«Плачем и молимся»

Когда начинается гангрена, омертвевшую ткань отсекают, дабы не погиб весь организм — таков закон гуманизма. Больно ли живым клеткам, спасённым от смерти? Конечно. Душевную боль испытывают ныне прихожане столичного древнего храма Всех святых на Кулишках, расплачиваясь за малодушный шаг Александрийского Патриарха.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл приостановил работу Александрийского подворья в российской столице, приписанного к храму Всех святых на Кулишках. Это непростое решение обусловлено трагическим для Церкви недавним событием, когда Патриарх Александрийский и всей Африки Феодор II признал неканоническую, раскольничью ПЦУ.

Последнее слово остаётся за Священным Синодом, заседание которого намечено на конец декабря.

А пока службы в храме идут своим чередом, по расписанию. Вот только встревоженные прихожане плачут и молятся, переживая вынужденную отставку настоятеля — митрополита Киринского Афанасия и тревожась о судьбе местного хора, владеющего искусством византийского пения.

Митрополит Афанасий прослужил в историческом московском храме 21 год и вырастил целое поколение прихожан. Он занял этот пост в 1997 году, когда был поставлен представителем Патриарха всея Африки при Патриархе Московском и всея Руси. Но 8 ноября 2019 года, когда Александрийская Православная Церковь признала так называемую православную церковь Украины — неканоническую структуру, созданную на Украине в 2018 году из двух раскольничьих организаций, Патриарх Кирилл заявил о невозможности поминать Патриарха Феодора II за богослужением.

Хор, созданный с открытием подворья в 1999 году, пока не распускают, но сохранится ли традиция духовного пения, не ведают.

Согласно информации, представленной священником Георгием Максимовым, главой сектора апологетической миссии Синодального миссионерского отдела РПЦ, Александрийский Патриархат содержится на пожертвования из США, Греции и Кипра. На данный момент из 37 архиереев Александрийской Церкви только пять африканцев и один араб, все остальные — греки, при этом не местные. Все они родом либо из Греции, либо с Кипра; в свои африканские епархии они наведываются лишь на главные христианские праздники — на Рождество и Пасху.