Святая императрица



О семье последнего русского императора Николая II сегодня издаётся столько самой разнообразной литературы, что каждая новая книга о Романовых вызывает у читателя удивление: мол, неужели не всё ещё написано, не обо всём рассказано? Однако сколько бы ни говорили о царской семье, тема эта останется неисчерпаемой независимо от новизны исторических фактов. Нам суждено снова и снова осмысливать жизнь этих людей, вглядываться в них и каждый раз открывать новые черты. Прекрасную возможность для этого даёт читателям недавно вышедшая в издательстве «Воскресение» книга «Святая императрица», рассказывающая об Александре Фёдоровне Романовой. 

Не будем говорить о том, насколько чудовищно образы императора, его родных и близких были искажены за годы советской власти. Достаточно упомянуть о сфальсифицированных дневниках Николая II, сенсационно преподнесённых большевиками как доказательство того, что император-де был недалёк и ограничен и в самые ответственные для страны моменты записывал, в котором часу ему подали кофе; кто и когда — с точностью до минуты! — приезжал с визитом. Позже, когда архивы царской семьи стали открыты и доступны для изучения, специалисты установили, что фальсификаторы, не обладая большой фантазией, выдали за дневник царя… камер-фурьерскую книгу — журнал регистрации дворцовых событий.

Однако и сегодня мы живём в очень непростое время, когда информационный поток настолько широк, что «отфильтровать» в нём правду от вымысла порой крайне сложно. И это весьма благодатная почва для разного рода недобросовестных «историков», которые пытаются подменить реальность собственными, весьма далёкими от неё измышлениями, чему на примере одного из современных кинематографистов все мы не так давно были свидетелями. В этом смысле императрице «повезло» ничуть не меньше, чем её супругу. «Из всех Романовых ей досталось больше всего злословия. Она вошла в историю такой оклеветанной!» — эти слова Великой княгини Ольги Александровны, сестры Николая II, цитирует автор книги «Святая императрица», и, думается, не случайно. Небольшая по объёму, но глубоко и ярко раскрывающая образ супруги последнего русского царя книга об Александре Фёдоровне помогает исправить эту несправедливость.

Назвать издание биографией императрицы было бы не совсем правильным. Да, это, без сомнения, биографическое повествование. Однако нельзя забывать, что жизнеописание Александры Фёдоровны, канонизированной Русской Православной Церковью вместе с императором, цесаревичем и великими княжнами, уже является житием. Поэтому автору понадобилось проявить максимум деликатности в обращении с фактическим материалом. И речь здесь идёт не об опускании каких-то «неудобных» моментов, а о том, чтобы за описанием земного быта ни на мгновение не забывать о том, что Александра Фёдоровна — верная супруга, заботливая и любящая мать, болеющая за судьбу своей державы царица, — просияла подлинной святостью.

Может быть, отчасти поэтому книга явно не преследует цель как можно пространнее изложить факты из жизни императрицы. На её страницах читатель не обнаружит «милых» подробностей — вроде того, как звали любимую собачку Александры Фёдоровны или сколько бриллиантов было в её диадеме, зато найдёт много других, возможно, куда более любопытных. Например, о том, что в детстве принцесса Гессенская Алиса (так звали императрицу до принятия ею Православия) воспитывалась в строгих, можно даже сказать, спартанских правилах: спала на простой солдатской койке, по утрам принимала холодные ванны, а на завтрак ела сваренную на воде овсянку. Будущая русская императрица была внучкой британской королевы Виктории и получила настоящее английское воспитание в духе простоты и милосердия. Немногие, пожалуй, знают и о том, что в юности принцесса Алиса посещала лекции на философском факультете Гейдельбергского университета и получила диплом бакалавра философии.

Книга «Святая императрица» рисует не просто удивительный, но необычайно живой портрет Александры Фёдоровны Романовой. Читатель, даже наперёд знающий о том, как сложится её жизнь, неподдельно переживает, например, читая о том, как горячо влюблённому в гессенскую принцессу наследнику российского престола Николаю Александровичу его отец, император Александр III, сначала категорически отказывал в браке с Алисой и едва не женил его — по политическим соображениям, как это водится у монархов, — на принцессе Елене Орлеанской.

Слегка удивляет то, насколько кратко говорится в книге о принятии будущей императрицей Православия. Ведь известно, что в своём дневнике невеста наследника русского престола уделила этой теме немало страниц. И если поначалу у неё были сомнения, то вскоре они сменились твёрдой уверенностью и полной решимостью стать чадом Русской Церкви. С другой стороны, можно понять: вера императрицы — тема глубочайшая и самостоятельная, требующая, возможно, отдельного повествования. Тем не менее о глубокой духовной жизни Александры Фёдоровны в книге говорится постоянно. Рассказывается о масштабной благотворительной деятельности, которую вела императрица; о том, как в то время, когда царская семья уже находилась под арестом, Александра Фёдоровна преподавала своим детям Закон Божий, читала им духовные книги. Вот как описан этот период её жизни в книге «Святая императрица»: «Общая молитва объединяла семью, жизнь которой определялась верой, надеждой и терпением. Узники укрепляли себя примерами Спасителя и святых мучеников. Многочисленные пометы в книгах, особенно в книгах императрицы, свидетельствовали о высоком духовном состоянии царской семьи: о вере, смирении, всепрощении, желании быть верными заветам Господа. Среди книг Александры Фёдоровны были "Лествица" преподобного Иоанна Лествичника, "О терпении скорбей: Учение святых отцов, собранное епископом Игнатием Брянчаниновым", Молитвослов и Библия».

Стоит отметить, что автор книги не пытался создать какой-то «очищенный», «стерильный» образ Александры Фёдоровны. Напротив, он открыто говорит о далеко не самых радужных моментах её биографии. Одним из таких событий, безусловно, является трагедия на Ходынском поле, случившаяся во время торжеств по поводу Коронации императора и императрицы. В тот день в ожидании прибытия царственной четы и раздачи подарков на Ходынке собралось полмиллиона человек. Люди теснили друг друга. Кто-то пустил слух, что подарков на всех не хватит. Поднялась паника, тысячи людей получили увечья, многих задавили насмерть. Полиция оказалась бессильна. Ходынская трагедия долгое время была ещё одним фальшивым «козырем» в руках советской власти, утверждавшей, что император оставался безучастным к произошедшему. На самом деле это, естественно, было не так. В книге «Святая императрица» в деталях рассматривается это трагическое событие и, кроме прочего, говорится о том, как император и Александра Фёдоровна навещали раненых в московских больницах, распорядились выдать крупную денежную компенсацию семьям погибших и пострадавших. Погибшие были похоронены за государственный счёт, об их родных позаботились.

И всё же, несмотря на то, что книга проливает истинный свет на многие заведомо искажённые некогда эпизоды из жизни семьи Романовых, главная её цель не в противостоянии пропаганде, но в раскрытии глубокой личности императрицы Александры Фёдоровны — женщины, чьё мужество, по словам упомянутой уже Великой княгини Ольги Александровны, спасало императора Николая II в самые тяжёлые минуты жизни. И здесь великолепными иллюстрациями к портрету императрицы стали выдержки из её записных книжек и дневников, приведённые во второй части книги. Они тематически сгруппированы: «О Боге и жизни во Христе», «О любви и семье», «О родителях и детях», «О добродетелях». Мысли, высказанные Александрой Фёдоровной, не просто справедливы и мудры. Они поражают своей кристальной чистотой и духовной глубиной. Записи императрицы Александры Фёдоровны дают надежду на то, что она простит и нам наши заблуждения, а новая книга о ней поможет увидеть тот подлинный, чистый образ, о котором поэт Георгий Иванов писал:


Какие прекрасные лица

И как безнадёжно бледны —

Наследник, императрица,

Четыре великих княжны…


Анна ШЕПЕЛЁВА