Много шума из ничего



10 августа сего года, в Международный день льва, в крымском сафари-парке «Тайган» разродилась львица. На свет появились четыре львёнка, страдающих редчайшей генетической патологией — лейкизмом. Незначительное в масштабах Земли событие оказалось глубоко символичным: именно в этот день выдано прокатное удостоверение фильму А. Учителя «Матильда», расколовшему российское общество и спровоцировавшему волну международного экстремизма.


«Ни одна блоха не плоха…»

учитель и его зоопарк

Юные зверята, несмотря на нежный возраст, скоропалительно получили «говорящие» клички: Царь, Режиссёр, Матильда и Няша. Далеко расходятся круги, поднятые брошенным в воду камнем: резонанс, наделанный в обществе трейлером скандальной ленты, достиг и мира диких зверей, что, впрочем, неудивительно.

Сдаётся, сама природа взывает к благоразумию «эстетов», обольщённых внешней красивостью фильма, убеждая их не доверять обманчивой эффектности. Белоснежная шерсть и голубые глазки львят умиляют посетителей сафари-парка, которые знать не знают, ведать не ведают, что под личиной столь очаровательной внешности тлеет необратимый генетический процесс, который не только влечёт за собой неизбежное вырождение, но и серьёзно осложняет жизнь её носителей: необычный окрас затрудняет охоту белых львов и способность уживаться с сородичами. Законы духа и живой природы ставят пределы полёту безудержной человеческой фантазии, готовой смешать в одном флаконе небо и землю, сушу и море, день с ночью. Не безумной мечтательностью создан, стоит и пока ещё держится мир.

Неосознанный стёб Олега Зубкова, директора сафари-парка, давшего игривые клички питомцам, по сути, являет собой проекцию будущего для общества, которое, благожелательно поприветствовав, безразлично проигнорировав или малодушно проглотив кощунство над своими святыми, пытается примирить Бога с дьяволом. Действительно, если носители Божественного Духа выступают лишь зеркальным отражением пошлого, похабного мирка создателей псевдоисторической киноленты, квинтэссенцией их беззастенчиво обнажённых страстей, то миру, соучаствующему в глумлении над святыней, остаётся лишь скатиться в первобытно-животное состояние, где нет разницы между скотом и человеком, между святым и мерзавцем, грязью и чистотой.


«Сними обувь твою»

«Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх. 3, 5), — услышал Моисей голос Бога из среды тернового куста и послушно разулся. Господин Учитель забрался в грязных сапогах во дворец святых венценосцев и спроецировал на экран свои эротические фантазии, выдав их почему-то за российскую историю. Такого себе ещё никто не позволял: ни предательское Временное правительство, ни большевики, не питавшие, мягко говоря, особых симпатий к убиенным мученикам. Даже по признанию заклятых врагов, император Николай II был прекрасным семьянином, верным мужем и заботливым отцом, ответственно подходившим к воспитанию своих пятерых детей.

Керенский

Желая оправдаться в собственных глазах, надеясь опубликовать хоть какое-то подтверждение той лжи и клевете, которую Временное правительство распространяло о царе, Александр Керенский в марте 1917 года лично поручил следователю В. М. Рудневу «обследовать источник безответственного влияния при дворе» и найти компромат на императора. Товарищ прокурора Екатеринославского окружного суда, Владимир Михайлович с пристрастием приступил к допросу многочисленных свидетелей, дотошно изучил архивы Зимнего, Царскосельского, Петергофского дворцов, личную переписку царской семьи и всех замаранных слухами высокопоставленных лиц, не сомневаясь, что выведает «всю правду о Романовых». В отчётной записке «Правда о Царской семье и тёмных силах» следователь признавался: «…я приступил к исполнению моей задачи с невольным предубеждением <…> но тщательное и беспристрастное расследование заставило меня убедиться, насколько эти слухи и газетные сообщения были далеки от истины». По прочтении писем царя и царицы, признался Руднев, он против своей воли начал их любить. «Я посмотрел все архивы дворцов, личную переписку Государя и могу сказать: Император чист, как кристалл». Идея опорочить царя, опубликовав его частную переписку и дневники, не удалась — нельзя этого делать, решили временщики, «иначе народ начнёт им поклоняться как святым». Показательно признание, вырвавшееся у Керенского при разговоре с его знакомой: «И мы, совершенно не зная его, — такого порядочного и честного царя свергли!». Видный деятель масонской ложи, он, осознав, что грубо нарушил устав тайной организации, впоследствии умолял собеседницу забыть услышанное. Но какой разумный муж поверяет женщине важные государственные тайны?..

Однако историческая истина мало заботит режиссёра Учителя — таково его творческое кредо. Так, выпустив в свет фильм о Бунине, он почувствовал неловкость перед писателем за весьма вольную интерпретацию его жизни, однако нравственных уроков из укора совести не извлёк. Собственно говоря, смакуя в «Матильде» грязные сплетни, методично и длительно раскачивавшие трон накануне революции 1917 года, он и не скрывает, что кинолента представляет его собственное, фантазийное ви́дение истории. Горько, что значительная часть общества признаёт его право на произвольное трактование истины, игнорируя наглядные уроки братской Украины, сочиняющей исторические басни и слепо им следующей. Недаром Сервантес, приравнивая лживых историков к фальшивомонетчикам, указывал на их величайшую опасность для общества.

Понятно, что привыкшая потреблять информационную жвачку публика не ринется на поиски редких архивных документов, запечатлевших материалы следственного дела и честные признания следователя-эмигранта. Печально, что потенциальный зритель уверен: именно Алексей Учитель является героическим носителем истины в последней инстанции и именно его лента раскроет «всю правду» о личности не понятого им императора.

Зачем, спрашивается, для трейлера выбрана постельная сцена? Чтобы спровоцировать скандал или привлечь к фильму внимание далёкой от целомудрия публики? Истинный талант постыдится завоёвывать популярность таким низким способом. Даже не гнушавшаяся очернительством советская пропаганда брезговала столь недостойными методами. «Нельзя бить царизм по альковной линии», — сказали Элену Климову в Комитете по кинематографии, когда он представил на утверждение первый сценарий фильма о Григории Распутине, где грязи было ещё больше, чем в «Агонии», впоследствии выпущенной на советские киноэкраны.


Герцог Дердидас вместо царевича Проши

Замечена несомненная духовная связь, которая возникает между актёром, исполняющим ту или иную роль, и зрителем.

Дьявол получает особое удовольствие, марая белые одежды клеветой. Не этим ли обусловлен выбор господина Учителя, объехавшего не совсем белый свет в поисках претендента на роль святого великомученика? Им стал немецкий актёр театра и кино, режиссёр и композитор Ларс Айдингер, откровенно исповедующий сатанизм и известный преимущественно как исполнитель одной из главных ролей в порнографической ленте «Гольциус и Пеликанья компания», снятой Питером Гринуэем.

Неуклюжие попытки оправдать порнофильм тем, что он посвящён эротическим гравюрам голландского художника XVI–XVII веков Хендрика Гольциуса на библейские и античные сюжеты, лишь подчёркивает нравственное падение его участников: возвышающее душу Священное Писание коснулось самых низменных и постыдных струн их сердец.

Дердидас и царевич Проша

«На роль Николая я изначально предполагал российского актёра, — объясняет свой выбор режиссёр. — Но однажды, когда Ларс приехал в Петербург на пробы, наш художник по костюмам приложила ему бороду. У Ларса и без бороды парадоксально русское лицо, а с ней я увидел, что он очень похож на императора». И в самом деле, борода похожа. Правда, в глазах, этом зеркале души, нет ни божественного света, ни ангельской чистоты. Да и откуда им взяться у сатаниста? Обнаружить в нём сходство с царём-мучеником — всё равно что назвать обугленную головёшку Солнцем или невероятную злобу и изощрённое вероломство герцога Дердидаса из советского фильма-сказки «Царевич Проша» выдать за голубиную кротость и феноменальную честность его антипода. Даже чёрствое, каменное сердце не может не заметить эту грубую подмену.

«Антихрист явится в образе ангела света, — предупреждали святые отцы, — дабы соблазнить и избранных», но горе тем, кто ему поверит. Глядя в замутнённые грязными страстями глаза актёра, избранного на главную роль, в искажённое злобой лицо, остаётся дивиться нечувствию режиссёра, который не видит, не понимает разницы между святостью и бесовщиной. Где здесь тонкость эстета? Где художественная интуиция? Где, наконец, элементарный профессионализм?

И, похоже, это не случайная промашка «мэтра». Своим любимым детищем он называет «Обводной канал»: «...когда я по нему проезжал, то обратил внимание на то, что на его берегах находятся три сумасшедших дома, духовная академия, какие-то дворцы культуры имени Карла Маркса и ещё кого-то. Мысль фильма была простая: неизвестно за какой стеной сумасшедший дом».

Не менее удивителен и выбор Луизы Вольфрам на роль святой императрицы Александры Фёдоровны. Немецкая актриса, не знавшая ни слова по-русски, признаётся, что, получая перед съёмками текст, она ничего не понимала и просто выучивала каждую строчку наизусть. «Очень мудрый ход — задействовать иностранных актёров, которые воспринимают Николая II и Александру Фёдоровну совершенно по-другому», — считает Луиза. Трудно с ней согласиться, ибо из её откровений следует, что даже внешняя канва жизни русской душой и православной по духу царицы оказалась для чужеземки-актрисы тайной за семью замками: «Я, например, знала, что Александра была последней императрицей, но отношусь к ней не так, как русские <…> Иногда у меня было чувство, что я точно понимаю, как и чем жила царская семья в то время. Но кто знает, что императрица на самом деле ощущала? Судя по её письмам, она была очень одинока, счастлива со своей семьёй <…> а холодность народа стала для неё настоящим ударом. Она не знала языка, сменила религию — только из-за любви к одному человеку. Всё вокруг для неё было чужим. Те же чувства я испытывала вначале».

Выбор актёра-немца на роль святого царя, истинно русского по духу, уже приносит ядовитые плоды: в сознании «великих знатоков» отечественной истории, не умеющих отличить Чёрное море от Чермного и уверенных в его рукотворном происхождении, образ Государя намертво слился с чужеземцем, который целенаправленно разрушал Русскую державу.

Лживая насквозь лента Алексея Учителя — дерзкий вызов национальному самосознанию: русскому человеку предлагается взглянуть на свою историю глазами чужеземцев, приглашённых на главные роли: немцев, француженки, полячки, китаянки, литовки, евреев, украинцев, — русским духом здесь не пахнет, и дело даже не в интернациональном актёрском Вавилоне.

Известно, что, приступая работать Господу, люди благочестивые испокон веков накладывали на себя пост, блюли душу в чистоте и воздержании. Фильм «Матильда», посвящённый русским святым, снимался при участии людей страстных, амбициозных, зачастую склонных к асоциальному поведению со школьной скамьи, а порой и откровенно порочных. Но и это полбеды.

Человек церковный осознаёт несомненную опасность экуменизма. Но если даже смешение религий представляет собой покушение на чистоту веры, на существование Церкви как Тела Христова, то что говорить об откровенной бесовщине, дерзающей вторгаться в святая святых? Знакомство с биографическими справками, интервью и досье актёрской труппы вызывает оторопь: у одного за плечами учёба в протестантской семинарии, находящейся в ведении церкви адвентистов седьмого дня, и увлечение индуизмом, другой — приверженец оккультизма, третий, откровенно ненавидя русский мир и питая нескрываемую симпатию к сексуальным извращенцам, выступает в поддержку российских геев; четвёртая считает программной для себя роль русалки-вампира, ибо, по семейной легенде, сама происходит от русалки… Ради неё Алексей Учитель отбраковал 300 актрис и очень гордится своей режиссёрской интуицией. О таких «пустяках», как съёмки для обложки гей-журнала, участие в сомнительных театральных проектах, и говорить не приходится: всеядность и неразборчивость в средствах характерна для значительного числа актёров, занятых в главных ролях.


«Таскать вам не перетаскать»

Лента господина Учителя, ещё не появившись на широком экране, внесла раскол в общество. Ловкие манипуляторы, «раскручивающие» киноленту, хорошо изучив психологию толпы, умело науськивают её на людей с живым самосознанием, которые отлично понимают последствия фильма не только для его создателей, но и для потенциальных зрителей.

Сами того не понимая, жертвы умело срежиссированных игр выступают в рамках строго заданного им сценария, напоминая простодушного работника из датской народной сказки. Каждый раз он послушно повторяет предложенный ему текст, но неизменно оказывается бит за усердие, ибо всё делает невпопад бедняга. Невдомёк ему, что заученное наизусть пожелание: «Два мешка на помол», — приведёт в ярость земледельца, засеявшего два поля ржи; что уместная для данной ситуации фраза: «Таскать вам не перетаскать», — не обрадует крестьян, несущих погребать павшую лошадь. Желанная для них реплика: «Такую кобылу везут!» — возмущает бургомистрову дочку, едущую с венчания, а подходящее к её случаю восклицание: «Ах, как весело!» — звучит глумлением для погорельцев.

Открыв для себя Пастернака, табуированного в советском обществе, молчаливое доселе большинство усвоило новый алгоритм поведения — грудью бросаться на амбразуры, защищая право художника на самовыражение. И не доходит до сознания соглашателей, что не голос совести движет творцами нового поколения, а разрушительная страсть самоутверждения; что насмешка: «Не читал, но порицаю (не смотрел, но осуждаю)», — актуальная несколько десятилетий назад, вправлена в наши дни в абсолютно иной контекст, а сами они по-прежнему выступают в роли бездумной массовки: «Не смотрел, но одобряю». Именно на такую реакцию недалёкой толпы, на её поддержку рассчитывал режиссёр.

«Обязательно нужно смотреть фильм!» — услышав о массовых протестах против выхода ленты на экраны, умозаключают любители запретных плодов. Их асоциальная позиция равнозначна поведению морально незрелых подростков, выбирающих воровство или пьянство в качестве личной нравственной нормы в пику «ханжам».

Нет на свете ничего страшнее воинствующих невежд, которые ни доводам рассудка не внемлют, ни очевидных фактов не признают. Именно их выводят на майданы и науськивают на праведников.


«Сам себе режиссёр»

А как быть с теми, кто не смотрел, но осуждает?

«Я не предвидел такой реакции», — кокетливо, словно застенчивый Альхен, опускает глазки режиссёр, давая интервью популярному телеканалу. Ой ли? Разве не о таком резонансе предупреждал господина Учителя Владыка Тихон (Шевкунов)?

Разве непредсказуема участь поджигателя, бросающего спичку в бензобак?

Разве не должен человек в трезвом уме и здравой памяти предвидеть последствия своего поступка? Грубо попирая первую Божественную заповедь, начертанную в сердцах, Алексей Ефимович бросает дерзкий вызов целой православной стране: вот оно, ваше Православие, вот ваши святые; вот мораль тех, кто их прославил и почитает; вот какого отношения заслуживает ваша Церковь, — и удивляется протестам оплёванных граждан? Да кто же ему поверит?

Разве не тонкий расчёт на громкий резонанс проглядывает в подтексте событий? По сути, глубоко символична дата, назначенная для первого публичного просмотра, — 25 октября (день начала Октябрьской революции по старому стилю). Первоначально планировалось приурочить премьерный показ к февральской революции 1917 года.

Словно ожили перед нами страницы Библии, и вот древний искуситель предстаёт перед изумлённой публикой в виде респектабельного киномэтра.

Дьявольская игра — втянуть человека в дискуссию о непреложности Божественных законов, — начавшись с Евы, ныне достигла апогея. Вступать с умным видом в обсуждение мироустройства глупо и преступно. Не надо объяснять распоясавшемуся бандиту, почему опасен кастет в его руке; не следует убеждать педофила в некрасивости его поведения, и вору полагается сидеть в тюрьме, дабы знал своё место. Нет в таких диспутах ничего, кроме преднамеренного лукавства, фальши, коварного цинизма с одной стороны и безмерной глупости, инфантильной наивности — с другой.

Наталья Поклонская защищает Царя Николая

Трейлера недостаточно для цельного впечатления, твердит Алексей Ефимович, будто количество постельных сцен решает дело. Даже трейлера многовато будет — хватит и нескольких фотокадров.

Провокационные предложения обсудить ленту после просмотра — поистине сатанинская сеть, приглашение повторить грех Хама, который, как известно, навеки проклят в потомках за глумление над отцом. В современном мире есть много вещей, которые предлагают на пробу люди растленные и безнравственные: это наркотики, мошенничество, это всевозможные виды содомии и даже каннибализм. Не обязательно дегустировать экскременты, чтобы убедиться в их специфическом вкусе. Людям, которые искренне почитают царя, предлагают стать соучастниками его духовного распятия, гражданской казни, грязной, циничной клеветы. «Бросьте вместе с нами в него ком грязи, — предлагают кощунники, — или хотя бы полюбуйтесь его талантливым поруганием». Нормальные люди не станут оценивать, насколько искусно и умело какой-нибудь мерзавец преступает черту человечности, насилуя на их глазах любимого ими человека, и будут правы.

Порядочный человек не усомнится в нравственной правоте Натальи Поклонской, услышав её полный достоинства ответ: «Смотрела ли я этот фильм? Конечно же, нет, и не буду мараться». Однако и вокруг её позиции срежиссировал господин Учитель спектакль, не стесняясь ни в средствах, ни в выражениях.


Нерон-2, или слава Герострата 

Для людей, замахнувшихся на Небо, сущий пустяк — занести кувалду и над законом, скрепляющим порядок в правовом государстве. Страх перед неизбежностью заслуженного наказания, страх Каина, свершившего преступление, заставляет создателя скабрёзной ленты «перевести стрелки» на Наталью Поклонскую — государственного деятеля; человека, стоящего на страже закона и ответственно реагирующего на заявления ста тысяч граждан, чья сокровенная чистота оплёвана грубо, цинично и беззастенчиво. Но что их мнение для служителя Мельпомены, решившего сделать себе имя? Что их оскорблённые чувства и массовые протесты?

Ведь не ради них, в самом деле, истрачено 280 млн бюджетных рублей, недополученных пенсионерами и смертельно больными людьми. Маячащая на горизонте международная премия «Оскар» — вот ради чего израсходовано свыше 17 тонн ткани и изготовлено 5 тысяч нарядов.

Власть, слава, богатство — стандартный набор наград, предлагаемых сатаной за богоотступничество. «Любой кинематографист в душе мечтает об "Оскаре", Каннах, Венеции. Режиссёр — профессия диктаторская, и она требует не только власти, но и психологии победителя», — в этом откровении г-на Учителя, одном из многих, приоткрываются истинные мотивы его «правдолюбия». Похабная лента —легчайший путь к мировому признанию: чем беззастенчивее клевета на Россию, тем больше вероятность успеха в глазах мирового сообщества, пригвождающего нашу страну к кресту.

Не удивительно, что г-н Учитель взял в адвокаты Константина Добрынина: «рыбак рыбака видит издалека». И тот, и другой героически усердствуют над стиранием самоидентичности россиян и превращением их в однородную евроатлантическую биомассу.

Здравомыслящие люди судят о г-не Добрынине по его делам: по активному лоббированию прав укрофашистов, предателей, богоборцев, содомитов; по его предложению признать в России однополые браки, шире пропагандировать празднование дня Ивана Купалы, а также сделать Хэллоуин и день «святого» Валентина государственными российскими праздниками, нерабочими днями и отмечать их дважды в год — по старому и новому стилю!

Внушаемый человек толпы слепо вторит адвокату-антиклерикалу: «Совсем распоясались эти православные!». Но можно ли верить юристу, который называет доблестных воинов Новороссии «незаконными вооружёнными формированиями», «группировками экстремистской и террористической направленности»; который, прикрываясь трескучими фразами, противостоит интересам государственной политики, выступает за отмену «закона Димы Яковлева» и требует пересмотреть решение МИДа о закрытии программы FLEX, действующей в интересах американцев-педерастов, которые дерзают усыновлять русских детей при живых родителях?

Интеллигентных людей не собьют с толку площадные ругательства, которые этот «представитель закона» публично изрыгает в адрес избранных народом депутатов, облечённых должностной властью. «Наступление — лучший вид обороны», как говорил незабвенный вождь мирового пролетариата.


«Была у зайчика избушка лубяная…» 

Вызывает недоумение истерия, устроенная режиссёром вокруг своей национальности. А что, евреи не считаются гражданами страны, в которой живут? или не обязаны подчиняться её законам? или для них писаны особые нормы морали? Никто не педалирует вопрос о корнях Семёна Лавочкина, Льва Ландау, Евгения Тарле, Антона Рубинштейна, Евгения Шварца и др. Нездоровый интерес к пресловутой «пятой графе» возникает лишь тогда, когда поведение и взгляды человека или группы людей становятся асоциальными либо несут непосредственную угрозу стабильности страны.

Социально зрелая личность не может не предвидеть последствия своих действий. Ответственный гражданин не станет разжигать межнациональную рознь, понимая, что в полыхнувшем пожаре виноват не бензобак, не зажжённая спичка, но тот, кто её бросил. Порядочный человек поостережётся марать чьи бы то ни было святыни из элементарного уважения к культуре как таковой. Умный человек не будет постулировать собственную аморальность как типичную национальную черту, дабы не позорить не повинных в его грехах соплеменников.

Больной национальный вопрос давно сделался беспроигрышной козырной картой, которую всегда держат наготове искусные манипуляторы. О принципах ущемления меньшинства, как правило, вопят те, кому не терпится сделать несносной жизнь большинства. Противоестественные игры в толерантных аборигенов приводят к воцарению бедлама, примером чему служит старушка Европа. Отрёкшись от собственной истории, от вековых традиций в пользу распоясавшихся иммигрантов, европейцы превратили собственное существование в кромешный ад. Законы страны обязаны быть общим правилом для всех, кто в ней живёт, невзирая на лица.


«Кому много дано, с того много спросится»

Можно ли восторгаться мастерством хирурга, специализирующегося на абортах? Гений высок и благороден. Гений не бывает низок. Талант не индульгенция, не мандат на вседозволенность, но вручённый напрокат дар, который, конечно, отнимается у негодного, недостойного пользователя.

«Я так вижу», — эта фраза, позволительная для пятилетнего ребёнка, который выдаёт неуклюжие каракули за морской пейзаж, неприложима к седовласому творцу: с возрастом и опытом обычно приходит адекватное видение. Даже с посредственного профессионала спрашивается ответ за последствия его деятельности — в противном случае его признают недееспособным.

Наивно и недальновидно полагать, что хамский выпад, нацеленный на доброе имя святых царственных страстотерпцев, касается лишь православных верующих, — он метит и в основы нормальной, здоровой жизни страны; это не только вызов правовым устоям общества, угроза его стабильности, но и демарш против крепкой, верной семьи, против чистоты и святости брака.

Фамилия Алексея Ефимовича на фоне его творения звучит горьким каламбуром. Остаётся лишь вспомнить предостережение Спасителя: «Никто из вас не делайтесь учителями».

Несомненно, выходка режиссёра не останется безнаказанной у Господа и не пройдёт бесследно ни для него; ни для тех, кто давал «зелёную улицу» клеветнической ленте; ни для тех, кто, презрев нравственный закон, возвышал голос в защиту авторского своеволия; ни для тех, кто, называя чёрное белым, продвигал фильм на «Оскар»; ни для тех равнодушных, с чьего молчаливого согласия совершается ритуальное заклание народной души; ни для обольщённых простаков.

Лента Алексея Учителя — очередной пробный шар деструктивных сил: не станет ли православный люд соучастником изощрённого богоборчества, как сто лет назад; не превратился ли он в негодного раба, зарывшего в землю вверенный ему талант; сохранила ли соль земли свою силу?

Испытуя сердца, Сам Господь с надеждой взирает на Своих чад: достойны ли мы называться Его детьми? Не поглотила ли тьма наши души? Не выбросим ли жемчуг на попрание свиньям? Не отдадим ли хлеб на поругание псам? Помним ли горький пример Византии? Смогли ль извлечь уроки из печального опыта безбожной жизни? Не последуем ли стопами братской Украины, допустившей раскол Церкви и искажение собственной истории? Захотим ли использовать уникальный, последний, может быть, шанс исправить историческую ошибку столетней давности и хоть в малой степени загладить вину предков перед святыми страстотерпцами?

Читайте также: