От Владимира Красна Солнышка до Владимира — собирателя Руси


Разновидности искуственного интеллекта

«Всю власть роботам!» Услышав сей клич, можно решить, что это фраза из низкопробного фантастического романа; на худой конец — глупый розыгрыш пранкера либо неудачный флешмоб. Ан нет! Очередным тестом на адекватность общества стало предложение предпринимателя Романа Зарипова избрать президентом страны голосового Яндекс-помощника, по имени Алиса: дескать, робот принимает взвешенные решения, а кроме того, доступен любому интернет-пользователю. Дискуссия, развернувшаяся в виртуальном предвыборном штабе Алисы, вызывает серьёзные опасения за здоровье её участников, к счастью, немногочисленных: единственное, что их смущает, — это несоответствие кандидатуры избирательному цензу. 

Тем не менее выборы-2018 могут войти в историю Отечества как судьбоносное для мира событие. Конечно же, не потому, что предвыборной кампании предшествовал яркий парад неадекватных соискательниц и соискателей. Не потому, что нынешний год оказался рекордным по числу потенциальных кандидатов: 70 человек выразили желание попробовать себя в качестве Президента. И даже не потому, что апогеем креативных изощрений стало предложение заменить бездушной железкой руководителя нации, который прежде всего призван задавать духовный вектор движения страны — так уж повелось на Руси.

В чём же уникальность нынешней выборной кампании? Один из отличительных её признаков заключался в том, что впервые за тысячелетие с лишним Россия, весь народ, встала перед подлинным выбором, определяющим будущее не только нашей страны, — перед выбором духовным.

Если брать аспект социальный, то практически и выбирать-то особо никогда не приходилось.


Триединая формула государственности — земное эхо Небесного единства

«За кого ты голосовал?» — спросили молодого олимпийца. «Как "за кого?" — удивился он, сердцем узрев отеческую заботу в нынешнем Президенте. — За царя, конечно!»

Выборы 2018

В период монархии необходимости в выборах просто не было! И дело даже не в традиции династического правления, хотя его преимущества перед выборной системой неоспоримы как гарантия стабильности и предсказуемости; как возможность развивать и совершенствовать генетически унаследованную способность к управлению державой; как фундамент «чистой политики», исключающей соперничество, злое разделение, вражду, а следовательно, грязные предвыборные технологии, и в первую очередь клевету, подсиживание, вероломство.

Помазанник на царство даровался свыше. Почти полтысячелетия Россия крепла, процветала, богатела под стягом самодержавия, принимая власть царя как органическую форму существования страны. Великое Таинство Помазания на царство было так же естественно, непостижимо и созидательно, как узаконенное Небесами Таинство Брака, и даже совершеннее. «Запомни следующее: ты наследник российского престола, ты обручён России», — ответил Александр III сыну Николаю, будущему русскому императору, в 1889 году, когда наследник-цесаревич попросил родителей благословить его на брак.

Самодержавная империя была сродни большой семье, глава которой печётся о всех её членах, и не только об их здравии, пропитании, достатке, но в первую очередь о насаждении добрых нравов, о безопасности, общественном согласии и безбедном будущем.

При такой форме правления всё, что ни случалось со страной, способствовало её сплочению. Массовые торжества, посвящённые историческим юбилеям, не сводили скулы скукой, не вызывали ни отторжения, ни отчуждения: это были не официозные мероприятия, но всенародная радость, без различия сословий, классов и наций, сродни святому чувству, охватывающему нас в День Победы. Стихийные бедствия, нашествия иноплеменников, неурожаи или катастрофы не превращались в повод для злорадства, самоутверждения и пиара, но воспринимались как общая беда и боль.


Без руля и без ветрил к миражам-обманкам

Всё гениальное просто, и эта кристально-прозрачная простота, не позволявшая отлавливать рыбку в мутной воде, не могла не возмутить лжеименитый разум. Самодержавие — гениальная социальная структура, предложенная Богом в качестве незыблемой основы государства, — было нагло осмеяно прогрессистами как устаревшее, а потому — преступное. Насмешки, это подлое орудие разрушителей, медленно, но верно поражали неискушённые умы, подобно ржавчине, разъедающей железо. Чтобы окончательно подорвать духовный иммунитет основанного на православных принципах государства, оставалось лишь взбаламутить массовое сознание заведомо несбыточными обещаниями безграничных свобод, разнуздывающих дикие страсти, и неограниченной власти невежественного большинства.

Сатана, древний профессионал-обманщик, недаром избрал для описанного Евангелием искушения знойную пустыню: где, как не среди зыбучих песков, томимый жаждой путник готов принять сладостную иллюзию за вожделенную реальность? Попытки подсунуть себя вместо Бога не прекращаются и поныне в духовных пустынях, и небогатый арсенал миражей-приманок не претерпевает изменений: всегда найдутся охотники до изнеможения гнаться за призраками богатства, славы и власти, и неизменный венец их усилий — несмываемый позор. Ведь лукавый противник Бога и людей, движимый отнюдь не человеколюбием, использует их лишь как глупое, послушное орудие на пути к собственному мировому господству, пусть и мнимому.

Глава Временного правительства Керенский

Сто лет назад массовый гипноз погрузил в сладкий дурман целую страну: русский народ, влекомый яркими видениями fata Morgana, сбившись с пути, побрёл в несбыточный земной рай, управление которым, по мнению идеологов, не составляет труда, не требует ни знаний, ни ума, ни способностей. Сто лет назад наш народ, попущением Божьим, уподобился обезумевшим пассажирам океанского лайнера, выбрасывающим за борт капитана, штурмана, лоцмана, которые — вот наглость! — сами рулят, а другим повертеть штурвал не дают. И пошли дилетанты крутить рулевое колесо, постепенно накреняя корабль… Если православный царь не выпускал кормила из рук ни в шторм, ни в ураган, то профанам-властолюбцам и штиль не способствовал.

Зашатался трон — зашатались устои быта. Жизнь в государстве, управляемом временщиками, уподобилась пребыванию под кровлей с подпиленными стропилами. Земной рай, изгнавший Бога и царя, начался с обмана. Социальный кувырок, перевернувший умы и сознание, не облегчил, однако, бремени забот; не разрешил конфликтов; не сделал людей человечнее; не превратил быстрые воды в молочные реки, а глинистую почву — в кисельные берега, но податливому сознанию методично внушалось, что «жить стало легче, жить стало веселее» и «человек проходит как хозяин необъятной родины своей».

Циничнейшую насмешку над свободой без прав, над хозяевами без имений представляли собой выборы — величайшая профанация, которая замышлялась революционной властью лишь для дискредитации самодержавия и обольщения простолюдинов возможностью активно участвовать в управлении страной. Советский электорат представлял собой подобие зрителя, который, сидя на галёрке, воображает себя главным героем и исполнителем театрального действа. Как помпезно обставлялся этот иллюзионизм! Как свято верили его жертвы-участники в то, что, опуская в урну листок с именем одного-единственного кандидата, они вершат историю, кардинально влияя на политическую жизнь страны! Не то что при «проклятом царизме»…


Урок для непонятливых

Есть в педагогике и психологии известный приём, используемый в работе с запущенными детьми и безнадёжными пациентами. Когда специалист сталкивается с невменяемым собеседником, который зациклен на сверхидее, забронирован в скорлупе гордыни; который ожесточённо отторгает доводы рассудка и не внемлет никому, кроме себя, тогда не остаётся ничего иного, как предоставить глупому упрямцу возможность довести свой абсурд до логического конца.

«"Бога бойтесь, царя чтите" (1 Пет. 2, 17), — взывал к пастве святитель Московский Филарет. — Две эти заповеди соединены для нас, как два ока на лице истины и правды. Не разрозните их: не обезобразьте лица истины, не повредите одного из очей её!». Не зря предупреждал: есть в значительной части народа этот тяжкий духовный изъян — противиться властям, одновременно возводя их в ранг идолов. Доверие народа смутьянам-бунтарям в предреволюционное ненастье ослепило оба глаза на лице истины и немало повредило рассудок, вскружив не одну голову…

Череда правителей, сменявших друг друга на государственном посту после крушения Российской империи, была своеобразным призывом Господа осознать, каким Небесным даром пренебрёг наш народ. Величайший Педагог и Психолог, Он преподнёс нам горькие уроки — яснее нельзя и нагляднее некуда.

Монарх, который, подобно Доброму Пастырю, «душу свою за овец полагает», вам опостылел? Хотите альтернативу?.. Альтернатива в виде истеричного присяжного поверенного не замедлила себя ждать. «Кричали женщины "ура!" и в воздух чепчики бросали», однако не прошло и года, как глава временщиков Александр Керенский, стяжавший в народе красноречивое прозвище «главноуговаривающий», переодевшись в матросскую форму, пустился из России наутёк. За ним следовала слава наёмника, который, завидя хищного волка, подло бросает стадо, и устойчивый миф о позорном переоблачении «Бонапарта из адвокатов» в женское платье. Отвергнутый же народом царь засвидетельствовал свою верность Богу, стране и долгу «даже до смерти крестной», являя разительный контраст с самовлюблённым премьером-позёром.

Вы углядели религиозный фанатизм в духовно-целостном, истинно православном по духу императоре, всецело преданном воле Божией? Отведайте атеизма.


Ленин

Первый правитель Страны Советов, изображённый на октябрятских звёздочках этаким кудрявым херувимчиком, ещё в нежном детстве, в неистовой ярости сорвав с себя православный крест, бросил его в мусор. Картавый идол, поставленный на место не только царя, но и Бога, он всю сознательную жизнь при упоминании о религии неизменно изрыгал патологическую хулу на неё: «поповщина», «заигрывание с боженькой», труположство», «опиум для народа», «род духовной сивухи», «невыразимейшая мерзость», «самая гнусная зараза»… Даже на смертном одре, находясь в полупомешанном состоянии, наполовину парализованный и лишённый речи, он продолжал бесноваться, инициируя постановление ЦК «О создании комиссии по антирелигиозной пропаганде». Последователи «вождя народов» шествовали проторённой тропой.


«Помазанник Божий для вас "Кровавый"?» — словно вопрошал Бог в третью декаду прошлого столетия, скорбно взирая на Русскую землю, не успевавшую впитывать кровь убиенных сынов Отчизны, лучших из лучших: верных пастырей, трудолюбивых крестьян, дерзновенных учёных, самоотверженных педагогов, высококвалифицированных врачей и просто честных тружеников... 

Аристократизм царя вас оскорбляет и сдержанность претит? Простоту, что хуже воровства, в середине прошлого века сполна продемонстрировало миру «единогласно избранное» первое лицо государства, которое с международной трибуны грозило показать мировому сообществу «Кузькину мать», швыряло в назойливых журналистов початки кукурузы или в непарламентских выражениях распекало участников «бульдозерной выставки».

И хозяйственник он был, говорите, посредственный?.. Недаром тенденциозные историки оглашали экономические показатели начала XX века по принципу сравнения автомобиля с помидором: на одной чаше весов — конкретные цифры, на другой — непонятно от чего взятые проценты. Не без опаски взирали современники на рискованные экономические эксперименты знаменитого кукурузовода. Наконец от греха подальше у импульсивного правителя отняли власть, как забирают спички и ножницы у несмышлёныша. «Застрельщики "перестройки"» завершили начатый в первой половине 1960-х процесс экономического разорения богатейшей державы, умудрившись за одно десятилетие уравнять её со странами «третьего мира».

Разрушение храмов

Вам безразлична нравственность первого лица государства?.. «Моральный кодекс строителя коммунизма», провозглашённый этической нормой на XXII съезде Компартии, не сделал ни благороднее, ни чище партийных боссов, возглавлявших впоследствии страну. Ни один из них не стал ни примером христианской добродетели, ни образцом благонравия, в отличие от последнего императора. 

Царь-узурпатор вам наскучил? Неужели халифы на час лучше? Последний пятилетний период СССР называли «эпохой пышных похорон»: страна не успевала провожать в последний путь престарелых членов брежневского Политбюро. Середина 1980-х годов ознаменовалась тем, что за три года советский народ «простился» с тремя Генеральными секретарями, причём два из них осуществляли непродолжительное руководство государством из кремлёвской больницы.

Царь-отреченец, говорите? «Подкаблучник»? Полюбуйтесь, как выглядит настоящий отступник! Целомудренная, нежно оберегаемая от нескромных взоров любовь последнего императора, скреплённая Таинством Брака, явив миру всю красоту возвышенных, благородных отношений, лишь упрочила способность к величайшему самопожертвованию, готовность взойти на личную «голгофу» ради блага своего народа. «Нет той жертвы, которую я бы не принёс на благо своего Отечества. И если такая жертва нужна, пусть этой жертвой буду я», — ответил император, прочитав предсказание Паши Саровской: бегство из России гарантировало жизнь царскому семейству, но обрекало на гибель Россию; условием сохранения страны выступала мученическая смерть царя. Последний Генсек советского государства, покорная тень энергичной супруги, в отличие от умученного императора с лёгкостью пожертвовал страной ради личного блага. Добровольно приняв отставку, он покинул Кремль в отличном здравии, на роскошном автомобиле, в сопровождении хорошо обеспеченной свиты и, обосновавшись в Германии, активно продолжает разрушительную деятельность в отношении Родины, с трудом воскресающей от «перестройки» и внедрения «общечеловеческих ценностей».

Ваша совесть безмолвствовала, когда воздержному, непритязательному в быту государю приписывали дикие оргии при Дворе? «По вере вашей да будет вам». «Пиры Валтасара» различной степени гласности и интенсивности достигли апогея в 1990-х. Расплатой за столетней давности легковерие стали стыд и боль при виде народного избранника, который, едва удерживая равновесие, разухабисто пытался дирижировать оркестром в один из трагических для страны моментов; который пускался в пляс у микрофона или заплетающимся языком нёс околесицу под откровенные насмешки и нескрываемые ухмылки заокеанских «партнёров». «Пьянство в Кремле начиналось с утра», — свидетельствовал Александр Коржаков, начальник охраны Ельцина.


«Гладко было на бумаге, да забыли про овраги»

Некоторые из соискателей президентского кресла в последней предвыборной кампании вызывали не меньшее недоумение, чем упомянутая Алиса. «Есть с чудинкой претенденты, — делилась впечатлениями Элла Памфилова, глава Центризбиркома. — Один заявил, что он непременно должен сегодня сдать документы ровно в 22 часа 22 минуты».

Развал страны

По сути, предвыборная клоунада, затеянная подобными заявителями, была подготовлена предшествующим столетием, посеявшим в массах наивное представление о том, что управлять страной способен каждый и спрос с него невелик: ведь «нам нет преград ни в море, ни на суше».

Профанацию выборов, начатую не сегодня, не вчера и даже не 20 лет назад, подготовили и процентные квоты, которыми очень гордились руководители Страны Советов, — этакая «священная корова» при выдвижении народных депутатов. Что это, как не детские игры в демократию?

Не слишком безобидные в самом зародыше, эти опыты-забавы по нивелированию человечества парадоксально противоречивы, как мышление шизофреника. Так, создание бесклассового общества сопровождалось искоренением нескольких социальных слоёв, не вписавшихся в мечту о всеобщем равенстве. Игнорирование национальных особенностей под флагом дружбы народов вылилось в оголтелый национализм, захлестнувший многие республики бывшего СССР.

Хвалёное стирание грани между городом и деревней завершилось вымиранием не только деревень, но и крупных сёл.

Женское равноправие, игнорирующее Богом дарованную природу, непосильным бременем пригнуло хрупкие плечи, да и дух мужчин не возвысило.

Предварив современную фантасмагорическую картину поголовного равенства: ювенальщину, гендерное безумие и пр., — все эти перекосы, доведённые до логического завершения, грозят в финале обернуться необратимыми мутациями.


Быть или не быть?

Впервые бюллетени с именами нескольких кандидатов в президенты появились в эпоху «перестройки», но, по сути, тогда нашей стране предстоял политический выбор из двух зол — выбор не самый лучший, чреватый тяжкими для души последствиями. Ни центробежные, ни центростремительные силы не назовёшь созидательными: те и другие вели в небытие. Разница заключалась лишь в стремительности распада.

Естественно, печальный опыт столетия не мог не сказаться на отношении людей к выборам. Посему деструктивные силы активно пытались сыграть на апатии, скепсисе, нигилизме или элементарной недальновидности избирателей: слишком многое было поставлено на карту. Накануне выборов ненавистники России старались использовать любую возможность, чтобы посеять смуту в умах, как и сто лет назад. Кого звали «на баррикады»?

1. Величайшая ошибка легковерных избирателей, уловляющая их в сети кандидатов-пройдох, — вера не делам, но предвыборным обещаниям. Магия лживых слов повергает доверчивый электорат в летаргический сон, а опыт предыдущих ошибок ничему не учит. Жаждущие волшебного истребления коррупции граждане, привыкшие внимать только агитаторам горланам-главарям, беспечно отдав им руку, сердце и кругленькую сумму в придачу, начинают прозревать лишь тогда, когда сами становятся жертвами «борцов за справедливость». А почему бы предварительно не заглянуть в их неестественно честные глаза? Почему бы стоимость их часиков-курток-кроссовок не соотнести с декларируемым доходом? Почему бы не взвесить степень утопичности их программ, а щедрость обещаний — с реальным состоянием казны? Почему бы не узреть явной закономерности в совокупности мелких и крупных подлостей, махинаций, предательств провокатора-кандидата и не сложить пазлы в психологический портрет личности?

2. «Хотелось бы посмотреть на разных людей во власти. Полгода один у руля, потом другой. Так бы мы поняли, с кем лучше», — подобные высказывания, даже не маскирующие предельный паразитизм, к сожалению, не редкость. А сердце на что дано? А разум? Порочность выборной системы, ограничивающей срок президентского правления, несомненна и очевидна. Недаром так усердно мусолил эту тему Михаил Ходорковский — житель туманного Альбиона, бывший комсомолец-вожак, сколотивший в 1990-х сказочное богатство на фоне всеобщего обнищания. Что может успеть временщик? Хапнуть свой кусок пирога, побольше и повкуснее, чтобы детям хватило и внукам осталось? Да ещё, очернив предшественника, развалить начатое им дело.

3. Нигилиста хлебом не корми — дай выступить против всех. На этот мятежный дух и делала ставку Ксения Собчак. Наивно полагать, что её программа «Против всех» относилась к потенциальным соперникам, — в первую очередь это вызов ненавистному ей русскому народу.

Хорошо понимая остроту ситуации, Патриарх призывал паству обязательно принять участие в выборах.


Назад, в будущее, и вперёд, в прошлое

Призыв Патриарха прозвучал неспроста: осознанный выбор духовного вектора жизни, изъявленный во всеуслышание русским народом, — главная особенность нынешних выборов.

С первых младенческих шагов христианская Русь, принявшая святое Крещение в водах Днепра, слышала несущееся вслед шипение вчерашних язычников, убеждённых богоборцев, истовых идолопоклонников, отказывавших ей в праве на государственность. Выбор веры для страны, совершённый равноапостольным князем Владимиром, до сего дня пытаются представить как акт личной воли, как проявление волюнтаризма и жёсткого диктата. Неоязычники не упускают случая заявить о Православии как о вере, насильно навязанной русскому народу.

Летописные свидетельства, естественно, игнорируются: «И по Божьему промыслу в то время разболелся Владимир глазами и ничего не видел. Епископ Анастас с попами царицыными крестил Владимира вне города Херсонеса, и погрузил его в святой купели, и тот сразу прозрел. И увидел Владимир, что тотчас исцелился, и прославил Бога и сказал: "Воистину велик Бог христианский, и чудна вера эта. Не только глазами прозрел, но и душевными очами познал Творца своего". Тогда была радость великая». Чудо, совершившееся над князем Владимиром, потрясло всех, кто был этому свидетель, и подвигло их на принятие Святого Таинства.

Даже предвзятые атеисты, переписывавшие историю, не могли обойти Крещение молчанием и вынуждены были признать величие этого исторического факта, его неоценимую роль. Однако, тенденциозно и поверхностно освещая поворотный момент в жизни нашего государства, сторонний взгляд не мог заметить духовных корней и духовной природы Крещения, а следовательно, подлинный его смысл искажался.

Материалистический подход советских историков проглядел главное — преображение князя после Крещения: «Сила веры Христовой… — по словам святителя Николая Сербского, — из Владимира-волка сделала Владимира-ягнёнка».

Не заметить благих перемен мог только незрячий. «Не знавший стыда Владимир стал стыдливее девушки. Владимир-палач превратился в кроткого, милостивого самарянина <…> Будто на какой-то таинственной стене стёрли изображение демона и начертали Ангела! Чудо, куда большее, чем превращение гусеницы в бабочку».

Голос совести, приведённый в соответствие с евангельской истиной, — единственная по-настоящему движущая сила. Крещение исторгло народ из дикой, тёмной жизни. Огромная страна совершила грандиозный нравственный, культурный, духовный скачок ввысь, оказав влияние на все народы.

Как гость, званный на царский пир и облачённый в нарядные брачные одежды, Святая Русь была осыпана Небесными дарами, в первую очередь духовным языком, впитавшим музыку народной души. Какая из стран может похвалиться такими обширными просторами и неоглядными далями? Где в мире найдутся земные недра, богаче, чем у нас? Есть ли во вселенной леса и моря щедрее наших? Ни умом, ни добротой, ни талантами не обделил нас Господь. Отыщутся ли на свете страны, украсившие сонм святых таким множеством лучших своих сынов? Помазание русского царя на царство стало мистическим актом настоящего единства народа и власти…

Равноапостольный князь Владимир

Примером своим святой Владимир засвидетельствовал подвиг перерождения, указав подданным путь и верные ориентиры движения по жизни — духовного рождения, рождения свыше.

Князь Владимир принял Православие в крымском городе Херсонесе. Президент Владимир возвратил России сакральный для российской исторической памяти Крым. Недаром это событие стало индикатором духа. Недаром официальное выдвижение Владимира Путина в кандидаты на пост Президента России состоялось в 57-м павильоне ВДНХ, где размещена экспозиция «Россия — моя история», призванная увековечить в том числе память Крестителя Руси.

Недаром в сознании многих людей нынешний Президент ассоциируется с равноапостольным святым. «Мы за князя Владимира», — подписали пользователи соцсетей фотографию двух липецких братьев-близнецов, пришедших на избирательный участок в доспехах русских богатырей.

Русский человек интуитивно почувствовал в Путине гаранта духовной стабильности; носителя традиционных христианских ценностей, заповеданных Богом. В ситуации катастрофически быстро надвигающейся апостасии надежда сохранить духовную целостность нации важнее даже безопасности военной, важнее экономического процветания и международного авторитета, хотя и это не ускользает от внимания Президента.

Уникальность нынешних выборов заключается также в том, что впервые за сто лет наметилось сплочение нации не пред лицом общего врага, ступившего на нашу землю; не на основе идеологического дресс-кода — принудительно-обязательного исповедания марксистско-ленинской идеологии, но на более глубоком и прочном фундаменте. Отказ Владимира Путина выдвигать свою кандидатуру от лица партии — продукт истинно русского духовного менталитета; гениально-парадоксальный шаг, который роботу Алисе и присниться не может. Президент — это прежде всего личность, консолидирующая все политические силы страны, считает Путин. Решение выступить самовыдвиженцем, свидетельствующее о доверии обществу, о желании объединять, а не разделять, созидать, а не разрушать, нашло моментальный отклик в сердцах: сразу шесть партий, имеющих серьёзные разногласия по многим вопросам, выразили готовность поддержать его кандидатуру накануне выборов.

Даже «заклятые друзья России» поняли: альтернативы Путину нет! Недаром заёрзал Ходорковский, много лет высасывавший обескровленную Россию. Недаром столь беспрецедентную шумиху задолго до наших выборов устроила западная пресса; не случайно всполошился Госдеп и занялся травлей Лондон. Недаром захлопали крыльями стервятники всех мастей и проснулись, словно спящие вулканы, «мёртвые» аккаунты штатных провокаторов.

Выбор духовной среды, в которой хотелось бы жить, остаётся за каждым из нас, и этим мы отличаемся от разумной железки Алисы, претендующей на право устроить ещё один «земной рай», последний.


P. S. Кстати, надежды Романа Зарипова на исключительный интеллект Алисы не оправдались: не став даже кандидатом в президенты, голосовая помощница умудрилась «поругаться» с Германом Грефом, который обозвал её глупой. Робот бесстрастно выдал зеркальный ответ.