Отступать некуда

Не секрет, что чтение нынче не в чести. На нежелание подростков беседовать с книгой сетуют даже родители, которые сами, мягко говоря, не великие до чтения охотники.

«Любите книгу — источник знаний», — советовал некогда Максим Горький. Можно было бы добавить, что это и кладезь размышлений, и стимул к внутренней работе души, и школа жизни, учебник нравственности, эталон вкуса… Но много ли нынче детских книг соответствует этим критериям? Многие ли семьи целенаправленно культивируют любовь детей к книге? Всякое ли издательство, увлёкшись погоней за прибылью и конъюнктурой, озабочено появлением высоконравственных, талантливых произведений для подрастающего поколения?

Издательский совет Русской Православной Церкви намерен создать список детской художественной литературы, рекомендуемой подросткам. Об этом на конференции, посвящённой Дню православной книги, заявил митрополит Калужский и Боровский Климент.

Глава Издательского совета надеется сформировать и опубликовать его в этом году.

Задача, поставленная пастырем, несомненно, имеет огромное просветительское значение, однако список списком — гораздо важнее преодолеть глубинные современные процессы, грозящие оставить благое дело бесплодным.

Проблемы, поставившие незримый барьер между читателем и книгой, созревали не в одном поколении.

Нынешние бабушки–дедушки читали в транспорте и с удовольствием посещали библиотеки. Однако, что греха таить, самую живую классику на уроках литературы неумело препарировали не всегда талантливые и любящие свой предмет словесники. Однако жившие и трепетавшие в дореволюционных произведениях чувства заглушали боем барабанов, извлекая из искренних человеческих отношений, из психологизма и глубины характеров лишь выводы о социальном антагонизме слоёв и классов, зачастую высосанные из пальца.

Без искренней заинтересованности, без внутреннего горения, без осознания глубокой ответственности и, главное, без любви к детям и к своей важной миссии популяризация рекомендаций может вылиться в очередной парад формальных мероприятий, лишь усугубляющих пропасть.

«Поколение "Пепси", выросшее на гаджетах, методично и целенаправленно приучали к клиповому мышлению, духовной всеядности, рекам крови и стращали словом «патриотизм». Объяснить им, чем плохи низкопробные фэнтези, до сих пор сложно.

В другую крайность бросались неофиты, открывшие для себя новый пласт литературы и перекармливавшие своих чад книгами слащавыми, чрезмерно нравоучительными. Проблемы героев были детям чужды и непонятны, да и быт далеко отстоял от нашей реальности.

Зато, сбросив за борт корабля советскую идеологию, вместе с ней вышвырнули добрые, светлые книги советских писателей, учившие любви к Родине, верной дружбе, трепетной и нежной любви, чистоте помыслов и поступков…

Сегодняшние дети, даже растущие в православных семьях, по большому счёту, и буквы-то в слова складывать толком не умеют… Взрослым тоже не до книг: так хочется расслабиться от напряжённой жизни, постоянных проблем и бьющих наотмашь стрессов… Какое там чтение!

В свете этого понятно, почему не приходится удивляться глубоко пустившей корни бесовщине, подростковой жестокости, поднимающей волосы дыбом; почему у школьников поднимается рука поджаривать сосиски на Вечном огне и плясать на могилах.

Сумеем ли понять, что дальше отступать перед бездуховностью некуда? Сумеем ли будущее наших детей, поставленное на карту, предпочесть шкурным своим интересам наживы, ленивому безразличию, чудовищному сну разума? Сумеем ли стоящие перед нами задачи осуществить тонко, неформально и ненавязчиво?