Маленький принц и планета Москва

В трагикомической ситуации с графиком вдыхания воздуха по учреждённому Собяниным графику вспоминается «Маленький принц» Сент-Экзюпери, вернее, король, облачённый в пурпур и горностай:

«— А вот и подданный! — воскликнул король, увидав Маленького принца.

"Как же он меня узнал? — подумал Маленький принц. — Ведь он видит меня в первый раз!"

Он не знал, что короли смотрят на мир очень упрощённо: для них все люди — подданные.

— Подойди, я хочу тебя рассмотреть, — сказал король, ужасно гордый тем, что он может быть для кого-то королём.

Маленький принц оглянулся — нельзя ли где-нибудь сесть, но великолепная горностаевая мантия покрывала всю планету. Пришлось стоять, а он так устал... и вдруг он зевнул.

— Этикет не разрешает зевать в присутствии монарха, — сказал король. — Я запрещаю тебе зевать.

— Я нечаянно, — ответил Маленький принц, очень смущённый. — Я долго был в пути и совсем не спал...

— Ну, тогда я повелеваю тебе зевать, — сказал король. — Многие годы я не видел, чтобы кто-нибудь зевал. Мне это даже любопытно. Итак, зевай! Таков мой приказ.

— Но я робею... Я больше не могу... — вымолвил Маленький принц и весь покраснел.

— Гм-гм... Тогда... Тогда я повелеваю тебе то зевать, то...

Король запутался и, кажется, даже немного рассердился.

Ведь для короля самое важное — чтобы ему повиновались беспрекословно. Непокорства он бы не потерпел».

Да, далеко было сказочному правителю до собянинского размаха, до его удалой шири.

Ориентируясь на жизненные реалии и подчиняясь естественному ходу событий, не додумался он рассчитывать расстояния от дома до места выгула экспериментальных жителей, а также регулировать количество вдохов и выдохов, полагающихся на душу многомиллионного населения.

А наш-то повелитель смог! Ажно гордость за него берёт.

На очереди — индивидуальные списки продуктов, рекомендуемых для покупки в магазинах, и графики посещения санузлов в квартирах. Ждём-с.

А то, что Маленький принц не попал на планету Москва-2020, — это очень хорошо и для него самого, и для городского начальника, которому было бы не по себе от бесхитростных вопросов чистого душой ребёнка.