Поправки к Конституции: почему депутаты против? Часть 4

(Окончание)

О, гранты — это вообще «наше всё»! Елена Леонидовна Русакова, например, за один из своих проектов в 2007 году получила грант в размере 26 536 евро от фонда «Европейский инструмент содействия демократии и правам человека». Возглавляемый ею Научно-методический центр «Гуманист» щедро спонсируется тем же фондом. Не за красивые глазки, конечно.

Михаил Леонидович Тимонов — бывший сотрудник двух лопнувших банков, нагло «кинувших» вкладчиков. В отличие от неудачливого начальства, он, как Колобок, «и от дедушки ушёл, и от бабушки ушёл» (а допрежь ещё двух уголовных статей благополучно избежал), после чего по странному стечению обстоятельств стал очень крупным инвестором в черногорскую недвижимость, которая предположительно оценивается в 7 млн евро и, разумеется, не задекларирована в России. Но дело не в маленькой балканской стране и даже не в том, что очень хочется Михаилу Леонидовичу видеть её в составе НАТО, а в том, что, являясь специалистом по информационной безопасности, он не последнее лицо в Центре, координирующем проект «Гражданин наблюдатель».

Организация эта, освещающая российские выборы исключительно в тёмных тонах, тесно сотрудничает с себе подобными, например с НКО «Голос», финансируемой западными структурами через «Европейскую платформу за демократические выборы», которую, в свою очередь, спонсируют МИД Германии и Норвегии, ну и, разумеется, Фонд Сороса вкупе с Агентством США по международному развитию, признанные в нашей стране нежелательными.

Дружит с НКО «Голос» и Анна Фёдоровна Черепанова. Впрочем, это не единственная прозападная любовь её сердца. В 2005 году сёстры Черепановы основывают фонд с громким названием: «Гильдия свободомыслящих экономистов» и в качестве её представителей тусуются на либеральных экономических форумах в Великобритании и США. В 2012 году Анна Фёдоровна возглавила другую некоммерческую организацию, опять-таки финансируемую из-за рубежа и действующую в интересах «спонсоров», — новгородский филиал Антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл-Р» (ТИ-Р). Прикрываясь, как фиговым листочком, якобы благородной задачей борьбы с коррупцией, Черепанова затягивает строительство и развитие жизненно важных для новгородцев объектов и проектов или вовсе их приостанавливает, не забывая критиковать власть.

Активным грантоедом «Национального фонда демократии» (США) является Лев Маркович Шлосберг, обладатель сертификата «школы демократии» Совета Европы, первый лауреат премии Фонда Бориса Немцова, учредитель Центра социального проектирования «Возрождение» и НКО «Свободное слово», признанных иностранными агентами.

Давая развёрнутое интервью журналистам радио «Свобода», претендент на президентский пост заявил, что Россия в принципе не должна ни проводить внешнюю политику, ни содержать боеспособную армию. Москва обязана немедленно рассекретить все гостайны, полностью свернуть военный бюджет и отказаться от всех своих внешних интересов. Такая вот политическая икебана.

Планируя возродить в России «утраченную демократию», Лев Маркович считает большой удачей свой депутатский статус, позволяющий ему публично заявлять свою позицию, «альтернативную политике нынешнего официального политического большинства».

И так им всем легко да вольно до поправок дышалось! А теперь что? Прощай, американская мечта! Прощай, светлые надежды! А как жилось-то славненько на двух стульях! Мало того, что щедрый аванс от госдеповского босса за развал «Рашки» капает, так ещё и какая-никакая депутатская зарплата перепадает. Плохенькая, конечно, — жалкие сотни тысяч, да всё лучше, чем ничего.

И теперь это «наше всё» потерять? добровольно из рук выпустить? Да ни в жисть!

Вообще-то, ни один из подписантов не против власти в принципе, особенно ежели она ему лично светит. К заветной мечте шагают годами, её берут, как крепость, — упорством и измором.

Как показала случайная опять-таки выборка, четыре человека из двадцати пяти стали депутатами со второй попытки; двое — с третьей, четыре — с четвёртой. Четыре человека баллотировались по пять раз и четыре — по шесть. Один кандидат предпринял семь попыток, прежде чем стать муниципальным депутатом; трое «яблочников» выдвигались с переменным успехом по восемь раз.

Петербуржец Сергей Владимирович Кузин, заместитель главы муниципального округа, который ничем, кроме участия в «Русском марше» и украинском майдане, себя не зарекомендовал, попал в депутатское кресло только с 11-й попытки, причём решение идти во власть посетило его после отбывания условного срока за кражу в составе группы лиц по предварительному сговору.

Самой упорной в достижении своей мечты оказалась Диана Рюриковна Яковлева, пробравшаяся во власть аж с 15-й попытки!

У Алексея Дуленкова одной попыткой меньше, зато туману-то, туману! Сегодня он житель Калуги, депутатствующий в подмосковном Голицино; завтра, глядишь, уже в Можайске очутился, к следующим выборам в Лесной городок перебрался; вернулся в Калугу, чтобы опять-таки оттуда депутатскую длань в Подмосковье простереть. Потом бац — и «места жительства в пределах Российской Федерации не имеет». Сегодня он директор, завтра — безработный; сегодня специалист с высшим профильным образованием, завтра — выпускник средней школы… Попробуй разберись!

Показателен скандал в санкт-петербургском МО «Литейный округ», где в ноябре прошлого года группа «яблочников» в обход закона, проигнорировав устав муниципалитета, назначила новым главой совета Арсения Афиногенова, который был всего-навсего помощником депутата. И хотя комиссия по этике при Законодательном собрании сняла его с занимаемой должности, хотя Дзержинский районный суд отменил все решения «яблочников», Афиногенов продолжал называть себя главой МО.

Согласно практике «двойных стандартов», самозванцам не возбраняется уличать законно выбранную власть в «антиконституционных переворотах».

Характерно, что провокацию с Афиногеновым, срывавшим портреты Путина со стен, подгадали в аккурат к конфесту «Активиз/МЫ», проспонсированному МИД Германии и организованному немецким центром CISR e.V. Berlin. За время работы в Северной столице он получил от американского фонда Макартуров более 2,3 млн долларов, а после выхода в России закона об иноагентах перебрался в Германию.

Кроме упомянутого Афиногенова в конференции участвовали и другие подписанты: Егор Карпенков, Виталий Боварь, Владимир Волохонский, Наталья Грязневич, которые делились опытом, как, разыгрывая козырные карты градозащиты и раздувая скандалы в СМИ, на волне протестных акций пролезть в муниципалитет, а там, действуя по веками отработанной практике «троянского коня», бороться изнутри с имеющимися нормами и законами.

А уж как старается быть избранным Илья Валерьевич Яшин, один из учредителей протестного движения «Оборона» — организации, которая финансируется, в частности, Агентством США по международному развитию (USAID) и Фондом Сороса «Открытое общество», дабы осуществить «ненасильственную революцию» в нашей стране! Все 12 последних лет бьётся, бедняга Яшин, как рыба об лёд, чтобы хоть куда-то попасть — хоть в муниципальный совет какой-нибудь захудалый, хоть в Думу. Из сил выбивается. Даже опрос у Левада-центра заказал, чтобы все видели, какой он любимец масс. Баллотируясь в Законодательное собрание Костромской области, ажно по дворам самолично ходил, оглушая местных жителей мощными динамиками, пока они в полицию не нажаловались. Да что-то взаимности с депутатством никак не случается — облом за обломом, скандал за скандалом, раскол за расколом!

И эти люди, которые вопят «Гэть!» здесь и сейчас, инкриминируют законной власти государственный переворот?

Так что истерика по поводу пожизненного правления Путина — это уже хуцпа девятисотого левела, которую и обсуждать противно. Нагло передёргивая события, они притворяются, что не видят разницы между узурпацией власти и участием в выборах на общих основаниях, между одноразовым баллотированием и пожизненным правлением.

Поставил свою подпись под воззванием к народу и Борис Борисович Надеждин — один из авторов ныне действующей Конституции. Оно и понятно: сочинял-сочинял, а труд по достоинству не оценили. Обидно…

«Не моя Конституция», — пишут депутаты-оппозиционеры, становясь в позу. Конечно, не ваша. Да и вы, судя по всему, не очень-то наши.