Материалы СМИ: "Собор 17-го года.

В праздник Успения Пресвятой Богородицы, 28 августа 1917 года, в России собрался Поместный Собор Русской Православной Церкви, восстановивший Патриаршество.

От февраля до октября 100 лет назад в ходе февральской, так называемой "буржуазной", революции в России была свергнута монархия. К власти пришло Временное правительство, которое продержалось совсем недолго - чуть более полугода. В октябре страну захлестнула новая революция, "пролетарская", впоследствии получившая название Октябрьской. Она положила начало беспрецедентным по своим масштабам гонениям на Церковь в России.

Но в промежутке между двумя революциями Русской Православной Церкви удалось открыть Поместный Собор, к которому она готовилась более десяти лет.

Первое и главное соборное деяние, по мнению большинства историков, и вместе с тем главное церковно-историческое событие всей новейшей эпохи - восстановление Патриаршества. В лице новоизбранного Патриарха Тихона Собор дал Церкви духовного вождя, символ ее единства, верности Христу и соборности. Это действительно имело огромное значение: упразднив изжившую себя синодальную систему церковного управления и восстановив Патриаршество, Собор провел рубеж между двумя периодами русской церковной истории.

Однако существует, по моему мнению, и второй, не менее важный и значимый результат Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 годов: он объединил Церковь перед лицом начавшихся гонений. Если бы Собор не состоялся, то выстоять в этих испытаниях Церкви было бы гораздо тяжелее. Собор фактически сумел организовать жизнь Церкви на новых началах без вмешательства государства, выработать и принять основные законоположения, наметить дальнейшие пути существования Церкви в изменившихся общественно-политических условиях.

Уже в начале второй сессии членам Собора пришлось корректировать свою работу, исходя из складывающейся политической ситуации в стране, которая диктовала иные вопросы, отличные от запланированных ранее. На следующий день после октябрьского переворота в Царском Селе был расстрелян протоиерей Иоанн Кочуров, первый новомученик Русской Церкви. С этого момента гонения на духовенство приобретают систематический и массовый характер.

Желая обратить внимание общественности на творившиеся в стране беззакония и еще надеясь вразумить новую власть, Святейший Патриарх Тихон 1 февраля 1918 года обращается с посланием, в котором ярко рисует картину происходившего тогда в России: "Тяжкое время переживает ныне Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани... Власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие... над святою Церковью православной... с неслыханною доселе дерзостью и беспощадной жестокостью... Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы..."

Время беззаконий

Но безумцы не опомнились, не вняли словам Патриарха и не остановились в своих беззакониях. Буквально через несколько дней после оглашения послания, 7 февраля 1918 года, возле стен Киево-Печерской лавры был убит старейший иерарх Русской Церкви, почетный председатель Поместного Собора митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). Тело убитого митрополита обнаружили наутро: владыка лежал на спине в луже крови с сорванной панагией, а кроме пулевых ранений на нем было множество колотых ран от штыков и ударов прикладами. Руки иерарха были сложены в последнем благословении, которое он дал тем, кто его убивал.

Весть о смерти почетного председателя Собора потрясла всех его членов. В ответ на это убийство Собор постановил совершать ежегодное молитвенное поминовение "всех усопших в нынешнюю годину гонений исповедников и мучеников" в день смерти митрополита Киевского Владимира. Кроме того, опасаясь за жизнь Первосвятителя Русской Церкви, Собор обратился к нему с просьбой оставить распоряжение о Местоблюстителе Патриаршего Престола и самому избрать на это место несколько кандидатов, которые смогут в случае невозможности соборного избрания воспринять его полномочия по завещанию.

Первые заседания второй сессии Собора были посвящены событиям, происходившим в стране. Начало эпохи гонений было еще раз подчеркнуто особым соборным постановлением о деятельности церковно-административного аппарата в условиях новой государственной власти. В документе говорилось, что "новые условия церковной жизни требуют от церковных деятелей чрезвычайного внимания и напряженных усилий для того, чтобы надлежаще и с добрым успехом совершать духовное делание, невзирая на... гонения".

В 1918 году сообщения об арестах, ссылках и расстрелах звучали почти на каждом заседании Поместного Собора. Для поддержки и помощи арестованных Собор предпринимал значительные усилия, организовывались делегации Собора к местам заключения и ссылки. Было решено образовать специальную Комиссию для разработки вопросов, связанных с гонениями на Церковь. Эта Комиссия стала первым собирателем и хранителем сведений о крестном пути Русской Церкви в XX веке. Гонения на Церковь и расправы над священниками являются темой почти всех заседаний и третьей сессии Собора. Сессия начинается панихидой по убиенному царю Николаю II и оканчивается чтением мартиролога новомучеников, имена которых были известны к моменту закрытия Собора. Сравнение этого списка с современными данными показывает, как мало знала соборная Комиссия по гонениям о подлинных масштабах репрессий.

Кроме физической расправы над духовенством и верующими новая власть делала все возможное, чтобы уничтожить Церковь и юридически. Ее декреты и инструкции, затрагивающие положение и деятельность Православной Церкви, практически лишали последнюю права на существование в новом государстве.

Святейший Патриарх Тихон заявил на последней сессии Собора, что принятые постановления советской власти относительно Церкви ставят ее "пред лицом неизбежного исповедничества и мученичества".

В годы гонений миллионы верующих подверглись разнообразным гонениям, притеснениям, дискриминации - от издевательств и увольнения с работы до заключения и расстрелов. В течение 1918-1920-х годов были убиты, по меньшей мере, 28 епископов, тысячи священников были посажены в тюрьмы или также убиты. В 1930-е годы счет жертв репрессий среди духовенства шел на десятки тысяч, а среди прихожан и монашествующих - на миллионы. В то время был уничтожен почти весь епископат Русской Церкви: на свободе оставались лишь четыре правящих архиерея, причем и на них были сфабрикованы показания для ареста, который мог произойти в любое время.

Уже в первые годы советской власти были закрыты все духовные школы, церкви при учебных заведениях, больницах и воинских частях. С 1918 года начинается повсеместное закрытие монастырей и приходских храмов. К 1939 году по всей стране оставалось незакрытыми около 100 православных церквей из более 60 тысяч действовавших в 1917 году.

Гонения продолжались более семидесяти лет - с 1917 года до "перестройки" конца 1980-х годов. Но Церковь выстояла, и это произошло во многом благодаря Поместному Собору 1917-1918 годов. Он сумел консолидировать церковные силы, дал правильную оценку начинающейся безбожной эпохе, помог оживить приходскую жизнь, дал почувствовать ответственность каждого - от священника до мирянина - за судьбу Церкви. Он оставался для верующих людей своего рода "церковным маяком", образцом, которому нужно соответствовать. И как показали результаты переписи 1937 года, больше половины граждан советского атеистического государства (это около 60%) заявили о своей вере в Бога, несмотря на творившиеся в стране беззакония по отношению к верующим.

Все это позволило Церкви не только выстоять, но и возродиться, как только внешние обстоятельства изменились.

<...>

Митрополит Волоколамский ИЛАРИОН

"Российская газета"

29 августа 2017 г.

Более подробно см. в рубрике "Мониторинг печатных СМИ".

Публикация создана на основе материалов сайта Интерфакс-Религия.