Не увидеть смерти вовек


Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек. Ин. 8, 51

Что такое жизнь? На этот вопрос не может ответить ни один учёный. Что это за сила, которая заставляет росток подниматься от земли, или клетки — размножаться, или ребёнка из маленького делает большим, или растит дерево? Как устраивается, что биологический объект — цветок ли, животное, человек — берёт из окружающей среды какие-то элементы, преобразует их с помощью некоей силы и эта сила даёт ему жизнь, развитие?

А когда эта сила иссякает, то организм перестаёт существовать. То дерево тянуло соки из земли — а теперь не тянет; человек ел, был у него аппетит хороший — а теперь, к примеру, перестаёт есть и умирает. Так же и в духовном плане: душа тоже имеет возможность жить и имеет возможность умереть. Душа может пребывать и в состоянии, которое подобно биологическому анабиозу. Вот, например, некоторые насекомые способны засохнуть и пролежать так десятки лет, но как только попадают в среду, удобную для жизни, то тут же восстанавливают свои функции и начинают ползать. Так и душа человека может заснуть и быть как бы мёртвой, а потом ожить и начать жизнь духовную. Об этой смерти и говорил Господь: «Кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек».

Что же такое жизнь и смерть с точки зрения Священного Писания, с «точки зрения» Отца, Который пребывает на Небесах и на нас на всех смотрит? Жизнь — это есть общение с Богом, смерть — это нарушение общения с Богом. Бог вечен, поэтому общение с Богом называется вечной жизнью, а нарушение этого общения называется вечной смертью. Все мы знаем, что умрём. Уже маленькие дети, начиная примерно с трёх лет, обычно этим вопросом задаются. Но потом постепенно, с погружением человека в грех, этот вопрос както уходит от него на десятый план. А ведь наша биологическая смерть есть только указание, напоминание нам о том, что существует ещё смерть духовная, — для того чтобы нас както встряхнуть, ужаснуть, заставить задуматься об этом, может быть, самом главном вопросе бытия.

Если после смерти тела существование человека прекратится, тогда наша жизнь теряет всякий смысл. И действительно, бывает, что многие последовательные атеисты пускают себе пулю в лоб: чего мучиться, спрашивается, зачем страдать, зачем чегото добиваться, когда всё бессмысленно? Будь ты хоть Александром Македонским, всё равно тебе умереть придётся. Но откровение Божие и наше внутреннее ощущение даёт нам знание о том, что с биологической смертью жизнь не кончается. А раз она не кончается, значит, нам нужно быть готовыми к тому, что нас ждёт за гробом. И Господь, чтобы нас подготовить к этому вечному бытию, сошёл на землю и основал Церковь.

В Церкви соединены два плана бытия: жизнь земная и жизнь небесная — одна накладывается на другую. Входя в Церковь, это собрание святых— собрание людей, уверовавших во Христа, человек с самого момента святого крещения начинает жить жизнью вечной — той, которая продолжается после смерти его тела. Церковь — это Богочеловеческий организм, она принадлежит двум мирам, состоит из людей и напоена Духом Святым. Поэтому, когда мы становимся частью Церкви, частью Тела Христова, в нас по благодати, по благому дару Духа Святого начинается вечная жизнь — в каждом в своей полноте.

Но как же узнать, являемся ли мы членами этого Божественного организма, живём ли мы в этом Теле, началась ли в нас Божественная жизнь, началось это блаженство бессмертия, или же мы, хотя и в храм ходим, и вроде бы крещёные, но в нас продолжается смерть. Это видно по тому, как мы живём. Каждый из нас, рождённый от грешных родителей, является человеком грешным. В нас живёт ветхий, греховный человек. Этому ветхому, то есть старому, греховному человеку присущи всякие страсти, греховные помыслы, желания, стремления. Но с тех пор, как мы уверовали во Христа Спасителя, в нас начал жить и другой человек — новый. У него тоже есть стремления: стремление к Небу, стремление к молитве, стремление к храму, доброе дело сделать, освободиться от греха.

И вот в нас борются два человека. Ветхий, который тянет нас в грязь, который тянет нас к смерти, потому что всё ветхое должно умереть; это ветхое — греховно, оно влечёт нас в бездну, влечёт от Бога. А новое, наоборот, устремляется к Богу. И куда наша воля склоняется? Либо к попечению о теле (то тут у меня болит, то там у меня закололо, покушать хочу, себе чего-то купить, достать, настоять на своём — всё для своего тела, для своего покоя душевного, для своего благополучного бытия на земле) — или, наоборот, в нас стремление нести свой крест, стремление к благодати Божией, к подвигу христианскому, к самоотречению.

И если это стремление победит и наша воля будет направлена на добро, то тогда ветхий человек будет отмирать, а новый возрастать до тех пор, пока мы не преобразимся. Наша земная жизнь и дана нам для преображения, чтобы мы из ветхих, завистливых, блудных, жадных, сварливых, любящих своё мясо превратились в ангелов небесных, которые пренебрегали бы собой ради пользы и блага ближнего, ради того, чтобы Богу послужить. Чтобы мы прославляли своей жизнью не себя, не искали бы своего, а искали бы Бога, богатели бы в Бога. Вот цель существования Церкви на земле и нашего приобщения к ней.

Кто-то скажет: ну вот я в церковь хожу, посты соблюдаю, Святых Христовых Таин причащаюсь, Евангелие уже несколько раз прочитал — значит, у меня есть это стремление к небесному, значит, я Бога познал. Нет, это ещё не много значит, это есть только внешний признак, который не всегда совпадает с истиной. Вот, к примеру, лежит человек. На щеках у него румянец — мы думаем, он спит. Подходим — а он, оказывается, мёртв.

Не увидеть смерти во век

Поэтому внешний признак не всегда соответствует внутреннему содержанию. Как у фарисеев — внешняя жизнь очень праведная: двухдневный пост, постоянное хождение в храм, соблюдение всех предписаний закона, постоянная молитва, творение милостыни, знание скрупулёзное, дотошное Священного Писания, знание истории своего народа, знание всех обрядов, всех законов: где стоять, как молиться, что делать. А когда приходит к ним Сам Сын Божий, они говорят: в Тебе бес.

Перед ними светлая душа Христа, а в их душе чернота, которую они воспринимают как свет, поэтому свет Христов кажется им тьмой. Почему часто люди, отвергшиеся, ненавидящие Христа, называют христиан мракобесами? Именно в силу этого. Каждый человек про себя считает, что он хорош, чист, что он на правильном пути, а это есть глубочайшее заблуждение. Когда ктото начинает о себе думать неплохо, когда считает, что он прав, что он чтото там понимает, чтото усвоил, где-то в чёмто продвинулся,— это свидетельство того, что он отступил от Бога, потому что истинное боговедение всегда показывает человеку всю глубину его падения. А когда человек не видит этого, когда он стремится когото учить, комуто доказывать своё, уверен в своей правоте — это первый признак отступления от Бога.

То же самое случилось и с фарисеями: перед ними Сын Божий, Который пришёл за них кровь пролить, а они берут камни, чтобы в Него кидать. Какое безумие! А ведь люди верующие, люди постящиеся, знающие Священное Писание. Все формальные признаки соблюдены: вроде бы и в церковь ходят, и молятся — а на самом деле на Бога ненавиствуют, Бога хотят убить — и убивают в себе Его.

Почему Иоанн Богослов предлагает нашему вниманию этот диалог с иудеями? Потому что нам это очень полезно знать: то же самое и к нам относится. Да, мы ходим в храм, да, мы причащаемся, да, многие из нас каждый день Священное Писание читают и молятся. Хорошо ли это? Это прекрасно, без этого нельзя спастись, но этого недостаточно. Нужно то, что ты читаешь в слове Божием, принимать и в своей жизни исправлять. Если этого не происходит, то, значит, мы являемся распинателями Христа, мы являемся лицемерами, фарисеями, и горе нам. Горе нам, если мы слово Божие не воспринимаем как тот путь, по которому нам нужно идти каждый день.

Если мы кого-нибудь не простили, если мы ищем своего, желаем, чтобы нас ублажали, стремимся удовлетворить собственное тщеславие, если мы ищем мирского, плотского, ищем ветхого в нашей жизни, то, значит, в нашем сердце произошло отторжение Христа. Потому что, как апостол говорит в послании к Филиппийцам, в нас «должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп. 2, 5). А если мы ищем своего, если мы ищем какойто своей справедливости, своей правды, хотим пользы себе, хотим себя прославлять, себя ублажать, хотим создать себе какойто комфорт душевный и телесный, то это нельзя сделать иным способом, только как отвергнувшись от Христа.

Что же нам, отчаиваться, если есть у нас в сердце зависть, блуд, нечистота, осуждение, клевета, обида, раздражение, недоверие, сварливость, гнев, сребролюбие? Нет, надо с этим бороться. Вот я пришёл домой, а там ктото начинает меня ругать. Справедливо или несправедливо, но он на меня кричит и раздражается. Я, как человек грешный, естественно, тоже закипаю, но, поскольку я недавно в храме был и слышал, что гневаться — это смертный грех, я изо всех сил стараюсь от этого гнева удержаться, начинаю молиться Богу: «Господи, прости меня, сохрани, удержи; если я не могу сердце своё удержать, то хотя бы удержи мой язык и глаза, чтобы они молнии не метали, и чтобы я не говорил ему в ответ, и чтобы не оправдывался, а принял то, что он ругается, чтобы его этим усмирить».


Чем мы можем оправдаться на Страшном Суде перед Богом, чем загладить миллиарды грехов, которые совершаем? Да ничем. Мы можем надеяться только на прощение.

И если мы все силы своей души направим на то, чтобы удержаться, Господь, видя, что хотя мы подвластны греху, но тем не менее стараемся изо всех сил это победить, тут же пошлёт нам благодать Божию, и она укрепит нас, и мы увидим, что гнева у нас нет. Но в силу того, что грехто нам сладок, мы хотим насладиться местью, настоять на своём, хотим другого поставить на место, заставить его думать так, как мы; мы обязательно ищем своего,— и начинается распря, которая всё равно ни к чему хорошему не приведёт, потому что на самом деле никому ничего доказать нельзя. Недаром есть такая поговорка: «Хоть кол на голове теши!» Это воистину так. Пока человеческого сердца не коснётся благодать Божия и по благодати он не усвоит истину, всё бесполезно.

Вот фарисеи уж какими были умными, образованными, грамотными, благочестивыми — и всё равно как об стену горох. А простые мужик и рыбаки, хотя и были невежды в законе, даже не знали, что в субботу нельзя колоски растирать и кушать,— они приняли Христа Спасителя, потому что сердцем они были ближе к Богу. Поэтому если мы хотим быть христианами, жить небесной жизнью, если мы желаем избавиться от вечной смерти, то нам нужно самый главный упор делать на внутреннюю жизнь, стараться изменить своё внутреннее естество, вступить в борьбу с грехом, стараться возненавидеть действующий в себе грех и всегда, когда мы видим его проявление, его немедленно истреблять обращением к Богу. И Господь, видя, что мы этого желаем, нам будет помогать. В противном случае бессмысленна наша псевдодуховная жизнь, потому что подлинная духовная жизнь связана именно с этим преобразованием, именно с этим внутренним соединением с Богом. Вот это и есть знание Бога, это есть видение Бога, потому что тот, кто видит Бога, тот творит волю Божию. А кто не видит Бога, тот Божию волю не творит.

Потому-то многие читают Священное Писание, но ничего не понимают. «Отче наш» каждый день читают, а не видят, что там есть такие слова: «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Не видят, что надо всех за всё прощать, а иначе тебе Господь не простит твои грехи. Чем мы можем оправдаться на Страшном Суде перед Богом, чем загладить миллиарды грехов, которые совершаем? Да ничем. Мы можем надеяться только на прощение. А прощение наше зависит только от качества нашей души. Сам умеешь прощать? Сам умеешь терпеть? Сам умеешь отрекаться от своего? Желаешь душу свою погубить ради Евангелия? Если есть это в тебе, тогда достигнешь; если нет, то не достигнешь. Господь скажет: «А помнишь, ты вот томуто не простил? Всё, Царствие Небесное для тебя закрыто, иди в муку вечную, потому что ты злодей, тебе Господь прощал миллиарды грехов, ты жил и всем пользовался на земле, ел, пил, хохотал, телевизор смотрел и ещё всяческими радостями наслаждался — а сам не мог простить человеку даже малости».

Вот почему мы читаем и не понимаем. Нам мешает понимать грех. Это наш единственный враг. Поэтому для чего мы исповедуемся постоянно? Какая цель? Не просто назвать грехи — надо увидеть весь ужас этого греха, в котором мы каемся. А некоторые даже имеют дерзость оправдывать себя на исповеди, вместо того чтобы каяться. Это совершенно полная бессмыслица: стоим на Суде Божием, перед крестом и Евангелием и начинаем вместо покаяния сами себя оправдывать, как будто Спаситель нам не нужен. Вместо того чтобы сказать: «Да, Господи, я вот это натворил, прости, прости, больше не буду, постараюсь, лучше мне умереть», — нет, начинает человек свою волю искать, оправдывать себя, какието обстоятельства придумывать, как будто Бог не знает всех обстоятельств, не знает всех наших оправданий.

Поэтому нам нужно стараться учиться покаянию, для того чтобы душу постоянно очищать. Вот увидел в себе грех, осознал: я вот в этом грешен. Ну и положи труд — год, два, двадцать лет, — чтобы этот грех в себе изжить, истребить.

Не увидеть смерти во век

Самому человеку это невозможно, но только постоянной молитвой, постоянным себя окаиванием, постоянным вопрошанием помощи Божией. Вот, знаю, такойто грех есть на душе. Утром встал — первый помысл об этом: «Господи, сохрани меня в этот день от этого греха, помоги мне, не дай мне забыться, дай мне внимание, чтоб не было у меня забвения, чтоб грех мой всегда передо мной стоял». Вот как в псалме сказано: «Грех мой предо мною есть выну», — всегда передо мной, чтобы я на секунду даже не отвлёкся, потому что я могу согрешить. Но мы немощны, иногда отвлекаемся и опять согрешаем. Тогда опять покаяться: «Прости, Господи, вот снова моё окаянство». Осудить себя.

И Господь увидит, что мы трудимся над этим, а не так благодушно ко греху относимся: ну ладно, подумаешь! Бог простит. Мы часто считаем, что прощение Божие какое-то юридическое. Нет, это только у людей так бывает: подошёл — прости, ну тот простил. Нет, прощение Божие в нашем сердце находится. Стал ты новым — значит, Бог тебя простил; остался грешником — значит, Бог тебя не простил. Прощение Божие — это когда Господь посылает в сердце Свою благодать, которая очищает тебя от греха. Бог простил — значит, Бог поселился в твоём сердце. Царствие Небесное, вечная жизнь — это пребывание Бога в сердце человека. А если этого нет, значит, ты грешный, и никакого Царствия Божия ты не знаешь и не ведаешь, а пока ещё пребываешь на пути к нему. Если дойдёшь — слава Богу, если не дойдёшь — пеняй на себя, потому что Бог сделал всё, чтобы нас спасти.

Читайте также: