Каникулы строгого режима

На своей политической карьере градоначальник Москвы Собянин своими бесчеловечными и, мягко говоря, непродуманными действиями во время эпидемии поставил жирный крест. Это понятно всем, кроме него самого.

С гордо поднятой головой отчитывается он перед Президентом о величайших достижениях столичной мэрии и себя лично в деле победы над коварным вирусом, продолжая томить в коронавирусных застенках граждан, но забывает почему-то доложить о давках в метро, устроенных по его милости и вызвавших резкий всплеск заболеваемости; о модернизации, которая камня на камне не оставила от десятилетиями созидавшейся системы здравоохранения, и о многих других своих «подвигах», тянущих не на одну статью.

Вот и давеча на совещании у Президента по санитарно-эпидемиологической обстановке, отрапортовав об уменьшении количества вновь выявляемых больных коронавирусом с шести до трёх тысяч, о снижении количества тяжёлых больных, ежедневно поступающих в московские клиники, с 2100 до тысячи человек, и доложив, что коэффициент заболеваемости коронавирусом в Москве снизился до 0,97, СС. Собянин заявил, что в столице необходимо сохранять строгие меры для борьбы с коронавирусом. Как всегда, логично.

И, как всегда, «всё для москвичей»: жёсткая санитарная изоляция, самоограничения, масочно-перчаточный режим, защитные мероприятия в транспорте, сохранение электронных пропусков — очевидно, как знак величайшего доверия и уважения к людям.

Ему бы, аки Родиону Раскольникову, на колени бухнуться на перекрёстке дорог да слёзно возопить: «Люди добрые, простите меня, душегуба окаянного!». Да нет же, не бухается, а всё глубже и глубже копает яму, понятно под кого. Ну что ж, будем терпеливо ждать закономерного следствия. А уж освобождение столицы отпразднуем почти так же радостно и светло, как День Победы.