О настоящем добре


Человек предпочитает, чтобы его окружали хорошие вещи. Если есть возможность, он всегда выберет хорошую обувь, хорошую одежду, хорошую квартиру. Но если такое отношение касается неодушевлённых вещей, то тем более оно проявляется в отношениях к людям. Действительно, каждый хочет, чтобы его окружали хорошие люди — порядочные, честные, верные, добрые. Но тогда мы и сами должны стремиться быть лучше.

«Притча о милосердном самаритянине». Фреска. Николо-Черноостровский женский монастырь в Малоярославце

И, наверное, каждый этого хочет. Каждый предпочтёт, чтобы его считали хорошим человеком. Никто в детстве не мечтает стать злодеем. Но проходят годы, и, как правило, всё больше позади ошибок и всё больше несовершенств накапливается в человеке. А тот идеал, который был в юные годы, так и остаётся недостижимым.


Почему так происходит?

Есть две главные причины. Первая — неправильные отношения человека с Богом. Бог есть истинное благо и источник всякого блага, поэтому неудивительно, что тот, кто по своей жизни и делам не имеет с Ним общения, не может стать благим в совершенном смысле слова.

Вторая причина — неправильное понимание добра, его смысла, его цели. Непонимание того, что есть настоящее добро и чем оно отличается от ложного добра, которое только кажется добром, но не является им на самом деле.

Господь может исправить любого грешника. Чтобы это случилось, человек должен приблизиться к Богу. «Приблизьтесь к Богу, и (Он) приблизится к вам», — говорит апостол Иаков (Иак. 4, 8).

А приближение человека к Богу происходит как раз благодаря последнему важнейшему условию пути к святости — совершению добра и укоренению в добродетели.

Что такое добродетель? В отличие от единичного доброго поступка, который бывает в жизни каждого человека, даже злодея, добродетель означает регулярное, постоянное делание добра, которое становится привычкой, благим навыком. Именно приобретение таких навыков и делает человека в настоящем смысле слова хорошим, добрым, ибо добрые навыки помогают избавляться от дурных навыков, то есть тех самых семи греховных страстей, поработивших каждого человека, не просвещённого Христом.

Самая большая сложность в делании добра — определение чётких ориентиров и понятий. Для многих людей серьёзным препятствием на этом пути стало непонимание того, что есть подлинное добро и почему оно считается таковым, как можно отличить его от зла, каких видов оно бывает, ради чего совершается и к чему приводит. В некоторых ситуациях несложно понять, какой поступок будет правильным и хорошим, но такая ясность есть далеко не всегда.

Святой Тихон Задонский даёт такое определение: «Добродетель есть всякое слово, дело и помышление, согласное с законом Божиим».

В этом изречении святитель сразу даёт понять, что истинное добро всегда связано с Богом. Как мы помним, Бог абсолютно добр и Он — подлинный источник добра. Поэтому добром в настоящем смысле является сознательное исполнение Его святой воли, которая для людей выражена в установленных Им духовных закономерностях, то есть заповедях Божиих.


Добро настоящее и мнимое

Каждый человек, даже неверующий, как создание Божие чувствует в себе голос совести, который помогает ему в общих чертах отличать добро от зла. Поэтому и у людей, не знающих Бога, есть некоторое стремление к добру, чувство добра и добрые поступки.

Но ценность каждого поступка определяется тем, с каким намерением он совершается. Известна такая притча. Трое рабочих переносили кирпичи для строящегося храма. Каждому задали вопрос: «Что ты делаешь?» Первый ответил: «Таскаю кирпичи»; второй — «Зарабатываю деньги, чтобы прокормить семью»; а третий сказал: «Строю храм». В глазах сторонних людей их дело было одинаковым, но неодинаковым оно было в глазах Бога и неодинаковое значение имело для души каждого из них.

Итак, нравственная ценность дела зависит от того, с каким намерением его совершает человек и ради чего (или ради кого).

О настоящем добре

Помогать больным — дело хорошее. Однако представим человека, который собирает средства для больных, но и себя при этом не забывает. Творит ли он ли добро? Нет, просто деньги зарабатывает.

Или представим другого человека, также помогающего больным. Он не получает за это никаких денег, однако заботится о том, чтобы его благотворительность была известна как можно большему кругу людей. Делает ли этот человек добро? Нет, он просто зарабатывает себе хорошую репутацию, людскую славу, уважение.

Всякое дело, совершаемое с корыстными целями, не есть доброе дело по существу. Сюда же можно отнести и тот случай, когда кто-нибудь восклицает: «Вот, я ему столько добра сделал, а он мне такую гадость учинил!» Да ещё добавляет: «Вот и делай после этого добро людям». Но эти слова значат, что человек и не делал настоящего добра, а искал выгоды для себя, желал привязать к себе облагодетельствованного человека, рассчитывал на взаимность по принципу «ты мне, я — тебе»; то есть здесь те же самые корыстные цели, пусть корысть состоит не в деньгах или славе, а в расположении конкретного человека.

Вернёмся к примеру с помощью больным. Представим человека, который делает это, не получая ни денег, ни славы и не рассчитывая завоевать расположение каких-либо людей. Но он делает это ради себя, чтобы почувствовать себя удовлетворённым, чтобы хвалить себя и гордиться собой, превозносясь над теми, кто не столь щедр, как он. Разве нельзя сказать, что и он таким образом получает свою выгоду, которая губит значение его доброго дела?

«Как сгнивший плод бесполезен земледельцу, так добродетель гордого не нужна Богу»,  — учит преподобный Нил Синайский.

Итак, никакое доброе дело, совершаемое из эгоистичных побуждений, в действительности не является настоящим добром. Не являются также подлинным добром те поступки, которые совершаются под явным или неявным нажимом других людей. Сделает ли доброе дело человек, потому что его кто-то заставляет, или донимает просьбами, или для того, «чтобы не выделяться из всех», как, например, в храме многие прихожане во время обхода с тарелкой для пожертвований охотно кладут деньги на виду у всех, но далеко не все из них опускают пожертвование в церковную кружку, когда этого никто не видит.

О подобных вещах святитель Иоанн Златоуст сказал: «Всякое доброе дело, сделанное по принуждению, теряет свою награду». По свидетельству святителя Григория Богослова, «добродетель должна быть бескорыстна, если желает быть добродетелью, которая имеет в виду одно добро». И преподобный Иоанн Кассиан говорит, что «тот, кто хочет достичь истинного усыновления Богу, должен творить благое из любви к самому благу».


Недостаток добра

В наше время многие жалуются на подавленное настроение, раздражительность, депрессии. Не потому ли всё это происходит, что так мало и так нерегулярно люди творят чистое добро? Многие знают, что человек по-настоящему хороший, добродетельный, выделяется даже внешне, как иногда говорят, «прямо светится». Почему так? Потому что, по словам святителя Григория Нисского, приобретение добродетели «приносит в душу непрекращающуюся радость».

«Живые отличаются от мёртвых не только тем, что смотрят на солнце и дышат воздухом, но тем, что совершают что-нибудь доброе. Если они этого не исполняют, то... ничем не лучше мёртвых», — говорит святой Григорий Богослов. Сколь многие могли убедиться в истинности этих слов, найдя подтверждение им если не во всей своей жизни, то хотя бы в отдельные её периоды, наиболее «тёмные» в эмоциональном плане. Люди не чувствуют в себе радости, потому что не чувствуют в себе жизни, а не чувствуют жизни, потому что не творят истинное добро.

Многие беды современного человека вытекают из того, что он не делает добро, а если и делает, то изредка, по случаю, кое-как. Для него доброделание является скорее исключением, а не правилом. От этого повсеместное оскудение любви, которое мы все видим. Родители забрасывают детей, дети забывают престарелых родителей, супруги разрушают браки — и всё из-за того, что любовь, которая была когда-то, уходит, теряется, исчезает.

Святитель Григорий Палама пишет: «Душа каждого из нас подобна лампаде, делание добра — елею, любовь — фитилю, на котором почивает, как огонь, благодать Божественного Духа. Когда же недостаёт елея, то есть доброделания, то любовь иссякает и свет Божественной благодати гаснет».


Уникальная ценность сделанных добрых дел

Все люди смертны. Каждый знает это, но многие стараются забыть, отодвинув подальше тот момент, когда о смерти придётся задуматься всерьёз. А любые честные размышления о смерти неизбежно приводят к двум главным вопросам: «Что останется после меня?» и «Что возьму я с собой?» Смерть — тот рубеж, который обесценивает многие земные ценности. Умный человек понимает, что ни деньги, ни имение, ни слава, ни власть, ни родные, ни друзья не сопроводят человека, отправляющегося в «путь всея земли». Всё останется здесь, когда душа его уйдёт на суд Божий. Имущество достанется другим, людская память исчезнет, тело истлеет.

Но искреннее добро, сделанное человеком, не исчезнет и не истлеет; оно — то единственное, что он может взять с собой, что сохранится в вечности и что определит его загробную участь. Наши добрые дела останутся с нами и на суде Божием будут свидетельствовать в нашу пользу. Так об этом говорит преподобный Ефрем Сирин: «Всё преходит, братия мои, только дела наши будут сопровождать нас. Потому приготовьте себе напутствие для странствия, которого никто не избежит».


Заблуждения относительно добродетели

Иногда люди боятся браться за добродетели, полагая, что не смогут со своего сегодняшнего уровня подняться так высоко, чтобы сплести такой венец добродетелей, какой сплетали себе святые. Однако нужно понимать, что совершенствование в добродетелях происходит не столько силами самого человека, сколько силой Бога, которая подаётся, если человек принял и показал твёрдую решимость стать на путь добра.

О настоящем добре

А кроме того, добродетели приобретаются не последовательно, как кирпичи, слагающие дом. Нет, «все добродетели связаны между собой, как звенья в духовной цепи, и одна от другой зависит», — говорит святой Макарий Египетский. Поэтому «одна добродетель, совершаемая искренно, привлекает за собою в душу все добродетели».

В духовной жизни особенно важно помнить, что добрые дела мы совершаем благодаря Богу, Который дал нам возможность, разумение и силу их совершить. Это понимание уберегает от эгоистичного тщеславия, которое губит душевную пользу от сделанных добрых дел так же, как ржавчина губит металл. Ошибочно приписывать лишь себе самому свои добродетели, ибо «как источник дневного света — солнце, так начало всякой добродетели — Бог», — пишет Марк Подвижник.

Ошибаются те, кто говорит: «Вот, я крещён, хожу в храм, исповедуюсь, причащаюсь — и этого достаточно для моего спасения». Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Ни Крещение, ни отпущение грехов, ни знания, ни участие в таинствах… ни вкушение Тела Христова, ни приобщение Крови и ничто другое не может нам принести пользы, если мы не будем иметь жизни правой и честной и чистой от всякого греха».


О двух крайностях

Господь Иисус Христос предупреждал: «Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7, 21), тем самым ясно давая понять, что одно лишь называние себя христианином и даже молитвы ко Господу, если это не сопряжено с творением добра, заповеданного Богом, не принесут пользы и спасения. Об этом свидетельствует и апостол Иаков: «Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его?.. вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак. 2, 14–17).

Но при этом нужно опасаться, чтобы не впасть в другую крайность, считая, что не важно, как верить, — главное, чтобы человек делал хорошие дела. Поскольку добро непосредственно связано с Богом, то невозможно совершенствоваться в добродетели, имея искажённые или ложные представления об источнике добра — Боге.

Святитель Кирилл Иерусалимский говорит, что для успеха истинная вера должна сочетаться с доброделанием: «Ибо что пользы знать хорошо учение о Боге и постыдно жить? С другой стороны, что пользы — быть воздержанным и нечестиво богохульствовать?». И святой Игнатий (Брянчанинов) говорит, что «только тогда принимает Бог добродетели наши, когда они — свидетели веры, сами же по себе они недостойны Бога».


О видах добродетелей

Существует несколько видов добродетелей, которые, хотя имеют внутреннее единство, как происходящие от единого Бога, при этом являют видимое многообразие. Из них наиболее известны воздержание, целомудрие, нестяжание, кротость, милосердие, смирение, любовь. В том, что Господь предлагает для желающих достичь святости разные пути в виде различных добродетелей, проявляется Его внимание к свободе человека и Его любовь к нам.

Чтобы укорениться в добродетелях, нужно все творимые добрые дела посвящать Христу, творить их во имя Его. Так, например, если обидят нас и захочется нам отомстить, то сдержимся, говоря в себе: «Прощу ради Христа, простившего мне мои грехи». Если у нас самих мало денег, а к нам подошёл нищий и нам не хочется давать, вдобавок бесы насылают мысли, что он будто бы недостоин нашего подаяния, то пересилим себя и дадим с мыслью: «Подам ради Христа, давшего мне всё, что я имею». Если мы уже съели достаточно, а чрево просит ещё и ещё, остановимся, встанем из-за стола, говоря в себе: «Воздержусь ради Христа, Своим постом научившего меня воздержанию».

О настоящем добре

С подобным расположением нужно творить и все остальные добрые дела, большие и малые. Кроме такого внутреннего посвящения, совершение добрых дел нужно обязательно сопровождать молитвой, например: «Господи, дай мне сил простить (подать) воздержаться» и так далее. Молитва есть мать всех добродетелей. Мы не можем стяжать добродетели без помощи Божией. Сам Господь сказал: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин 15, 5). Те, кто не понимают этого и пытаются исполнять заповеди, опираясь лишь на собственные силы, быстро надрываются и приходят в разочарование.

Чтобы успешно постигать добродетели, очень полезно советоваться с теми, кто уже прошёл по этому пути. Найти в жизни столь опытного духовного наставника не всякому возможно — это особый дар Божий, но всякий может получить ценные советы из книг, написанных святыми отцами.

Злые духи, стремящиеся сбить человека с пути, разумеется, будут пытаться помешать тому, кто решил подвизаться в добродетелях. Но даже если бы они не мешали, само естество, привыкшее грешить, все порочные привычки наши будут, особенно поначалу, мешать нам укореняться в истинном добре.

Поэтому святые отцы предупреждают: «Перед началом доброго дела приготовься к искушениям, которые постигнут тебя, и не сомневайся в истине» (преподобный Исаак Сирин). «Кто совершает дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение. Ибо всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение; да и то, что делается ради Бога, не может быть твёрдым, если не будет испытано искушением» (преподобный авва Дорофей).

Так что «когда, делая добро, потерпишь какое-нибудь зло, хотя бы на долгое время, не соблазняйся — тебе непременно воздаст Бог. Чем больше медлит воздаяние, тем большим оно будет» (святитель Иоанн Златоуст). «Не думай, что ты приобрёл добродетель, если прежде не боролся за неё до крови» (преподобный Нил Синайский).

Это, конечно, не означает, что из-за страха перед возможными искушениями лучше ничего доброго не делать. Добро нужно делать безо всякого страха: пусть нам мешает диавол, но зато помогает Сам Бог, Который сильнее диавола. На нашей стороне не только Бог, но и все ангелы и святые Его, особенно же наш личный ангел-хранитель и святой Небесный покровитель, который даётся Богом при крещении каждому православному христианину. Все они помогают в нашем пути к добру.

Так что любой христианин пусть помнит слова, которые пророк Елисей сказал своему слуге, испугавшемуся вражеских полчищ: «Не бойся, потому что тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними» (4 Цар. 6, 16).

Читайте также: