По вере вашей да будем вам



«Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их» (Мф. 9, 28–30).

Почему из множества чудесных событий, связанных с земным поприщем Господа нашего Иисуса Христа, евангелист Матфей выбирает именно этот эпизод? Ответ на этот вопрос, важный для каждого задумывающегося о жизнеспособности своей веры христианина, даёт опытный духовник и наш постоянный автор протоиерей Димитрий Смирнов.


— Отец Димитрий, правильно ли мы оцениваем свою молитву? Часто, если нам удалось спокойно помолиться, никто нам вроде бы не мешал, на душе была тишина и мысли особенно не разбегались, то у нас возникает сладкое чувство исполненного долга — нам кажется, что мы помолились хорошо.

Алтарник в Алтаре

— На самом деле чаще всего это глубокое заблуждение. Собственно, плохой или хорошей молитвы не существует — молитва в принципе либо есть, либо её нет. Молитва может оцениваться только по её результату: то, что исполняется, и было молитвой, то есть общением с Богом.

Слепые, которые шли за Иисусом Христом, обратились к Богу — и получили просимое. За тридцать три года, живя на земле, Господь совершил столько чудес, что всему миру не вместить бы об этом книг, если бы они были написаны. Но отдельные чудеса остались в памяти церковной для нашего назидания. Чаще всего мы приходим в храм с какой-то нуждой, и каждый изо всех сил хочет, чтобы его прошение исполнилось, некоторые даже плачут. И в этом Евангелии написано, что нам надо делать, чтобы наша молитва исполнилась. Поэтому евангельское повествование нам надо усвоить назубок, чтобы по возможности следовать ему.

Когда у человека возникает какая-то нужда, он готов куда угодно обращаться, особенно если это касается его здоровья. Люди-то все в основном плотские, поэтому за плоть их зацепи — они сразу реагируют. Мать не беспокоится о том, что ребёнок Священное Писание не знает, что он не имеет какой-то добродетели: например, кротости или милостивого сердца.

А коснись тела: нога заболела или рука — тут она забеспокоится. Хотя, если подумать, милостивое сердце куда важней, чем здоровая нога. А почему мать не переживает, когда, например, начинает ребёнок капризничать? Как правило, она ничего не предпринимает. «Ну, подумаешь, все дети такие», — отмахнётся. А ведь каприз есть проявление гордыни, своеволия — мерзкого качества души. Когда же нос дитя расшибло или кто-то наподдал во дворе, она готова и в драку вступить, биться за него, спасать.

— Да, действительно нелогично. Но почему она не замечает главного?

— Потому что она сама плотская, вся её забота только о еде, о здоровье, о тепле; все наслаждения исключительно телесные: помягче поспать, повкуснее поесть, покрасивей одеться. Если же мать — духовное существо, то она будет думать: «Ой, да пусть горбатый, пусть слепой, лишь бы только к Богу пришёл, пусть калека будет, пусть его жена бросит, пусть телом пострадает — лишь бы душой спасся». Недаром ведь говорят: горбатого могила исправит. На том свете, в пакибытии, и горбы выпрямляются, и очи у слепых открываются. Человек достигает полноты бытия, только когда получает воскресшее тело.

— И всё же два евангельских слепых просили именно о телесном прозрении.

— Слепота, конечно, страшная трагедия. Легче без ноги быть, чем без глаз остаться. Это очень трудный, тяжёлый крест — света Божия не видеть. Как говорит наука, до восьмидесяти процентов всей информации мы получаем через глаза. Лишиться глаз — это на восемьдесят процентов лишиться внешней жизни, то есть с потерей глаз люди лишаются практически всех удовольствий, которые имеет человек зрячий, общаясь с внешним миром.

И вот евангельские слепые просят — и их молитва услышана. Почему? Чтобы понять, посмотрим, как же они просят. «Иисусе, Сыне Давидов», — обращаются они ко Христу. Назвать кого-то в Галилее и Палестине Сыном Давидовым — это значило совершить целую революцию. Нужно быть человеком очень храбрым, чтобы кого-то исповедовать Сыном Давидовым. Фактически это синоним слова «Мессия» — «Спаситель». Но их вера в Христа была так сильна, что они, даже будучи слепыми, познали: этот Человек не простой, а воистину Сын Божий. Именно в ответ на это исповедание Господь исцелил их. В Израиле в то время было множество и хромых, и слепых по причине войн, большого количества всяких инфекционных заболеваний. Среди этого множества Господь исцелил именно этих. Они твёрдо, несумненно веровали, что Господь может их исцелить, и знали, что им надо только упросить. И просили они долго, шли и умоляли до тех пор, пока Господь не счёл, что время пришло.

— Но почему Господь не сразу исполнил их желание? Чего Он ждал? Ему же достаточно было сказать одно слово, а Он увёл их в дом, быть может, даже и двери закрыл…

— Дело в том, что Господь не творил чудес напоказ. Он хотел, чтобы об этом прозрении знали только молившиеся. Он «строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал» (Мф. 9, 30), потому что всякое пустословие о тех вещах, которые творит Бог с человеком, опустошает душу человека.

Отношения человека с Богом осуществляют через молитву и церковные Таинства. Молитва была налицо, и Господь совершил Таинство, прикоснулся к их очам. И мы с вами каждый день имеем возможность прикасаться к Телу Христа Спасителя в святом Причастии, каждый раз с нами происходит это чудо.

— Но часто мы не получаем того, о чём просим.

— Не получаем, во-первых, потому, что у нас нет несумненной веры в то, что Господь может это сделать. И Господь ждёт, пока наше желание получить просимое настолько усилится, что мы поймём: никто на свете, ни один человек нам не поможет, только Он, Господь наш Иисус Христос; только Он наш Спаситель, и только Он хочет нам помочь. Если эта вера заполнит всё наше существо и мы не будем ослабевать в молитве, а будем просить, твёрдо веруя, что Господь подаст, то Господь нашу веру не посрамит. Он нам даст просимое в тот момент, который будет благоприятен и для нас, и для всех окружающих, то есть когда мы созреем для того, чтобы принять дар, о котором просим.

К сожалению, мы часто просим совсем не то, что нам действительно нужно. Самый простой пример: живёт семья: папа, мама и дитя. Но они с Богом не имеют никакого общения — Бог Сам по Себе, они сами по себе. А Господь хочет их к Себе привести: даёт им всякие блага, таланты, всячески их ублажает, но ничего в них не просыпается, никакого чувства благодарности. Тогда Господь решает их спасти по-другому — и вот заболевает сынок.

Родители туда-сюда, туда-сюда и, наконец, к Богу: «Господи, помоги!». Но Господь медлит: если сразу поможет, то, скорее всего, они опять полностью не пробудятся. Нет, сын будет болеть до тех пор, пока они все не придут к Богу окончательно. Вот тогда Он его исцелит — когда увидит готовность человека служить Ему, а не себе: карьеру делать, стремиться к почестям, деньгам, то есть что-то своё строить здесь, на земле. Исцелит, когда увидит, что болезнь уже не нужна.

Люди часто просят: «Исцели, исцели!» — а Господь не посылает исцеления. Потому что всякая болезнь от Бога. Господь специально её попускает, чтобы человека немножко расшевелить по принципу: гром не грянет — мужик не перекрестится. Вот и гремит гром — это Господь облегчает человеку путь к Себе. Человек засуетился, погряз в своих земных делах и думает, что это и есть жизнь, а Господь хочет показать ему другую жизнь — жизнь молитвы, жизнь духовную. И человек сначала молится от ужаса, молится от горя, а потом уже входит во вкус и начинает молиться от радости, начинает Бога любить, познавать.

— Бывает, человек два раза в церковь пришёл, помолился, видит — никакого толку. Думает: пойду к экстрасенсу; этот не поможет — к бабке-колдунье. Церковь рядом, две остановки — нет, едет за тридевять земель, чтобы водичку ему какую-то дали или ещё что-то. Уж куда святее вода из церкви: не бабка освящает, а Сам Господь Иисус Христос! Но нет, это не годится, надо какую-то особенную. Почему?

— Веры нет. Не верит человек, что здесь присутствует Сам Христос — Тот Самый, Который эту Землю создал: и воду, и горы, и птиц, и зверей, Который создал всех нас, Солнце, всю Вселенную; Который управляет всеми процессами в каждой клеточке нашего организма; Который всё про нас знает — все наши грехи, все наши достоинства; у Которого только одно желание — спасти нас от греха.

Но у человека веры нет. Моя молитва, говорит, слабая. Как будто от наших усилий зависит молитва. Нет, от нас в молитве нужна только добросовестность. Сильная молитва не динамометром измеряется: у кого более упругая. Молитвы различаются одним: исполняет Бог просьбу этого человека или не исполняет. А связано это с тем, что один больше верует, а другой — меньше. Потому-то и нужно молиться долго, что от молитвы вера укрепляется. Одному, чтобы у Бога что-то вымолить, нужно два раза помолиться, а другому — двадцать лет. Он будет молиться, молиться до тех пор, пока его вера не укрепится. И тогда, наконец, Господь ему и подаст.

— Все мы замечали: вот идёт пост, и настроение у нас такое духовное, и есть у нас желание молиться. А пост кончился, разговелись — что-то и лень нас обуяла, и сонливость, и тяжесть, и в храм вставать не хочется.

Каждение Алтаря

— Мы расслабились, у нас как бы и вера ослабевает. И часто так бывает: если человеку дать то, что он просит, то он скоро успокаивается и охладевает к духовной жизни. Когда человек Бога забывает? Чаще всего в благополучии. Когда всё у него хорошо, его сердце «жиреет». Зачем Богу молиться, когда и так всё в порядке? Поесть-попить есть, одежда есть, квартира, машина есть, и гараж есть. Зачем Бог нужен? Нужен бензин, нужны деньги на книжке, нужны удовольствия, а Бог, Он совсем, получается, не нужен. И Бог знает эту нашу порочную сущность, нашу бесстыжесть и неблагородство.

Ведь и машину эту, и гараж — тоже Бог дал. Гараж из кирпичей сложен, а кирпич — из глины. А глину кто создал? Господь. И все металлы, из которых машина сделана, Господь создал. Масло, которым замок смазывают, тоже Господь создал — оно из нефти сделано.

Всё от Бога, а человек нахально считает, что всё само по себе. Поэтому такая беда и получается. Зная наше маловерие и себялюбие, Господь иногда нас ущемляет и затрагивает именно то, что мы любим. Пристрастился человек к своему здоровью, к своей плоти — Господь её затронет. Ведь человек любит себя и начинает себя спасать, начинает к Богу обращаться, и хоть в такой форме, но обретает связь с Богом. Хотя, конечно, в идеале человек должен просить не о телесном исцелении, прозрении, а о даровании зрения духовного. Господь ждёт, когда наши плотские просьбы превратятся в просьбы духовные, когда мы укрепимся духом настолько, что будем нашу жизнь земную вменять ни во что по сравнению с сокровищами духовными.

Так премудра Его милость к нам! Как из таких, так любящих свою плоть, почти животных, Господь нас через скорби, болезни возводит на высоту Небесную? Сначала делает нас человеками, а потом уже и ангелами, которые вообще о плотском не помышляют. Вот такая Его милость, такая забота о нас. И как нам надо эту заботу ценить!

Поэтому, когда нас коснулась какая-то скорбь, какая-то болезнь, мы должны знать, что это не несчастье. Некоторые говорят: вот несчастье приключилось, беда. Нет, это нас Господь спасает, это Он нас зовёт к Себе, это прикосновение Божией руки. Не беда случилась, не несчастье, а наука, вразумление пришло. Раньше говорили: Бог наказал — то есть дал наказ, учит нас, бестолковых, чтобы мы не зажирели в своей свинской сытости.

Он нас пробуждает, а мы — нет, нам только одно дай: чтобы всё было здорово, сыто, чтобы никто нас не трогал, никто ниоткуда нас не выгонял, а все только бы ласкали, берегли, жалели, ублажали, подарки нам дарили да гладили по головке. Мы все плотские, поэтому Господь нас так сурово порой врачует, а иначе не получается. Благодаря этой «порке» со временем мы более-менее на людей становимся похожими. И за это нам надо научиться Бога благодарить, а не роптать.

— Но те евангельские слепые тоже оказались неблагодарными. «Смотрите, чтобы никто не узнал», — говорит Господь. «А они, выйдя, разгласили о Нём по всей земле той» (Мф. 9, 31). Получается, они нарушили Божий наказ?

— Как и большинство из нас: дай нам скоро просимое — и мы забудем своё страдание, забудем Бога, опять будем жить по-старому. Оттого нам кажется, что мы просим у Бога, а Господь как бы и не слышит нас. Пока нас что-то гнетёт, пока нас что-то мучит, мы будем взывать к Богу, а отними это — и забыт Бог опять до следующего раза…

В Священном Писании Господь нам всё сказал: что можно, чего нельзя делать; а чего нельзя делать ни в коем случае, а что обязательно делать. Мы же всё равно хотим своего, живём по-своему, делаем что хотим, безобразничаем. Ну как ещё нас спасать?

Поэтому слава Богу, что Господь наш, милостивый Отец, несмотря на это, всё равно нас любит, жалеет и спасает.


Беседовал А. БОГОЛЮБОВ

Читайте также: