Надпись, которой нет

Великий князь Сергий Александрович Романов с супругой

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано от века
По воле Бога Самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.

А. С. Пушкин

Когда спускаешься по правой стороне Тверской улицы среди высоких серых домов сталинской эпохи, выделяется красное пятиэтажное здание с белыми колоннами. Оно как торжественный аккорд в симфонии домов, образующих Тверскую.

Сейчас здесь находится Правительство Москвы.

В этом доме жил генерал-губернатор Сергей Александрович Романов со своей супругой Елизаветой Фёдоровной. Он отдал служению Москве 14 лет.

Надпись, которой нет

Почти сразу при вступлении Сергея Александровича в должность начался голод от неурожая.

В ведении генерал-губернатора находилась не только Москва, но и вся Центральная Россия. Цены стали расти, и Великий князь обязал крупнейших хлебопёков города продавать ржаной хлеб по себестоимости. В октябре 1891 года был образован Московский комитет, главной задачей которого было адресное распределение благотворительных средств. С грузами помощи в пострадавшие области Сергей Александрович отправил своих адъютантов. Это были люди, которым он доверял. Из Рязанской губернии писали, что на полученные деньги многие дети, старики и убогие будут обеспечены горячей пищей. Помощь получили также и губернии, которые не входили в ведение генерал-губернатора: Оренбургская, Тамбовская, Челябинская и другие.

В декабре 1891 года был устроен первый благотворительный базар в Москве в пользу голодающих. Его организовал Дамский комитет под председательством Великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Базар проходил в четырёх залах в фойе императорского Большого театра и пользовался необычайным успехом. Великий князь был там ежедневно.

Зарядье

Летом 1892 года разразилась эпидемия холеры. Вовремя были приняты меры, не давшие болезни распространиться в Москве. Число санитарных врачей увеличили вдвое. Были устроены народные чайные в местах скопления бедноты. Губернатор из личных средств содержал чайную на Хитровом рынке.

Сергей Александрович шёл в холерные бараки, не думая о себе, подбадривая сестёр, больных. К ноябрю 1893 года холера прекратилась, и был отслужен благодарственный молебен в храме Христа Спасителя. К этому времени были побеждены последствия неурожая. Но забота о бедных оставалась одним из главных дел Сергея и Елизаветы Романовых. Зимой 1892 года во время сильных холодов генерал-губернатор отправлял дрова для беднейшего населения, передавая их через священников, чтобы помощь дошла до нуждающихся.

Сергей Александрович и Елизавета Фёдоровна возглавили благотворительное движение в Москве. Великий князь был попечителем многих учреждений: бесплатной лечебницы военных врачей, Совета детских приютов, Московского братолюбивого общества снабжения неимущих квартирами, Общества покровительства беспризорным и освобождаемым из мест заключения несовершеннолетним, Общества призрения престарелых артистов и многих других. Во всех этих делах Сергей Александрович сам принимал участие.

Открытие Елисаветинского общества попечения о детях неимущих родителей состоялось в доме генерал-губернатора. В 1893 году у него были уже свои отделения почти во всех городах прилежащих к Москве губерний.

Как известно, многие не понимали Сергея Александровича и не любили. Он был скромным, даже застенчивым. Ещё в юности, когда Сергей с братьями Павлом и Константином посетили Святую Землю, архимандрит Антонин Капустин сказал, что не встречал ещё таких хороших молодых людей.

Сергей Александрович любил тихую жизнь в семейном кругу. При большой занятости, Сергей почти ежедневно читал книги вслух, а Елизавета в это время рисовала, шила. Потом она отдавала эти работы на благотворительный базар. Сергей и Елизавета всегда были в полном согласии. Только одно разделяло их до поры — религия.

В 1891 году Елизавета Фёдоровна присоединилась к Православию.

«…Я всё время думала, читала и молилась Богу — указать мне правильный путь и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином… — писала Елизавета отцу в 1891 году. — Вы не можете себе представить, каким он (Сергей. — Примеч. авт.) был добрым, что никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя всё это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьёзный шаг, и что надо быть совершенно уверенной, прежде чем решиться на него. Я бы это сделала даже и прежде, только мучило меня то, что этим я доставляю Вам боль».

Страстную неделю они провели в полном единстве и причастились на Пасху.

В том же году Сергея назначили в Москву на должность генерал-губернатора.

Впервые этот пост занял родной брат царя. Прибыв на поезде из Петербурга, под звон колоколов супруги направились в Успенский собор Кремля получить Божие благословение. Народ встречал Великого князя. Здания были украшены государственными флагами, гирляндами из зелени и живых цветов.

Любовь и благодарность к народу Сергей особенно почувствовал во время своего путешествия по России, которое он совершил ещё в юности вместе со своими наставниками. Позже он вдохновил этим свою супругу.

Осенью 1892 года отмечали пятисотлетие со дня кончины преподобного Сергия Радонежского, покровительству которого мама Сергея Александровича вручила сына ещё до его рождения. 21 сентября из Кремля отправился многотысячный крестный ход. Генерал-губернатор позаботился об организации стоянок, об охране народного здоровья. Это событие соединило князей и простых людей.

Сергей Александрович поддерживал русское самобытное направление в искусстве. Он пишет Императору Александру: «Несколько раз присутствовал на интересных заседаниях художников». В 1894 году Сергей Александрович был на I съезде русских художников и любителей художеств, где обсуждались задачи развития национального искусства и создания музея.

Положение московского генерал-губернатора открывало большие возможности для помощи отечественной культуре.

«Спасение и восстановление Московского Успенского собора, реставрация собора Василия Блаженного, Московского Архангельского собора и сотен других памятников монументальных, письменных, иконографических и пр. — всё это обязано своим возрождением и сохранением от уничтожения, главным образом, заступничеству Его Высочества», — писал после смерти Великого князя В. Трутовский, член Археологического общества.

Генерал-губернатор получил не просто хорошее образование, но в некоторых областях: археологии, истории, искусствоведении — имел серьёзные научные познания. При нём музеи перестали быть только хранилищем древностей, но превратились в живое дело, служащее науке, образованию и патриотическому воспитанию.

Он был председателем и одним из основателей Российского исторического музея, где стали проходить публичные лекции, концерты, выставки. Великий князь отдал музею ювелирные изделия, церковную утварь, предметы быта XII века, найденные им при раскопках в Звенигородском уезде.

При участии Сергея Александровича были приведены в порядок различные архивы Москвы, которые до этого сырели в башне Китайгородской стены.

В 1893 году «Московские ведомости» писали:

«На наших глазах последние полтора-два года в Москве произошла весьма важная и знаменательная перемена: наружный вид, уличный порядок и санитарное состояние города быстро преобразились и настолько улучшились, что невольно привлекают внимание всякого вновь прибывающего в нашу древнюю столицу. Улицы, площади и скверы содержатся в порядке; тротуары исправлены, во многих местах сделаны вновь из асфальта или каменных плит…».

Со временем было проведено электрическое освещение улиц, улучшена система водопроводов. По городу стали ходить трамваи.

Сергею Александровичу помогал московский городской голова Н. А. Алексеев. Он был из богатой купеческой семьи. Алексеев не только работал бесплатно, но и жертвовал огромные суммы на систему водопроводов, лечебницу для душевнобольных, на строительство Городской думы. В ней он был застрелен в день выборов городского головы. Кстати, его двоюродного брата К. С. Станиславского (Алексеева) вместе с В. Немировичем-Данченко пригласила Елизавета Фёдоровна поставить домашние спектакли, из чего потом вырос Московский Художественный театр.

Сергей Александрович стоял у истоков создания Музея изобразительных искусств в Москве.

Ещё в 1893 году Сергей Александрович поддержал профессора И. В. Цветаева в желании создать Музей античного искусства при Московском университете для изучения истории искусств на наглядных памятниках. Впоследствии из этого вырос второй в России (после Эрмитажа) Музей изящных искусств на Волхонке. Великий князь возглавил комитет по его устройству и на протяжении десяти лет участвовал в этой работе.

Торжественное открытие Музея изящных искусств имени Александра III. 13 июня (31 мая по старому стилю) 1912 года. В первом ряду справа — создатели музея И. В. Цветаев и Ю. С. Нечаев-Мальцев

Этот музей Марина Цветаева называла своим младшим братом. Она писала: «Слово "музей" мы, дети, неизменно слышали в окружении имён: Великий князь Сергей Александрович, Нечаев-Мальцев, Клейн. Отцу часто приходилось завтракать с Нечаевым-Мальцевым.

"Ну, зачем мне, сыну сельского священника, устрицы? — говорил отец. — А заставляет. Он, может, думает, что я стесняюсь. Да какое стесняюсь, когда сердце разрывается от жалости: ведь на эту сторублёвку что можно для музея сделать! Хоть бы мне мою долю на руки выдал! Самое обидное, что я сам музей объедаю"». Мальцев пожертвовал на него огромную сумму. Николай II отдал триста тысяч, с тем чтобы музей носил имя его отца Александра III. По мысли Цветаева, в так называемом зале славы кроме статуи Александра III и бюста Николая II должно было находиться и скульптурное изображение Сергея Александровича. Но сейчас в залах музея нет никакого упоминания о нём.

Если раньше меценатами были в основном купцы, то участие Романовых подняло дело на новый уровень.

Сергею Александровичу нравились художники — его современники: В. Поленов, М. Нестеров, И. Левитан, В. Серов, И. Шишкин. Великий князь часто посещал мастерскую В. М. Васнецова, он приобрёл его работу — образ Христа Спасителя. Образ всегда находился в генерал-губернаторском доме в личном кабинете князя. Также он купил картину Васнецова «Сирин и Алконост. Песни радости и печали».

Князь и княгиня часто посещали Московское училище технического рисования (Строгановское) и Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВиЗ). Их интересовала система преподавания. Они присутствовали на выставках учеников, покупали работы начинающих талантливых художников. В 1896 году МУЖВиЗ было превращено в высшее учебное заведение. Среди его выпускников — М. Нестеров, И. Левитан, С. Коровин, А. Архипов.

Великий князь был попечителем этого училища. После революции оно существовало ещё некоторое время под названием ВХУТЕМАС. Сейчас это Академия художеств И. С. Глазунова, единственное место, в которой мы видим портрет Сергея Александровича.

Борис Пастернак писал о своей юности:

«Мне 14 лет.
ВХУТЕМАС
Ещё школа ваянья.
В том крыле, где рабфак,
Наверху,
Мастерская отца <…>

И в конце стихотворения вдруг прерывается ритм известием о событии, которое поразило юношу:

Снег идёт третий день.
Он идёт ещё под вечер.
За ночь
Проясняется.
Утром —
Громовый раскат из Кремля:
Попечитель училища…
Насмерть…
Сергей Александрыч…».

Взрыв произошёл на территории Кремля. Сердце Великого князя было найдено потом на крыше одного из домов. Сергей Александрович был мужественным и верным человеком — «как знаменосец в ратном поле», — написал о нём поэт К. Р.

Не будет лишним напомнить, что останки Великого князя были помещены в Чудовом монастыре под ракой с мощами святителя Алексея, которого он очень почитал. На месте, где погиб Сергей Александрович, вскоре был воздвигнут крест-памятник на народные деньги. Ленин снёс этот крест.

Памятный крест на месте гибели Великого князя Сергия Александровича

В 1986 году во время восстановительных работ в Кремле был обнаружен чудом сохранившийся склеп с останками Великого князя. В 1995 году останки были перенесены в возрождённый Новоспасский монастырь, в родовую усыпальницу бояр Романовых. В Новоспасской обители установили подобие васнецовского креста-памятника. А на месте, где был убит Великий князь, в Кремле не так давно установили точную копию креста-памятника. Но он находится на закрытой территории, и к месту гибели князя подойти нельзя. Мало кто знает о Сергее Александровиче — генерал-губернаторе Москвы и о том, что здесь произошло…

Ежедневно множество людей проходит по Тверской улице мимо дома номер 13, не чувствуя истории, которая вплетается в нашу жизнь.

Дом Генерал-губернатора был живым бьющимся сердцем Москвы. Все добрые начинания здесь находили поддержку.

Это здание выглядит почти так же, как в конце XIX века, частично сохранились интерьеры парадной лестницы, голубого, красного и белого залов. Сергей Александрович лично участвовал в реставрации дома, которая перед этим последний раз проходила в 1830 году. Великий князь вместе с известным архитектором Н. В. Султановым многое переделал. Дом сохранился во время московского пожара 1812 года. В ту войну здесь стояли французы, и чтобы топить камины, они отдирали паркетные доски.

11 февраля 1892 года состоялся переезд. В зале отслужили молебен, окропили святой водой все помещения. Дом был отделан с любовью. Сергей Александрович вложил в него художественный вкус, глубокие познания. Все детали он подробно обсуждал с Султановым. Великий князь заказал портретную галерею отцов города и разместил её в одном из парадных залов.

Новая церковь в этом доме была сделана в строгом русском стиле XVII века, её рисунки утверждал князь Сергей.

Был сделан фальшивый свод с распалубками, которые вышли несимметричными. И это «придавало своду характер старины, не гонявшейся, как известно, за симметрией, а прилаживавшей разные архитектурные части, как и где было удобнее, блестящим доказательством чему служит такая несимметричнейшая в мире постройка, как Коломенский дворец. Самой замечательной частью церкви является её иконостас, ибо царские врата её и многие иконы подлинные, древние» (Из статьи Н. В. Султанова в «Московских ведомостях»).

На освящении церкви был старик Грудев в возрасте 106 лет. В 1812 году он командовал ополчением. Грудев жил недалеко и ходил сюда на все службы. Великий князь представил его к ордену Белого Орла. Грудев приходил всегда в мундире с тёмно-синей лентой и орденом. Когда он заболел, Сергей Александрович посещал его почти ежедневно, вспоминал адъютант Великого князя Владимир Джунковский, который был московским губернатором с 1908-го по 1913 год.

***

От жизни Елизаветы Фёдоровны и Сергея Александровича остались письма, дневники. Написанное на бумаге прожило дольше, чем каменные здания.

Взорван Чудов монастырь в Кремле, и рядом уничтожен Николаевский дворец, в котором сначала поселились супруги и где они жили последний месяц.

Памятная доска на бывшем доме губернаторов

Из мест, которые хранят память об их жизни, остался ещё Александрийский дворец в Нескучном саду. Он закрыт для посещения, и на нём тоже нет мемориальной доски. Сейчас здесь Российская академия наук. В Нескучном, где был огромный парк, любил гулять Сергей Александрович. Но ему пришлось уехать отсюда, так как за ним охотились. Князю показали план сада, где террористами были отмечены дорожки, по которым он обычно ходил. И супруги переехали в Николаевский дворец.

Я иду по Тверской. Останавливаюсь у дома 13.

«Разве можно пройти мимо тех, кто любит?» — говорит священник Александр Дьяченко.

Хорошо бы на этом здании увидеть барельеф с изображением супругов Сергея и Елизаветы Романовых.

Но на доме мы видим только барельеф с профилем Ленина.

Как было бы важно для людей иметь возможность зайти сюда, в музей, — в комнату, посвящённую жизни и любви Сергея Александровича и Елизаветы Фёдоровны.

***

Летом Сергей Александрович с супругой жили в Ильинском. Это имение было подарено Сергею матерью.

Ильинское расположено на двух берегах Москва-реки. Причём, как отмечал адъютант Великого князя В. Ф. Джунковский, на одном берегу имение носило название «Ильинское», на другом — «Усово».

Поместье Великого князя Сергия в Ильинском

В Ильинском сегодня сохранился фрагмент галереи дворца. Но это частные владения, куда закрыт доступ. Там ломают постройки, по свидетельству Архнадзора. Парк почти весь закрыт.

В этом имении Сергей и Елизавета были счастливы. Они заботились о родных, друзьях и местных крестьянах. На Ильин день устраивали праздник для крестьян с беспроигрышной лотереей, где каждый выигрывал что-то нужное: сапоги, самовар и др.

В 1891 году в родах погибла жена Павла, любимого брата Сергея Александровича. Позже супруги взяли на воспитание племянников, оставшихся без матери. В память о ней они открыли родильный приют в своём имении Ильинское и сеть приютов по Москве, где был очень хороший уход за детьми. В одном из них работал выдающийся педиатр Филатов.

Родильный приют в Ильинском сохранился. Это ветхое здание, в котором небольшой музей. Можно также прийти в церковь, где молились Сергей и Елизавета.