Остаться собой среди вещей

В третьем номере журнала «Православная беседа» за этот год мы начали разговор о греховной страсти сребролюбия. Речь шла о шопоголизме — непреодолимом и неадекватном желании покупать вопреки разумной необходимости и реальным последствиям. Теперь продолжим разговор о том, как вещи влияют на людей в обществе потребления. Это огромная тема, и мы рассмотрим лишь некоторые аспекты с точки зрения христианской психологии.

Роскошь жизни и пустота духа

Вещизм

Летом 2011 года в средствах массовой информации промелькнуло сообщение, что самая уникальная и, вероятно, дорогая яхта в мире изготовлена для анонимного малайзийского миллиардера. Роскошь судна фантастическая и рождает ощущение розыгрыша. На отделку яхты ушло сто тысяч (!) килограммов золота и платины. Вдумайтесь: 100 тонн золота рассекают водную гладь! Чуть ли не все части яхты, включая палубу, столовый салон и якорь, сделаны из драгоценных металлов. Золотом покрыт и корпус. В отделке внутренних помещений использованы платина, метеоритный камень, а также настоящие кости ископаемого тиранозавра. На один только аквариум ушло более 60 кг золота! В итоге стоимость судна составила 3 миллиарда фунтов (около 4,8 миллиарда долларов США).

О какой же страшной внутренней пустоте заказчика свидетельствует эта яхта?! Он не потратил свои деньги на нищих, убогих и обездоленных, а предпочёл вложить в комфортабельное, шикарное, вызывающее зависть, но абсолютно непрактичное дело. Неужели столовый нож не будет резать, если рукоятка не обложена драгоценностями?! Разве на простой удобной кровати спать хуже, чем на ложе из слоновой кости?

Священное Писание выносит суровый приговор: «Где князья народов и владевшие зверями земными, забавлявшиеся птицами небесными и собиравшие серебро и золото, на которые надеются люди и стяжаниям которых нет конца? Где те, которые занимались серебряными изделиями и которых изделиям нет числа? Они исчезли и сошли во ад, и вместо них восстали другие» (Вар. 3, 16–19).

Библейский праведник Иов, обнищавший по наваждению диавола, восклицал: «Полагал ли я в золоте опору мою и говорил ли сокровищу: "Ты надежда моя"? Радовался ли я, что богатство мое было велико и что рука моя приобрела много?» (Иов. 31, 24–25).

Подлинно, греховны не деньги, имущество и вообще материальные блага, а пристрастие к ним, жажда обогащения и наживы. Искушение зарабатывать, покупать модные и престижные вещи со временем превращается в соблазн тратить и тратить, брать и брать. Сребролюбие ненасытно: чем больше находит, тем большего ищет.

Но человеческий дух создан и насыщается только Богом. Если же место Бога занимает нечто земное, сотворённое (включая человека, воспринимаемого как инструмент для получения выгоды), то сердце прелюбодействует с новоявленным идолом. Божественные истины и благодать воспринимаются всё труднее. Поклонение вещам (мамоне), насаждение их образов в сознании, отягощение и овеществление духа — самый страшный вред, наносимый вещизмом.

Щемящая тоска по простым человеческим радостям

Христианская притча гласит. Пришёл бывший бедняк к мудрецу: «Сегодня я богач и ни от кого не завишу. Это вчера мной помыкал всякий кому не лень». Мудрец спросил: «Любезный, ты сегодня на ночь свой караван остановил по своему желанию и душевному стремлению или чтобы твои верблюды могли поесть, попить, поспать?». Богач ответил: «Ну, конечно, чтобы животные могли поесть, попить и отдохнуть». «Вот видишь, — возразил мудрец, — хоть ты и богат, а живёшь, как твоей скотине угодно».

Груз богатства

Автору этих строк рассказали о женщине, которая вложила немалые сбережения в рухнувшую финансовую пирамиду. Обманутую вкладчицу от горя постиг инфаркт. Сердце несчастной погибло вслед за её деньгами.

Воистину, «не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет и где воры не подкапывают и не крадут; ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 19–21). И ещё: «Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца» (Пс. 61, 11). Как точно подмечено: именно сердца — средоточия внутренней жизни и неутомимого органа-труженика!

К великому ужасу, жажда потребления и погоня за преумножением богатства почти полностью овладели нами. Обрастая вещами, мы сразу мечтаем о новых приобретениях и не задумываемся, насколько нуждаемся в них. Каждая покупка влечёт за собой цепочку новых денежных трат, требует сил и времени. И вот уже ничего не остаётся для души и близких, для любви и дружбы. Мы теряем частичку себя, способность сопереживать, заботиться о родных, жить в единстве с природой. А в редкие минуты отдыха, оставаясь наедине с собой, ощущаем полную никчёмность, суетность и щемящую тоску по простым человеческим радостям.

Бесконечная гонка за благами цивилизации вытесняет то, что заложено в сердце Богом и является смыслом бытия. Человек, всецело живущий земным и временным, постепенно прирастает к предметам своих пристрастий, сливается, а потом и разрушается вместе с ними.

Митрополит Антоний Сурожский приводит поразительный пример такой духовно мёртвой жизни: «Учёный, творческий, одарённый человек умер; его схоронили. У него был сын в сумасшедшем доме, юноша, не достигший ещё двадцати лет. Его мать сообщила ему о смерти отца. Он рассмеялся и ответил: “Неправда! Он не мог умереть!”. Истощивши все объяснения, мать привела его ко мне, чтобы я ему разъяснил, что его отец на самом деле умер. Прежде чем что-либо ему сказать, я спросил юношу: “Почему ты думаешь, что твой отец не умер, когда свидетели его смерти тебе говорят, что он умер; люди, видевшие его мёртвое тело, принявшие участие в его похоронах, видевшие, как его гроб опустили в землю и закидали землёй? Почему же ты отрицаешь его смерть?” — “Потому, — ответил сын, — что он никогда не жил и, значит, не мог умереть…” И он мне растолковал, что его отец существовал только привязанностью к автомобилю, телевизору, своей коллекции драгоценных камней, своим книгам. “Пока эти вещи существуют, — говорил этот мальчик, — мой отец такой же живой или такой же мёртвый, каким был раньше…”»
Владыка Антоний продолжает: «Так выразиться мог только юноша, потерявший привычку мыслить, как мы бы сказали, “разумно”, то есть по-земному. Но он видел вещи такими, какие они есть. Этот человек, его отец, не жил: он отражал окружающую действительность, зажигался каким-то интересом, переходил от переживания к переживанию. Но переживание не жизнь; это мгновенное событие, которое уходит, как свеча гаснет…
Как мы все похожи на него! Он укоренился в земле; его единственные интересы были земные <…> в нём человека не осталось, потому что он весь ушёл в предметы.

И вот перед каждым из нас стоит вопрос: «Я существую? Есть во мне кто-то — или во мне пустота? или я, по словам святителя Феофана Затворника о человеке, который на себе сосредоточен, как древесная стружка, свернувшаяся вокруг собственной пустоты? Есть ли что-нибудь во мне, что может войти в вечность?»

Расскажу замечательную притчу. Вечер, комната, полумрак, свеча. За столом, склонив голову, сидит мужчина. Стук в дверь.

— Кто?

— Любовь...

— Не сейчас!

— Но ты меня ждал!

— Уходи! Мне надо понять жизнь, её смысл...

— Ты можешь умереть!

— Не собираюсь!

— Тогда умру я.

— Чушь! Ты не можешь умереть.

— Почему?

— Ты приходишь, когда хочешь… Но умереть?!

— А если?

— Никаких «если»! Заходи позже.

— Прощай!

Тяжёлая пауза затянулась. Снова стук в дверь...

— Я сказал: «Уходи!»

— Собирайся живо!

— Что?! Как ты смеешь?!

— Смею, моё время. Я — Смерть.

— Это ошибка, я так молод!

— Без любви ты мёртв! — подвела черту Смерть.

«Вещевые джунгли»

Шоппинг

В современном постхристианском обществе потребления почти всё (даже похоронные церемонии) завязано на купле-продаже. Процветание фирм, предприятий, компаний и целых стран зависит от товарооборота. Не обанкротиться, обойти конкурентов, почувствовать выигрыш, развернуть бизнес… Глубинные мотивы и не перечислишь! Поэтому продавцы и торгаши из кожи вон лезут, лишь бы продать, вернее, впихнуть покупателю всего побольше. А в помощь — навязчивая реклама. Она изощрённо спекулирует на низменных инстинктах и психологических защитах, дабы заставить человека купить то, что ему вовсе не нужно или сверх потребности.

Как сопротивляться этому и оставаться собой в потребительском обществе, среди «вещевых джунглей»? Не будем искать универсальных рецептов. Они давно открыты в Священном Писании и Предании. Обратимся к тому, что говорят представители дикого капитализма и общества потребления. Вот лишь три броские цитаты.

«Именно забота о своём имуществе больше всего на свете мешает нам жить свободно и благородно», — убеждён Генри Дэвид Торо, автор статьи «Как избежать порабощения потребительством». «Вещи, которыми вы владеете, в конце концов начинают владеть вами», — вторит ему Тайлер Дарден из «Бойцовского клуба». А Уилл Роджерс сказал: «Слишком много людей тратят деньги, которые они не заработали, чтобы покупать вещи, которые они не хотят, чтобы произвести впечатление на людей, которых они не любят».

Богатство кажется решением многих и острых проблем, но оно просто заменяет одни проблемы другими. По мере увеличения доходов обычно меняется стиль жизни. Это приводит к проблемам с бюджетом и к беспокойству насчёт денег, имущества, наследства… Голова болит по иным поводам. Как говорится, «богатые тоже плачут».

Навязчивое стремление к владению новыми вещами — неудачная попытка заполнить экзистенциальный вакуум (внутреннюю пустоту). Покупка нового айфона или модной безделушки временно уменьшит алчную пробоину и прикроет дыру неудовлетворённости. Но мы быстро адаптируемся к новым приобретениям, и дыра растёт, как раковая опухоль!

Выхода нет? «Неужели мы прошли точку невозврата? Неужели пространство для других способов существования человека сократилось настолько, что альтернатива обществу потребления уже невозможна?» — вопрошает Нил Лоусон в статье «Мы хотим делать шопинг или быть свободными?». И сам же отвечает: «Миллионы людей решают делать <…> меньше покупок. Около 25% людей в возрасте от 29 до 59 лет сократили свой доход на 40%, меняя деньги на время, а тяжёлую работу — на творчество и свободу выбора другой жизни».

Очевидно, затянуть пояс и даже перейти на менее оплачиваемую работу, чтобы не гробить последние силы, — это не всегда плохо. Иногда так и надо: остановиться и переосмыслить жизнь, которую мы искусственно создали. Вдруг имущество стало бременем? Почему, собственно, мы копируем образ поведения других людей? Кто нас заставляет? Если соседи, коллеги или приятели ведут определённый стиль жизни, это не значит, что и мы должны гнаться за ними. Наивно думать, что будем счастливы, неукоснительно следуя всем трендам общества и постоянно увеличивая свою прибыль. Ведь большинство вещей, доставляющих нам истинную радость и глубокое удовлетворение, бесплатны, по крайней мере, не измеряются толщиной кошелька.

Бернард Шоу остроумно заметил: «За деньги можно купить кровать, но не сон; книги, но не мудрость; пищу, но не аппетит; пышные наряды, но не красоту; лекарства, но не здоровье; развлечения, но не счастье; религию, но не спасение».

Добавлю: продаётся интимная близость, но не любовь! Однако без любви мы неспокойны, несчастливы и духовно мертвы! Истинная жизнь сосредоточена в невидимом: любви, надежде и вере. Все знают, что в мире сем есть вещи гораздо важнее тех, которыми мы владеем. Но если бы кто-то рассмотрел наши финансовые действия и намерения, банковские операции и квитанции об оплате, то разве он сделал бы такой вывод?!

Отказ от чрезмерного потребления всегда высвобождает энергию, время и финансы. Когда мы отвергнем искушение тратить наши ограниченные ресурсы из эгоизма и только на себя, сердце возрадуется не суррогатами, а подлинной щедростью, радостью и удовлетворением.

Соломоново решение

Уместно вспомнить знаменитого царя Соломона:

Он жертвы Богу приносил,
И внял Господь мольбе,
Во сне явился и спросил:
«Скажи, что дать тебе?»

Вот откуда всемирная слава, проницательный ум и несметные сокровища легендарного правителя! Но всё не так просто...

О Боже! Мой пришёл черёд,
И стал царём Твой раб.
Столь многочислен Твой народ —
А я и мал, и слаб.

Даруй мне разум различать,
Что есть добро, что — зло,
И чтобы мудро управлять
Мне сердце помогло.

«Не стал богатства ты просить, —
Сказал Господь царю, —
Лишь разум, чтоб уметь судить!
Премудрость Я дарю.

Но кроме мудрости прими
Другой в награду клад:
Ты славен будешь меж людьми
И сказочно богат!

Шопоголизм

Итак, главное — выполнить свою жизненную миссию. Слава и богатство — это в придачу! Насущные земные блага даются по слову Спасителя: «Ищите прежде Царства Божия и правды его, и это все приложится вам» (ср. Мф. 6, 33). Вот ответ тем, кто поклоняется золотому тельцу и исповедует принцип: «Счастье не в деньгах, а в их количестве». Настоящая ценность не банковские вклады, а то, чем живёт сердце народа.

Завершу мудрым высказыванием гениального писателя земли Русской Александра Исаевича Солженицына: «Самое главное в жизни, все загадки её — хотите, я высыплю вам сейчас? Не гонитесь за призрачным — за имуществом, за званиями: это наживается нервами десятилетий, а конфискуется в одну ночь. Живите с ровным превосходством над жизнью — не пугайтесь беды и не томитесь по счастью. Всё равно ведь и горького не до веку, и сладкого не дополна. Довольно с вас, если вы не замерзаете и если жажда и голод не рвут вам когтями внутренностей <…> Если у вас не перешиблен хребет, ходят обе ноги, сгибаются обе руки, видят оба глаза и слышат оба уха — кому вам ещё завидовать? Зависть к другим больше всего съедает нас же.

Протрите глаза, омойте сердце и выше всего оцените тех, кто любит вас и кто к вам расположен. Не обижайте их, не браните. Ни с кем из них не расставайтесь в ссоре. Ведь вы же не знаете: может быть, это ваш последний поступок и таким вы останетесь в их памяти!»