Осквернение пока отменили, но опасность сохраняется



Скандальное шествие по Красной площади с покойниками и черепами всё-таки не состоялось.

На 29 июня в Москве, как следовало из пресс-релиза Национального дома болельщиков Мексики, был запланирован так называемый «карнавал, посвящённый Дню мёртвых».

По сообщениям пресс-службы болельщиков, колонна из участников и артистов, заранее бесплатно загримированных в покойников и наряженных в яркие костюмы с изображениями черепов и скелетов, должна была направиться от «Парка футбола» до храма Василия Блаженного и Спасской башни.

На Красной площади (!) должны были установить «традиционный алтарь» и «арт-объекты в виде гигантских скелетов», танцоры и музыканты-мариачи плясали и пели бы под музыку «Великих плясок черепов», а всем прочим предлагали бы сладости в виде черепов и женских фигурок смерти и показ видео на эту же тематику. А вечером – уже за деньги – планировался показ театрализованного представления на тему поклонения богине смерти Катрине, главной героине праздника.

Допустить, чтобы на главной площади России, в самом сакральном месте страны, в окружении православных святынь, шли языческие пляски, и стоял «традиционный алтарь», было абсолютно нельзя. Выступили общественные организации и патриотические СМИ, поднялся шум в социальных сетях. Иммунная система общества сработала, и поругание святынь не состоялось.

Акцию отменили, участников – бесплатно (!) - пустили в Дом болельщиков Мексики в ГУМе, где их встретили унылые актёры в «покойницком» гриме, и больше ничего не произощшло. Оказалось, что акция не была согласована, и сам порядок такой не предусмотрен, поскольку вообще никому не приходило в голову, что на Красной площади можно что-то такое делать.

Угроза, условно говоря (весьма условно!), миновала, но извлечь из ситуации уроки жизненно необходимо.

Первое: в нашем обществе утеряно ощущение «свой-чужой» и разрушен «образ врага». При этом важно понимать, что речь идёт о духовной стороне происходящего, а вовсе не о национальных различиях.

Намеченный «праздник» - вовсе не мероприятие с целью «познакомить со своей культурой», а насильственная прививка чуждого ценностного кода, удар по идентичности нации, угроза духовной безопасности.

Акция была хорошо запланирована и тщательно подготовлена – иначе, зачем брать с собой за тридевять земель «покойницкие» костюмы, «скелетный» реквизит и гримёров.

О том, что главными объектами действия были именно христианские символы, свидетельствуют фото артистов, которые они делали в предвкушении «карнавала» на фоне Храма Василия Блаженного и Спасской башни.

Сатанизм позирует на фоне Православия – этот символический посыл возвышения тьмы над светом трудно было не увидеть, однако не у всех это получилось. В комментариях разных важных персон «до события» были такие неожиданные для православного сознания ответы, как: «Я приветствую это, поскольку это показывает многообразие мировой культуры. (…) Лучше праздник с какими-то там «каракасами-бамбасами» и «сомбрерами», чем праздник с «баклажкой» крепкого пива и чипсами».

Для говорившего это водораздел проходит только между «бамбасами» и «чипсами», но у этой картины есть и другой ракурс.

Любое официально проведённое публичное мероприятие каждым из нас воспринимается как социально одобряемое, и значит, «парад мертвецов» – это то, что общество принимает, поддерживает и ждёт. И в пресс-релизе было сказано, что будут участвовать представители власти с обеих сторон.

Это – безотказно работающий механизм изменения массового сознания, и именно поэтому во всём мире для гомосексуалистов так важно максимально публично и демонстративно проводить свои мерзкие шествия, которые они именуют «парадами гордости».

А предложение другого высокого комментатора перенести «мероприятие товарищей» куда-нибудь «на Ильинку или в Лужники» и вовсе не выдерживает никакой критики: мол, дело это плохое, скандальное, но если вы его проведёте там, где его никто не увидит, то почему бы и нет.

Основная целевая группа этого «праздника» – молодёжь и подростки, и значит, именно они – главная цель этого акта десакрализации смерти.

К таинству смерти в нашей культуре всегда было особое, почтительное отношение. Глумление над нею, осмеяние её – это разрушение традиций и констант, прививка обществу цинизма и безнравственности, полномасштабное расчеловечивание.

После запрета «карнавала мёртвых» в социальных сетях привычно полилась грязь и злоба на «этих православнутых», не позволивших состояться «такому феноменальному событию», которое «никогда больше не повторится, потому что 100 тысяч болельщиков никогда к нам для этого снова не приедут».

И это – беда «поколения примитивных айфонов»: утрата способности мыслить, чувствовать, ощущать. Многие из них, к сожалению, так и не смогут восстановить своё изначальное мировосприятие, но будут яростно всем доказывать, что мир теперь только такой, как видят они – одномерный и чёрно-белый.

Второе: в случае с несостоявшимся шабашем мы имеем дело с банальным маркетинговым проектом. В самой Мексике отголоски языческого культа поклонения богине смерти проявляются только в виде походов на кладбище, разговоров с умершими, задабривания их душ подарками и угощениями, сооружения дома алтарей с их фотографиями.

Карнавалы с черепами – изобретение Голливуда, который вовсе и не «фабрика грёз», а беспрерывно работающая машина по изменению смыслов.

В 2015 г. при съёмках фильм про Джеймса Бонда «007: Спектр» было придумано и показано, что мексиканский «День мёртвых» – это карнавал с жуткими масками и насмешками над усопшими.

Через 2 года правительство Мексики решило претворить миф в реальность и провело такой «фестиваль» в надежде неплохо на нём заработать. И привезло свою «франшизу» к нам, чтобы разом выстрелить в центре России – выступило, осознанно или нет, этаким транспортировщиком «посылки» с искажёнными смыслами.

Похоже, что сакральность Красной площади в мире правильно ощущают все, кроме нас: в комментариях «после акции» есть что-то типа «отменили – ну и хорошо, к чему пафосные вопли против локальных и на самом деле мало кому интересных событий» или «бессмысленно городить вселенские соборы против унылых карнавалов длиною в 45 минут». Тут уж ничего не поделаешь: духовность – она либо есть, либо её нет, а тролли – они и есть тролли. Поэтому для таких случаев и таких персон нужна сухая норма закона.

В нашей Конституции, которую многие заслуженно критикуют, есть важная норма – п 3. ст. 55, которая гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». И, значит, мы должны сполна реализовывать это право защищать свою нравственность, ограничивая чужое право нас растлевать.

А для того, чтобы уберечь Красную площадь от дальнейших посягательств – приземления самолётов, установок гигантских чемоданов, заливки катков и различных маргинальных «фестивалей» - ей нужно придать особый статус.

Стратегия национальной безопасности называет духовно-нравственные и культурные ценности объектами национальной безопасности, подлежащими защите государства – Красная площадь прекрасно подходит под это определение.


Руководитель Экспертно-аналитического центра «VERITAS» 

Людмила Рябиченко


Читайте также: