцев, предки которых приехали сюда из Греции. Один из них помогает в алтаре, другой — вместе со мной на клиросе. Служим по- церковнославянски, но когда я устаю, Маврицио читает «Ныне отпущаеши...» и «Шестопсалмие» по-итальянски. Служба кончается, когда на улице уже темно. Темнеет в Италии, как и у нас в декабре, рано. Решаем, что в собор к мощам пойдем наутро, после литургии.

И вот мы спускаемся к морю по дороге, где некогда была трамвайная линия (теперь, видимо, нужда в трамваях отпала, так как чуть ли не каждый житель Бари имеет свой автомобиль). Солнце ярко сияет в голубом небе, порой даже печет, но стоит подуть сырому ветру, как холод пробирает до костей.

Вот и ослепительно голубое Адриатическое море. Пристань со множеством кораблей. Сюда 8 мая 1087 года прибыл корабль, на котором находились мощи святителя Николая, вывезенные из Мир Ликийских, где им угрожала опасность быть оскверненными турками. На следующий день после прибытия корабля мощи были торжественно перенесены в церковь святого Стефана. Существуют свидетельства, что перенесение мощей сопровождалось множеством чудесных исцелений. А через год на 6epeгy моря была построена церковь во имя святителя Николая.

Базилика с мощами святителя Николая

Мимо морского базара идём по набережной к базилике. Крипта с мощами расположена в самом древнем, нижнем храме. По католическому обычаю рака находится в алтаре под престолом; прикладываться к мощам у католиков не принято. Над ракой-престолом сияет множество лампад, подаренных в разное время представителями различных Православных Церквей. Слева от католического алтаря — православный придел, принадлежащий сербам. В раке есть отверстие, откуда достают целебное миро, которое источают мощи святого. Миро это без цвета и без запаха, при прикосновении в любое время года ощущаешь холодок.

На следующий день после празднования памяти святителя Николая в банке на виа Тома открывается выставка «Сокровища Русской Церкви в Бари». Цель её — привлечь внимание общественности к церкви, которая «является частью культурного наследия города», чтобы изыскать средства на ремонт постройки. Среди предметов, выставленных в вестибюле банка — икона святителя Николая XVII века, иконы Божией Матери «Нечаянная радость» и «Тихвинская» в серебряных окладах. Особый интерес представляет икона Божией Матери в окружении святых — покровителей императорской фамилии Романовых. Она была подарена в 1891 году греческой королевой Ольгой наследнику-цесаревичу Николаю.

А вот на портрете кисти Репина и сам последний российский император Николай Александрович. Написав портрет императора, художник сам сделал несколько копий, одна из которых оказалась в Бари. Оригинал картины хранится в Третьяковской галерее в Москве.

Наконец, ещё одна дорогая сердцу русского человека вещь — облачение, принадлежавшее Иоанну Кронштадтскому, в котором святой праведный Иоанн присутствовал на коронации Николая II. Настоятель храма служит в этом облачении в дни особого торжества — на Пасху.

«Организация этого события, — говорится в буклете, специально выпущенном ко дню открытия выставки, — является для нас предметом гордости и наполняет нас энтузиазмом и уверенностью, что это откроет перед посетителями возможность глубже познать окружающий нас мир».

В тот же день я покидаю Бари. Поезд отъезжает от вокзала, а через несколько минут за окном в последний раз показывается голубая блестящая полоса Адриатики. Поезд мчится дальше, на север, и вновь я вижу знакомый уже пейзаж прекрасной Италии — горы в голубоватой дымке и ровные ряды виноградников. В сумке у меня — миро от мощей святителя Николая — благословение русского храма в Бари, долженствовавшего стать «как бы незримой цепью, соединяющей святителя с русским народом»...


Г. Калганова

Читайте также: