Клич Диогена

Стоит открыть любую из книг Марии Сараджишвили, талантливой писательницы из Грузии, — и ты как будто попадаешь в гостеприимный, давно знакомый дом. В этом доме шумно и многолюдно, звучат шутки и смех. Порой там ссорятся, но по-семейному быстро и радостно мирятся. А если в дом приходит беда, то все вокруг бросаются на выручку. Такая камерная, уютная и тёплая атмосфера стала своего рода визитной карточкой прозы Марии Сараджишвили.

Её искренние и светлые рассказы, полные житейской и духовной мудрости, утешают, дарят надежду и просто хорошее настроение. Неудивительно, что каждую новую книгу автора читатели ждут с большим нетерпением. Совсем недавно в издательстве «Воскресение» у Марии Сараджишвили вышел очередной сборник рассказов. Он называется «Клич Диогена».

Книга Марии Сараджишвили

Под его обложкой — не понаслышке знакомые коллизии, щедро приправленные неповторимым грузинским колоритом и добрым юмором: писательница остаётся верна себе и пытается говорить с читателем о серьёзных вещах языком понятным и простым. Тому, кто погружается в прозу Марии Сараджишвили впервые, сначала может даже показаться, что многие её сюжеты чересчур уж непритязательны — нечто этакое среднее между телесериалом и популярным ироническим романом в мягкой обложке. Но подобное впечатление рассеивается так же быстро, как и появляется, когда начинаешь понимать, сколько глубины кроется в этих бытовых на первый взгляд зарисовках. Нащупать и показать духовный смысл там, где многие другие увидели бы лишь занимательную историю с любопытными подробностями, — для Марии Сараджишвили это не просто вопрос писательского мастерства, а, возможно, дело всей её жизни.

Ценно в творчестве писательницы и то, что сюжеты для своих рассказов она традиционно берёт из реальной жизни, о чём не раз упоминала в интервью. И здесь Марию Сараджишвили вполне можно сравнить с опытным ювелиром, который берёт самый обычный камень, придаёт ему нужную огранку, и он начинает сиять, поражая всех вокруг своей красотой. В руках талантливого и опытного писателя самый банальный житейский сюжет, случайно подсмотренный или услышанный в толпе, превращается в притчу, способную заставить читателей по-иному посмотреть на собственную жизнь. И это действительно хочется сделать уже после прочтения самого первого рассказа в сборнике — зарисовки «Две соседки» из цикла «Мелочи жизни». Ну, разве не узнает кто-то из читателей себя в Нане и Элене, двух простых женщинах с такими похожими судьбами, но таким разным подходом к жизни? В результате одна из них ощущает себя счастливой, потому что идёт вперёд, несмотря на все проблемы, которые щедро подкидывает жизнь, а другая, старательно оберегая себя от разочарований, лишь наблюдает, как жизнь проходит мимо неё. Очевидно, автор (или издатели) неспроста поместил этот рассказ в самое начало книги. Он как бы задаёт вектор всему остальному повествованию. За этой великолепно, с юмором рассказанной историей слышится ни много ни мало евангельский призыв Христа: «Встань и иди!». Герои Марии Сараджишвили, которых читатель встретит на других страницах книги, так или иначе следуют этому призыву, который однажды звучит в их душе. При этом писательница очень тонко, но зримо подчёркивает разницу между простым стремлением «идти вперёд и не сдаваться», «не опускать рук», «бороться за счастье» и глубоко духовным стремлением к переменам, продиктованным преображением души.

Интересно и ярко этот, пожалуй, ключевой момент своего творчества автор демонстрирует, например, в рассказе с интригующим названием «Гнилой день, или Папаша экспромтом». Тоже вполне бытовая ситуация: Армен, простой сапожник из солнечного Тбилиси, жизнь которого сложилась совсем не так, как он себе представлял. Вместо собственного дома — тесная комната в многоэтажке; вместо умницы-жены из приличной семьи — случайные отношения с разведённой многодетной соседкой. Но порой одно мгновение, одно случайное слово способно всё изменить. Однажды нечто подобное и происходит с Арменом, который вдруг понимает, что всё это время он просто-напросто игнорировал щедро дарованный ему Богом шанс — быть мужем и отцом. За всем этим можно разглядеть ещё один важный смысл, который Мария Сараджишвили так же ненавязчиво подчёркивает: изменить жизнь возможно, но начинать нужно с себя, с собственной души и сердца.

Иллюстрации к книге

Ищите и обрящете, другой евангельский призыв Христа, тоже вполне ясно прочитывается между строк в рассказах из сборника «Живут такие люди, или клич Диогена». Предмет же поиска зашифрован во второй части названия книги, которая отсылает читателя к жизни древнегреческого философа Диогена Синопского. Как известно, тот ходил по городу днём с зажжённым фонарём, приговаривая: «Человека ищу!». Поиск человека, и прежде всего в самих себе, — занятие и героев прозы Марии Сараджишвили. Почти все они неожиданно оказываются способными сострадать, смиряться с трудностями, терпеливо нести свой крест и помогать ближнему, как, например, героиня рассказа «Про много шоков и любовь, всё покрывающую» из цикла «Кухонные монологи». До самого конца у читателя остаётся не самое приязненное отношение к ней, переехавшей после замужества в Грузию к мужу и не самыми лестными словами отзывающейся о его родине и семействе. Но финальные слова героини действительно покрывают всё, когда после жалоб на жизнь, свекровь, золовку и вообще судьбу звучит такой диалог:

«— Уезжать, значит, придётся, раз так всё грустно.

— Куда, в смысле, уезжать? Ты что? Проблем, да, много. Но где ж их нет? У нас же любовь. И потом, я тебе сказать забыла: Важа-то мой — инвалид. Ему на абхазской войне руку и ногу оторвало. Как такого бросить? Что я, без сердца, что ли?».

Человеческое сердце, наполненное добром и верой, способное на самые глубокие чувства, такие, как милосердие и самоотречение, пожалуй, и есть главный герой произведений Марии Сараджишвили. Можно долго говорить про самобытность её прозы, про великолепный национальный колорит, которым она наполнена, про удивительную лёгкость, с которой читаются эти рассказы, и ощущение радости, которое они дарят. Но думается, что всё это читатели и сами без труда увидят и почувствуют и, может быть, прислушаются к стуку собственного сердца, расслышав в нём не только клич Диогена, но и, как герои Марии Сараджишвили, евангельский призыв Христа.