Признаки истинной Церкви



Всё увеличивающееся количество так называемых церквей и всевозможных сект затрудняет для некоторых ответ на вопрос, какая же из них является истинной Церковью и существует ли вообще в наше время единая истинная Церковь.

Признаки истинной Церкви

Может быть, думают некоторые, первоначальная апостольская Церковь постепенно раздробилась и существующие теперь церкви обладают лишь осколками её бывшего духовного богатства — благодати и истины. При таком воззрении многие полагают, что единую Церковь можно восстановить из существующих христианских деноминаций путём сговора и взаимных уступок. Такое воззрение лежит в основе современного экуменического движения, которое не признаёт ни одну церковь истинной. Может быть, думают другие, Церковь принципиально никогда ничего общего не имела с официальными церквами, но всегда состояла из отдельных верующих людей, принадлежащих к разным церковным группировкам? Это последнее мнение выразилось в учении о так называемой невидимой церкви, выдвигаемом современными протестантскими богословами. Наконец, для многих христиан неясно, нужна ли вообще Церковь, когда человек спасается своей верой.

Все эти противоречивые и, в сущности, неверные представления о Церкви вытекают из непонимания центральной истины учения Христова — о спасении человека. Когда читаешь Евангелие и апостольские Послания, делается очевидным, что по замыслу Божию люди призываются спасать свои души не в одиночку и разрозненно, но совместно, составляя единое, благодатное Царство добра. Ведь и царство зла, возглавляемое князем тьмы, в своей войне против Церкви действует сплочённо, о чём напоминал Спаситель, говоря: «Если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою, как же устоит царство его?» (Мф. 12, 26).

Тем не менее при всей эклектичности современных мнений о Церкви большинство здравомыслящих христиан согласно с тем, что в апостольское время существовала истинная Церковь Христова как единое общество спасаемых. Книга Деяний святых апостолов повествует о возникновении Церкви в Иерусалиме, когда на пятидесятый день после Воскресения Спасителя Дух Святой в виде огненных языков сошёл на апостолов. С того дня вера христианская стала быстро распространяться в разных частях обширной Римской империи. По мере её распространения в городах и сёлах стали возникать христианские общины — церкви. В повседневной жизни общины эти существовали более или менее обособленно друг от друга изза разделявших их огромных расстояний. Однако они считали себя органически принадлежащими к Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Их объединяла единая вера и единая благодать освящения, черпаемая в Таинствах (крещения, причащения и возложения рук — рукоположения).

Поначалу эти священные действия совершали сами апостолы. Но в скором времени явилась нужда в помощниках, и апостолы из членов христианских общин выбирали достойных кандидатов, которых рукополагали в епископы, пресвитеры и диаконы. Епископам вменялось в обязанность следить за чистотой христианского учения, учить верующих благочестиво жить и рукополагать себе помощников в лице новых епископов, священников и диаконов. Так Церковь на протяжении первых веков, подобно дереву, пускающему со временем всё новые и новые ветви, постоянно росла и распространялась по разным странам, обогащаясь духовным опытом, религиозной литературой, богослужебными молитвами и песнопениями, позже — архитектурой храмов и церковным искусством, но всегда сохраняя свою сущность истинной Церкви Христовой.

Евангелия и апостольские Послания появились не сразу и не всюду одновременно. В течение многих десятилетий после возникновения Церкви источником наставления было не Писание, но устная проповедь, самими апостолами названная Преданием (см. 1 Кор. 11, 16; 15, 1–2; Тим. 6, 20). Предание — это единая вероучительная традиция. В Церкви оно всегда имело решающее значение в вопросе, что правильно, а что нет. Когда гделибо возникало нечто, несогласное с апостольской традицией, — будь то в вопросах веры, совершения таинств или управления, — оно признавалось ложным и отвергалось. Продолжая апостольскую традицию, епископы первых веков кропотливо проверили все христианские рукописи и постепенно собрали труды апостолов, Евангелия и Послания в один корпус книг, который был назван Новозаветным Писанием и вместе с книгами Ветхого Завета составил Библию в настоящем её виде. Этот процесс собирания книг был закончен в III столетии. Книги спорные, не во всём согласные с апостольской традицией, выдаваемые за апостольские, отвергались как подложные, апокрифические. Таким образом, апостольское Предание имело решающее значение для формирования Новозаветного Писания — этого письменного сокровища Церкви. Сейчас христиане всех деноминаций пользуются Новозаветным Писанием — часто произвольно, без благоговения, не сознавая, что оно есть собственность истинной Церкви — сокровище, ею бережно собранное.

Благодаря другим дошедшим до нас письменным памятникам, написанным учениками апостолов, нам известны многие ценные подробности о жизни и вере христианских общин в первые века христианской эры. В то время вера в существование Единой Святой Апостольской Церкви была всеобща. Естественно, что Церковь тогда имела и свою видимую сторону — в «вечерях любви» (литургиях) и других богослужениях, в епископах и священниках, в молитвах и песнях церковных, в законах (апостольских правилах), регулирующих взаимоотношения отдельных церквей, во всех сферах жизни христианских общин. Поэтому надо признать, что учение о «невидимой» церкви ново и неверно.

Согласившись с фактом существования реальной единой Церкви в первые века христианства, можно ли найти такой исторический момент, когда она раздробилась и перестала существовать? Честный ответ — нет! Дело в том, что уклонения от чистоты апостольского учения — ереси начали возникать ещё в апостольское время. Особенно активными тогда оказались гностики, которые к христианской вере примешивали элементы языческой философии. Апостолы в своих Посланиях предупреждали христиан о превратности этих учений и прямо утверждали, что приверженцы сект отпали от истинной веры. К еретикам апостолы относились как к сухим ветвям, отломившимся от церковного дерева. Подобным образом и преемники апостолов — епископы первых веков не признавали возникавших уклонений от апостольской веры, а упорствующих приверженцев этих учений отлучали от Церкви, следуя наставлению апостола Павла: «Если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1, 8–9).

Таким образом, в первые века христианства вопрос о единстве Церкви был ясен: Церковь — это единая духовная семья, несущая с апостольских времён истинное учение, одни Таинства и непрерывное преемство благодати, переходящее от епископа к епископу. Для преемников апостолов не подлежало сомнению, что Церковь совершенно необходима для спасения. Она хранит и возвещает чистое учение Христово, она освящает верующих и ведёт их ко спасению. Пользуясь образными сравнениями Священного Писания, в первые века христианства Церковь мыслилась как ограждённый «овчий двор», в котором Добрый Пастырь — Христос защищает Своих овец от «волка» — диавола. Церковь уподоблялась лозе, от которой верующие, как ветви, получают духовные силы, необходимые для христианской жизни и добрых дел. Церковь понималась как Тело Христово, в котором каждый верующий, как член, должен нести служение, нужное целому. Церковь изображалась в виде Ноева ковчега, в котором верующие переплывают житейское море и достигают пристани — Царства Небесного. Церковь уподоблялась высокой горе, возвышающейся над человеческими заблуждениями и ведущей своих путников к Небу — общению с Богом, ангелами и святыми.

Итак, где же истинная Церковь? По каким признакам можно её разыскать среди множества современных христианских ветвей?

Вопервых, настоящая Церковь должна содержать неповреждённым христианское учение, проповеданное апостолами. В принесении истины людям заключалась цель пришествия Сына Божия на землю, как Он сказал перед Своими крестными страданиями: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 37). Апостол Павел, наставляя своего ученика Тимофея, как ему следует исполнять свои епископские обязанности, пишет в заключение: «Чтобы, если я замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15). С прискорбием надо признать, что в вопросе учения мы видим среди современных христианских направлений большие различия. Принципиально необходимо согласиться, что не могут все учить правильно. Если, например, одна церковь утверждает, что Причастие есть Тело и Кровь Христовы, а другая, что — нет, то невозможно, чтобы обе были правы. Или если одна церковь верит в реальность духовной силы крестного знамения, а другая эту силу отрицает, то очевидно, что одна из них заблуждается. Истинная Церковь та, которая ни в чём не расходится в вопросах веры с Церковью первых веков христианства. Когда человек беспристрастно сравнит учения современных христианских церквей, то он, как мы увидим дальше, должен прийти к заключению, что только Православная Церковь исповедует неповреждённую веру Древней Апостольской Церкви.

Другим признаком, по которому можно найти истинную Церковь, является благодать, или сила Божия, которой Церковь призвана освящать и укреплять верующих. Хотя благодать есть невидимая сила, однако существует и внешнее условие, по которому можно судить о её наличии или отсутствии, — апостольское преемство. С апостольских времён благодать давалась верующим в Таинствах крещения, причащения, возложения рук (миропомазания и хиротонии и других).

Совершителями этих Таинств были сначала апостолы (Деян. 8, 14–17), потом — епископы и пресвитеры. Право совершать эти Таинства передавалось исключительно преемственным способом: апостолы рукополагали епископов и только им разрешали рукополагать других епископов, священников и диаконов. Апостольское преемство подобно священному огню, который от одной свечи зажигает другие. Если огонь погас или цепь апостольского преемства прервалась, то нет больше ни священства, ни Таинств, утрачены средства освящения верующих. Поэтому с апостольских времён всегда внимательно следили за сохранением апостольской преемственности: чтобы епископа рукополагал непременно истинный епископ, рукоположение которого восходит к апостолам. Епископов, впавших в ересь или ведущих недостойный образ жизни, низлагали, и они теряли право совершать Таинства или рукополагать себе преемников.

В наше время существует только несколько церквей, апостольская преемственность которых не подлежит сомнению. Это Православная Церковь, Католическая и некоторые восточные неправославные Церкви (которые, впрочем, отпали от чистоты апостольского учения ещё во времена Вселенских Соборов). Христианские деноминации, принципиально отрицающие необходимость священства и апостольского преемства, уже по одному этому признаку существенно отличаются от Церкви первых веков и потому не могут быть истинными.

Наконец, верным и сравнительно лёгким способом нахождения Церкви Христовой является историческое исследование. Истинная Церковь должна непрерывно восходить к апостольским временам. Для применения принципа исторического исследования нет надобности углубляться во все подробности развития и распространения христианства. Достаточно выяснить, когда возникла та или иная церковь. Если она возникла, скажем, в XVI или в какомнибудь другом столетии, а не в апостольское время, то она не может быть истинной. По этому признаку необходимо отклонить претензии на звание Церкви Христовой всех деноминаций, ведущих своё начало от Лютера и его последователей, как то: лютеранской, кальвинистской, пресвитерианской, и более поздних — мормонской, баптистской, адвентистской, свидетелей Иеговы, пятидесятников и прочих им подобных. Эти деноминации основаны не Христом или Его апостолами.


Подготовил А. БОГОЛЮБОВ

Читайте также: