Мать и мачеха


Как всегда происходит в новейшее время, соблазн подполз из-за моря-окияна. Летом прошлого года малоумную куклу Барби, возведённую в ранг президента, запустили в серийное производство, а в помощницы ей определили клона — вице-президента. За подражательницами дело не стало.
Барби-президент

Не успели обременённые будничными заботами граждане вспомнить о грядущих выборах; не успела стартовать предвыборная кампания, и многие члены избиркомов ещё не ведали о своей предстоящей миссии, как на просторах Интернета выстроилась внушительная очередь потенциальных отцов и даже матерей нации. Экстравагантные девицы, не мыслящие себя без громких скандалов, эпатажных выходок и светских вечеринок; увильнувшие от возмездия мошенники, любящие звон злата паче нежнейшей музыки и одурачивание доверчивых «лохов» предпочитающие хлебу насущному; профессионалы-скандалисты, поднаторевшие в беззастенчивом шулерстве либо в грязных провокациях; да и просто откровенные фрики, они всерьёз считают себя избранниками Небес, достойными столь ответственной роли. Беспрецедентная буффонада, доведённая до крайней степени гротеска, которую учинила неадекватная часть общества накануне нынешних президентских выборов, — закономерный итог столетних скитаний нашей страны по историческому бездорожью.

Часть граждан так заигралась в «теории заговора», что даже в этом попущении Божьем увидела хитроумный замысел «вездесущего Путина» и «зловещую руку Кремля», тогда как серьёзные личностные проблемы потенциальных президентов и президентш вопиют о глубоком духовном и нравственном кризисе, поразившем наше общество. Как дошли мы до жизни такой и когда заплутали? Путник, сбившийся с дороги, обычно ищет тот исходный пункт, откуда ноги побрели не туда, и проверяет исправность компаса.


«Что нам стоит дом построить? Нарисуем — будем жить»

Занятые размышлениями, подойдёт ли президентское кресло к новому красному платью, претендентки на высокие государственные посты, очевидно, и не подозревают, что одних амбиций для главы государства маловато будет.

Императрица Александра Феодоровна Романова

Оказывается, руководителю страны потребна выдержка, которую цари и царицы наследовали генетически, с молоком матери впитывали и в дворцовом окружении отшлифовывали. Где взяться ей у шоу-див, которые выстраивают свой сценический образ из громких скандалов; которые вспыхивают от первого оскорбительного слова и каждому оппоненту угрожают повесткой в суд, а уж без семейных сцен и вовсе жизни не мыслят?

Культура правителю тоже не помешает. Воспоминания верноподданных о Царственных страстотерпцах заставляют сердце взволнованно и радостно встрепенуться: вот он, высокий нравственный эталон! В присутствии Николая Александровича и Александры Фёдоровны любые пересуды, злословие, проявления эгоизма или корысти, которые ныне и за грех не считаются, были просто немыслимы. Где учиться такой чистоте? Не в «Доме-2» и не в шоу «Можем повторить», конечно!

Окружённые свитой визажистов, модельеров, гримёров, парикмахеров, массажисток, ударные труженицы шоу-бизнеса, очевидно, и страну представляют в виде многочисленной обслуги, которая послушно воплотит в жизнь самые безумные проекты и создаст комфортную среду обитания для новоиспечённых правительниц. У самих как-то не очень получается…

Немаловажные признаки адекватной личности, кроме того, — это умение увидеть объём предстоящих задач, трезво оценить свои способности и сопоставить собственные возможности с масштабом будущих проблем. Увы… Профессионализм, упорный труд, да и склонность к размышлениям вытеснены из жизни бездумным словом «легко». «Лёгкость в мыслях необыкновенная», подсмотренная Николаем Васильевичем Гоголем без малого 200 лет назад, росла, матерела, пока слово «легко» не стало расхожим штампом, выражающим образ мыслей, стиль жизни, устроение души и направление воли. Из детского сада в вожди, короли, президенты? Легко! Из «золушек» в «принцессы» — запросто! От закопчённых кастрюль в Смольный? Сам Ленин велел. «Нам нет преград ни в море, ни на суше». От дамского рукоделия к мартеновской печи? Всегда готовы! Из мамы, папы — в гендерное «оно»? Нет проблем!

Зачем воспитывать династии, веками шлифуя и оттачивая мастерство; зачем кропотливо изучать тонкости ремесла, оставаясь в тени? Жизнь коротка, а хочется всего и сразу. Да и сайт «Rabota.ru» обещает безработным соискателям президентского кресла неплохие деньги за предполагаемую вакансию, при том что опыт работы не обязателен… Почему бы не рискнуть? Вдруг возьмут… Не получится рулить государством, как новеньким автомобилем, — можно и парламентское правление ввести, упразднившись от дел. Форма власти неприемлема для России, говорите? Экий пустяк! Стерпится-слюбится, а ежели не стерпится да не слюбится, то и разбежаться можно, как с опостылевшим мужем, — тоже не проблема. Легко!


«Будет людям счастье, счастье на века…»

Нет смысла рассматривать и всерьёз обсуждать предвыборные программы легкомысленных соискательниц, тем более что у многих их попросту нет. А те, что есть, в лучшем случае напоминают наивные детские письма Деду Морозу: «Хочу, чтобы все были счастливыми, собираюсь учредить Министерство Счастья» — именно так, с прописной буквы…

Направления политики

Масштаб иных личностей, берущих на себя ответственность за судьбу государства в столь напряжённой международной обстановке, широта их кругозора и грандиозные перспективы просто дух захватывают: «Планирую ввести налог на бедность, статью за тунеядство и беспроцентную рассрочку малому бизнесу». То-то заживём! С такой программой страна просто обречена на процветание и безопасность.

Есть и более запущенные случаи, когда гипотетические духовные лидерши нации надеются воспользоваться президентством для урегулирования собственных неразрешимых проблем, имеющих первостепенное значение для них лично, а значит, и для всей державы: «Обязательно планирую ввести смертную казнь за сексуальные домогательства». Ну, а в качестве полного пакета прилагаются такие пункты, как ввод «цензуры на одежду» и сексуальное воспитание в школах с обязательным «сексуальным экзаменом». Здесь уже без вмешательства специалиста по корректировке личности не обойтись.

«Научу всех мечтать и медитировать», «Установлю "мир справедливости": построю город Справедливых и город Несправедливых, а тех, кто плохо себя ведёт в "экстрасенсорном поле", буду ссылать в город для шарлатанов и авантюристов»… Если, не приведи Господь, кто-то увидит в этаких перспективах надежду, останется только посочувствовать их родным и близким. Ещё печальнее, если жаждущему «хлеба и зрелищ» электорату захочется «по приколу» поддержать такие весёлые, а главное, оригинальные начинания.

«Кто видел Раду, в цирке не смеётся», — горько иронизируют украинцы, не потерявшие совести и здравого смысла. Им стыдно за свою власть, за собственный выбор (а ещё вероятнее, за нежелание его совершать). Апатия к своей судьбе, к будущему семьи и страны жестоко отомстила им; отсидеться и отоспаться в очередной раз не удалось: процесс распада затронул всех.

Поостережёмся, запасшись попкорном, уютно моститься перед телеэкранами в легкомысленном намерении поразвлечься, дабы не занять место Украины на международной цирковой арене.


«Выбери меня, выбери меня, Птица Счастья завтрашнего дня» 

«Хочу, чтобы меня услышали», «Хочу заявить о себе»... А дальше что? Можно сделать ирокез. Можно волосы в фиолетово-зелёные цвета разрисовать или пирсингом себя изуродовать — эффект тот же, а вреда меньше будет, чем от idee fixe пролезть в президенты. Оказаться президентом — не платье ведь в бутике приобрести: последствия, как-никак, посерьёзнее окажутся.

Ксения Собчак

По-человечески им можно посочувствовать и в каждой из эпатажных фигур разглядеть несчастного ребёночка, не нашедшего своего места в жизни. Играя комедийные роли в предвыборной кампании, искательницы и искатели счастья, по сути, глубоко трагичны в своей внутренней расщеплённости. Отравленные ядовитыми испарениями ложных идей, усвоенных в младенчестве; израненные своими грехами, эти юные женщины вопят от душевной боли, и мир для них — холодное злое зеркало, карикатурными гримасами отвечающее на их кривлянье. Зачастую недолюбленные, они наивно надеются компенсировать дефицит тепла, снискав всенародное признание. Они и впрямь могли бы вызвать всеобщий пристальный интерес, получи они нужное количество голосов. Однако внимание выразится не в миллионах алых роз, не в овациях и свите поклонников, а в десятках миллионов крупных и мелких просьб, жалоб, претензий, не говоря о более серьёзных вещах… Где взять им тепла, любви, заботы на всю страну, если и на близких душевного огня не хватает? Президентское кресло — не самое удачное и подходящее место для социальной реабилитации.

Для их же собственного блага полезнее напомнить им притчу Христа: «Когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя, и звавший тебя и его, подойдя, не сказал бы тебе: "уступи ему место"; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: "друг! пересядь выше"; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 14, 8–11).

Несложно в одной из соискательниц — колючей, как кактус, «маленькой разбойнице», рвущейся в атаманши, разглядеть грубоватую, но чуткую девочку, не лишённую некоторой природной тонкости и потому так отчаянно ощетинивающуюся острыми шипами. Можно искренне, от всей души пожелать ей, чтобы в процессе судорожных поисков правды она сумела нащупать сучковатое бревно в собственном глазу, однако упаси нас Боже усаживать харизматичную дикарку на царский трон — слишком очевидны последствия.

Вам дорога ваша вера? Марш в монастырь, а ещё лучше катитесь подальше, всей своей православной страной… В Ирак, например! Ваша мораль мешает нашим гей-парадам! Мы изобретём свою религию и заставим вас толерантно соучаствовать в наших кощунственных перфомансах.

Гордитесь своей страной? Мы поставим вас на место и на колени, как только придём к власти. «Русское быдло» не имеет права голоса. Наш идол — американский доллар, и вы поклонитесь ему вместе с нами.

Забудьте, многодетные родители, о пособиях и программах, облегчающих жизнь! Женщинам, заявляющим о своей ненависти к детям как таковым, ваши проблемы не интересны.

Любовь? Ха-ха-ха!

Культура? Разрушали, разрушаем и будем разрушать…


Вместо послесловия. Что случилось с компасом?

Приведённые ниже высказывания не нуждаются ни в комментариях, ни даже в подписях. Первые реплики своеобразного диалога сквозь века принадлежат эпатажной претендентке на президентское кресло Ксении Собчак, обиженной на весь мир и ненавидящей народ, который она намерена возглавить; вторые — святой царице Александре Фёдоровне. Слова любви, рвущиеся из её сердца, дошли до нас в виде дневниковых записей, которые сделаны в годы царствования, и писем, написанных из заточения, незадолго до казни.

— Я светский человек, я хочу жить по своим светским законам. И мне нравится, что мы живём в принципе в глобально светском мире. Я приезжаю в Индию; они соблюдают свои ритуалы, молятся своим богам, едят свою вегетарианскую пищу, но у меня нет ни одной проблемы найти там мясо в любое время, когда я хочу, выпить, когда я хочу, — они там тоже не пьют. То есть у них есть своя религия, но я с ней никак не соприкасаюсь. Я приезжаю в Израиль. Если я хочу идти на гей-парад, я иду на гей-парад. Хочу на пляже в купальнике полежать — никакие хасиды не прибегут и камнями меня не закидают. <…> Почему ислам не может мирно сосуществовать с мини-юбками, с алкоголем в барах и так далее?

— Жених грядёт. Приготовимся Его встречать: отбросим грязные одежды и мирскую пыль, очистим тело и душу. Подальше от суеты, — всё суета в мире. Откроем двери души для принятия Жениха. Попросим помощи у святых угодников: не в силах мы одни вымыть наши одежды. Поторопимся Ему навстречу! Он за нас, грешных, страдает. Принесём Ему нашу любовь, веру, надежду, души наши. Упадём ниц перед Его пречистым образом, поклонимся Ему и попросим за нас и за весь мир прощенья; за тех, кто забывает молиться, и за всех. Да услышит и помилует. И да согреем мы Его нашей любовью и доверием. Облекшись в белые ризы, побежим Ему навстречу, радостно откроем наши души. Грядёт Он, Царь славы. Поклоняемся Его кресту, и понесём с Ним тяжесть креста. <…> Наши кресты — только тень Его креста. 

— Задавать вопросы, хоть про Блокаду, хоть про Аллаха, — это тоже не преступление. Если вас, господа верующие всех конфессий, постоянно что-то задевает, идите в монастырь, становитесь отшельниками или поезжайте в религиозное государство — Ирак.

— Женщина наделена даром сочувствия, деликатности, умением вдохновлять. Это делает её похожей на посланца Христа с миссией облегчить человеческие страдания и горести.

— Режим, который установился в России в начале 2000-х годов, по-научному называется «элитарной автократией» <…> В этой конструкции авторитарное государство вместе с элитами — экономической, интеллектуальной, творческой — противостояли дремучему и дикому народу нашей страны.

— Боже, как я свою родину люблю со всеми её недостатками! Ближе и дороже она мне, чем многое <…> Верь народу, душка, он силён и молод, как воск в руках. Плохие руки схватили, — и тьма и анархия царствует; но грядёт Царь славы и спасёт, подкрепит, умудрит сокрушённый, обманутый народ.

— Вхождение Крыма в Россию не признала буквально ни одна мировая держава, даже Беларусь. Да что там мировая держава — даже Сбербанк России не признаёт Крым частью России.

— Боже, как родина страдает! Знаешь, я гораздо сильнее и нежнее тебя её люблю. Бедная родина, измучили внутри, а немцы искалечили снаружи, отдали громадный кусок, как во времена Алексея Михайловича, и без боя во время революции. Если они будут делать порядок в нашей стране, что может быть обиднее и унизительнее, чем быть обязанным врагу? — Боже спаси.

— Почему мы должны жертвовать устрицами? Ради чего? Почему всех потенциальных потребителей вкусной, здоровой и, главное, свежей западной пищи лишили их небольшого буржуазного счастья? Ну, хорошо, Вася Якеменко жрал устриц на неправедно заныканные деньги, его бы и лишили. А мы-то, за заработанные — почему не можем? Не знаю, как вы, а я всегда считала, что совсем не стыдно мечтать о том, чтобы вначале хорошо заработать, а потом хорошо и вкусно во всех смыслах потратить свои деньги. А они говорят: нет, стыдно. Мечтать можно только о воссоединении земель российских, о национальной идее, о чём-то таком страшно возвышенном. Почему? Потому как главная ценность не человек с его маленькими радостями, а непременно что-то большое и величественное, из-за чего непременно надо пострадать и претерпеть лишения.

— Мы не можем жаловаться: у нас всё есть, живём мы хорошо благодаря трогательной доброте жителей, которые тайком посылают нам хлеб, рыбу, пироги и т. д. Не беспокойтесь за нас, душка, нежно любимая. Вам всем плохо и Родине!!! Это больнее всего, и сердце сжимается от боли — что в один год наделали! Господь допустил — значит, так и надо, чтобы поняли и глаза открыли на обман и ложь. <…> Вообще всё больно, все чувства затоптаны ногами — так и полезно: душа должна расти и возвыситься над всем другим; ранено то, что в нас есть самого дорогого и нежного; разве не так? Вот мы и должны понять, что Бог выше всего и что Он хочет через наши страдания приблизить нас к Себе. Любите Его больше и крепче, чем всех и вся. Но моя Родина… Боже мой, как я люблю её всем моим существом, и её страдания причиняют мне настоящую физическую боль. 

— Я вообще не понимаю, откуда в вас столько ненависти ко мне? Это называется «быдло». Такие вот люди называются быдлом — которые завидуют, ненавидят меня... И эта черта, кстати, свойственна именно русским, поэтому я люблю евреев.

— Как я счастлива, что мы не за границей, а с ней [Родиной] всё переживаем. Как хочется с любимым человеком всё разделить, вместе пережить и с любовью и волнением за ним следить, так и с Родиной. Чувствовала себя слишком долго её матерью, чтобы потерять это чувство, — мы одно составляем и делим горе и счастье. Больно нам она сделала, обидела, оклеветала и т. д., но мы её любим всё-таки глубоко и хотим видеть её выздоровление: как больного ребёнка с плохими, но и хорошими качествами, так и Родину дорогую…

— В наше время, когда кулачные бои отошли в прошлое, письменное выяснение вопроса о том, кто из нас большее говно, стало основным занятием думающих, интеллигентных людей.

— Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на борьбу и ссоры.

— Неплохо бы сперва признать право других людей на собственное мнение. Или даже на собственное упрямое заблуждение, на страсть к эпатажу, на внезапно нахлынувшее желание брякнуть бестактную гадость — да, у людей есть и такие странные права. И вы совершенно не обязаны тотчас говорить вслух, что вы об этом думаете.

— Бойтесь малейшего начала неповиновения или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться <…> произносится неумное, неосторожное слово — и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час оставаться между вами.

— У меня сильный характер, и я сама увлекаюсь тем, что ломаю людей. Это моё такое злое хобби.

— Если знание — это сила мужчины, то мягкость — это сила женщины. Небо всегда благословляет дом той, которая живёт для добра.

— Сказать «я люблю тебя» — это уже скрытая агрессия в адрес человека. Это как бы дать человеку обещание, которое ты заведомо не можешь выполнить, то есть враньё, про которое другому тоже бессознательно понятно, что это враньё, так как в нашей голове после слов «я люблю тебя» очень быстро возникает воображаемый список того, что ты теперь должен, раз я тебя люблю, и список того, что теперь тебе нельзя, раз я тебя люблю.

— Над брачным алтарём, когда соединяются руки и произносятся святые обеты, склоняются Ангелы и тихо поют свои песни, а потом они осеняют счастливую пару своими крыльями, когда начинается их совместный жизненный путь.

— А где она, эта любовь? Кто-то её вообще видел? <…> Весь этот стандартный набор переживаний, страданий и счастья есть удовлетворение наших невротических потребностей. <…> Много вы знаете по-настоящему любящих друг друга людей, которые спустя десять, пятнадцать лет вместе в любви, без второй семьи, секретарши или водителя Коли? И на это есть статистика — четыре процента населения Земли.

— Хорошая жена — это благословение Небес, лучший дар для мужа, его ангел и источник неисчислимых благ: её голос для него — сладчайшая музыка, её улыбка освещает ему день, её поцелуй — страж его верности, её руки — бальзам его здоровья и всей его жизни, её трудолюбие — залог его благосостояния, её экономность — его самый надёжный управляющий, её уста — лучший его советник, а её молитвы — его адвокат перед Господом.

— Любовь — это игра, в которой побеждает то один, то другой. <…> Изначально, если я вижу, что человек слаб, мне будет неинтересно с ним «играть».

— Брак — это божественный обряд. Он был частью замысла Божия, когда Тот создавал человека. Это самая тесная и самая святая связь на земле.

— Закончилось — уходи. <…> Ищи вновь и вновь, пока не найдёшь или пока не состаришься — так я живу. Живу сложно и трудно. Но я не хочу присоединиться к стае трупов, которые ходят, едят, отдыхают вместе и рожают детей с невыразимым блеском мертвечинки в глазах, внутри которых похоронено нечто, что когда-то давно пережили эти двое людей. На загробном камне этих чувств люди научились писать умные, красивые слова о покойном — уважение, партнёрство, родство. Не хочу так жить.

— Первым требованием к жене является верность, верность в самом широком смысле. Сердце её мужа должно ей довериться без опаски. Абсолютное доверие — это основа верной любви. Тень сомнения разрушает гармонию семейной жизни. Верная жена своим характером и поведением доказывает, что она достойна доверия мужа. Он уверен в её любви, он знает, что её сердце неизменно предано ему. Он знает, что она искренне поддерживает его интересы. Очень важно, что муж может доверить своей верной жене ведение всех домашних дел, зная, что всё будет в порядке. 

— Если и рожать, то только для себя и только когда тебе захочется. И только когда тебе это будет в кайф. Пока это не стоит в числе моих приоритетов.

— Конечно, с детьми у нас появляется масса забот и хлопот, и поэтому есть люди, которые смотрят на появление детей, как на несчастье. Но так смотрят на детей только холодные эгоисты.

— И подстраиваться под гадёнышей я не буду!.. Мне наплевать на этого маленького ребёнка. Пусть хоть сдохнет! Если вы будете продолжать отстаивать его интересы, я вам буду устраивать тут дискотеки.

— Великое дело — взять на себя ответственность за эти нежные юные жизни, которые могут обогатить мир красотой, радостью, силой, но которые так же легко могут погибнуть; великое дело — пестовать их, формировать их характер…


Так когда же мы заплутали и куда пришли?

Исправен ли компас?

Не пора ли остановиться оглянуться?

Читайте также: