Нам предоставлен выбор

Интервью со схиархимандритом Илием (Ноздриным) мы записали не этой весной. Но сегодня, когда мир стоит на грани новых военных потрясений, эта беседа особенно актуальна. В тот день у отца Илия, кажется, был день рождения, но наш разговор был серьёзным: о войне и мире, о национальной гордости и политическом сумасшествии.

Схиархимандрит Илий Ноздрин

— Отец Илий, мир словно сошёл с ума. Всех волнуют события на Украине. Многие опасаются катастрофы, начала Третьей мировой. Люди запутались и не знают, на что ориентироваться.

— Господь говорит: «Ищите прежде всего Царства Божия». Нам, как высшим творениям на земле, предоставлен выбор.

Когда-то мир был языческий, нецивилизованный, мир дохристианский. И были постоянные войны, нестроения. А что сейчас? Человечество возросло: уже не лопатой, не топором действует — на него вся техника работает. Есть и радио, и телевидение, и компьютер. Всё даётся, чтобы человеку облегчить жизнь. Но мы видим, что он опять всё это во зло обращает. Сейчас человечество стоит на грани. Если человек не затушит вот этот пожар, во что он обратится — понятно…

Есть, конечно, и заторможённые люди, которые видят только собственные блага и не осознают всей тревожности положения. Но это очень опасно. Когда наши страсти получают своё выражение, тогда уже ничто не щадится: ни города, ни люди, ни миллионы людей… Всё идёт к развалу и разрушению, уничтожается жизнь, столько крови проливается!

А как же понятие христианской любви? «Мир Я даю вам, если будете любить друг друга»… Только мир, любовь, христианская наша ответственность может избавить нас от страшных потрясений. Посмотри каждый человек на себя и вокруг. Ломоносов, великий наш учёный, сказал: «Бог дал нам две книги — Библию и Природу», то есть мир, разумно устроенный.

Когда в России стал насаждаться государственный атеизм, началось откровенное попрание истины, правды — и столько бедствий! Конечно, весь этот налёт и плесень атеизма должны быть сняты, а с ними и его символы (например, фигура вождя, который столько горя, несчастья и бед принёс).

— Отец Илий, могу предположить, что Ваши слова о памятниках Ленину могут вызвать в обществе неоднозначную реакцию. Есть немало людей, для которых Ленин — символ советского прошлого нашей страны, и мы знаем, что в той же Украине и даже в Крыму памятник Ленину на центральной площади становился символом сопротивления дикому национализму, олигархам и западной агрессии.

— Он давно уже должен быть убран, и вот почему: Ульянов-Ленин не может быть символом чего-то хорошего. Пора избавляться от мифов.

Когда-то он был запущен в Россию для разрушения. Россия в то время воевала и стояла на грани победы, но он возмутил людей. Не предательство ли это? Возмутить Россию, которая пошла на защиту славян, своих же людей!

Сербия, казалось бы, горстка людей… Но целую неделю Государь Николай, ломая руки, мучительно думал, как быть, как поступить. И когда он всё же пошёл на защиту, здесь, внутри, возмутили народ — и во что потом превратили страну? Начался кошмар, голод. Несколько миллионов только от голода умерло, а сколько погибло, расстреляно или в лагерях? Это если посчитать: Магадан, Соловки, Колыма, Казахстан... Всё полито кровью. Вот что этот Ульянов сделал! Он должен быть выброшен с позором. И все статуи должны быть сняты. В первую очередь статуи должны быть сняты в Донецке. Ведь миллионы наших русских погибли в том кошмаре революции… Поэтому надо избавиться от нашего символа зла. Надо снять статуи этих идолов.

А теперь, посмотрите, опять нас, русских, пытаются возмутить, разделить… Из нас делают врагов, поливают нас грязью. А кто это сделал? Не те ли, кто сейчас возмущает Новороссию, Малороссию?

Памятник Ленину

Ведь кто заинтересован в кровопролитии, в бойне? Конечно, те, которые хотят зла России, и не только России — они желают зла и Европе. У них есть своя выгода, им-то и нужна война. Но если война придёт, то достанется всем. Что может с Европой быть? Просто гибель. Поэтому надо учесть и понять, что нужно сейчас делать. А нужно примирение всех! И наши очаги зла надо учесть и избавиться от этого.

— Отец Илий, Ваше мнение уважают не только в России, к Вам прислушиваются и на Украине. Там ведь те же самые люди, родные нам и по духу, и по крови. На Украине, по ту сторону границы, живут и мои родственники. Они тоже ходят в православные храмы, но сейчас они в растерянности. Телевидение говорит им, что во всём виновата Россия, виноват Путин. «Крым отобрал», «русские — оккупанты»… Под воздействием СМИ миллионы украинцев сейчас в каком-то отчаянии, они уже не знают, где друг, где враг, кому верить. Что бы Вы сказали нашим родным людям на Украине?

— Вспомните, кто воевал в Великую Отечественную? Конечно, прежде всего русские люди. Но бок о бок с ними находились украинцы. И вся великая Россия, которая собрала множество народов под свой покров. Не думаю, что, сидя в окопе, русские, украинцы, белорусы дрались между собой. Нет. Все они были единым целым — у них одна воля была, и одна смерть. Чтобы защитить Россию!

А как освобождали Киев! Посмотрите, сколько наших людей утонуло тогда при форсировании Днепра! Сколько там русских погибло, когда из Днепра только выходили пузыри… Кто-то мог хорошо плавать, кто-то нет, но люди всё равно шли. Большинство в обмундировании, с автоматом — они шли защищать Киев. Там они не делились между собой на русского, украинца или белоруса — они все погибали. И Киев был взят, и не только Киев — дальше была освобождена вся Украина. Кем же? И украинцами, и русскими. И так до полной победы дошло. Кончилась война.

А что, если бы тогда русские, как сейчас, кричали: «хохлы»; украинцы кричали бы: «кацапы, москали»? Могла бы быть такая победа?! Не было бы победы.

Но прошло 70 лет мира, когда были все вместе. Сейчас ищут виноватого, возмущены, что Крым в России. Пожалуйста, но почему вы не вспомните, как при Ельцине, когда была отделена Украина, отошла от России, — мы ведь не кричали. Разве мы дрались за это, разве обижались мы на Украину, разве ненавидели мы украинцев за это?

Вы же историю достаточно знаете: когда Крым назывался украинским?! Нет, он был просто общим и преимущественно русским. Там сколько крови русской пролито! Вы же знаете Крымскую войну, сколько там людей положено! А в эту, Великую Отечественную, сколько там было расстреляно русских офицеров! Всё ведь знаете…

И в мирные времена вы посчитали бы, сколько в Крыму живёт русских и сколько украинцев. Русских, думаю, в два раза больше. Сколько санаториев было, в которые вся страна ездила отдыхать или лечиться! Разве была какая-то разница, кто там отдыхает — русский или украинец? С чего же теперь вы кричите «москаль»?

Вы же знаете, кто начал эту кампанию: вы же сами на майдан вышли!

Повторяю: у нас никогда не было разницы и разделения, русский или украинец; живёт ли он и работает в Киеве, в Москве или в Крыму. И сейчас, если будет мир между Украиной и Россией, всё восстановится.

Вспомните басню Крылова «Клеветник и Змея» о том, как в аду Змея заспорила с Клеветником, кто из них сильнее:

А в аде первенство, известно, тот берет,
Кто ближнему наделал больше бед.
Так в споре сем и жарком, и немалом
Перед Змеёю Клеветник
Свой выставлял язык,
А перед ним Змея своим хвалилась жалом…
<…> Ты зла — твоё смертельно жало;
Опасна ты, когда близка;
Кусаешь без вины (и то не мало!),
Но можешь ли язвить ты так издалека,
Как злой язык Клеветника,
От коего нельзя спастись ни за горами,
Ни за морями?
Так, стало, он тебя вредней:
Ползи же ты за ним и будь вперёд смирней.
С тех пор клеветники в аду почётней змей.

То есть клеветник хуже змеи. Так зачем вы клевещете? Вы же православные люди! Вы же одной крови! Сейчас ведь многие наполовину русский, наполовину украинец — все смешались. Сколько в одной только Москве украинцев живёт! Муж и жена живут — какая разница, «кацап» он или она «хохлушка»? Кого вы называете «захватчиками», «оккупантами»? Сами себя же называете… Зло вас подстёгивает, накаляет. Зомбированы все, Киев зомбирован. Почему вы не скажете: «Хватит нам брехать, хватит лгать»? Чем вас обидел русский человек?

— На жизни россиян сегодня сказывается экономический кризис. Многие теряют работу, продолжаются увольнения. Люди в депрессии, в унынии, нужно кормить семьи; не знают, что впереди. Как пережить этот кризис, как выдержать?

Военные годы схиархимандрита Илия

— Понятно, что в жизни и были, и будут трудные периоды, и это порождает уныние. А сейчас этот конфликт вокруг Украины… И всё же для России роковым, поворотным был 1917 год. Сколько перевёрнуто жизней людей! Пострадал самый цвет русской нации. Только в войну, слава Богу, стало возвращаться сознание. А кто выиграл Великую Отечественную войну? У тех людей ещё было сознание старой жизни, сознание ответственности, воспитаны были люди в труде. И они душу свою положили.

А дальше что происходило? Моя мать работала целый год, но почти ничего не получала. А сколько налогов платили! Подоходный налог — 40 кг мяса надо было выплатить, 150 яиц. Откуда было взять? Мы, и я тоже, голодные были, потому что все из деревни бежали.

Почему люди спрашивают, где работать. А нет деревень! Такая политика была. А сколько погибло трудяг! Поэтому у нас кризис. Надо восстановить деревню. Надо восстановить жизнь, производство. Россия и при санкциях проживёт: у неё хватит всего, у нас богатств хватает — только надо работать! И всё будет, Россия восстанет, только терпения надо набраться.

— Многие сегодня живут ощущением приближающейся войны...

— Тут многое зависит от нашего благоразумия. Над нами есть Бог. И Бог любит человека, любит мир. Люди тоже хотят мира, хотят жизни. Но человек упорно восстаёт на Бога… Мы сейчас находимся на краю пропасти; если не осознаем христианскую ответственность, может всё рухнуть…

— На Донбассе много погибло людей. Возможен ли свет в конце тоннеля?

— В Евангелии сказано: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя». Конечно, были озлобленные — и с той, и с этой стороны. Но сейчас самое главное — чтобы не развивались дальше эти страшные кровопролитие и междоусобная брань. Жалко пострадавших… Россия сколько приняла беженцев! И как они сейчас переживают, что вынуждены были бросить свои родные дома...

— Отец Илий, поздравляем Вас с приближающимся днём Великой Победы! Ведь для Вас этот праздник особенно дорог.

— Мне было 8 лет. Я тогда, в 45-м, как говорится, ещё «под стол ходил». Но это правда: я всё помню — помню эту войну и эту Победу.

Беседовал Александр ЕГОРЦЕВ