Закоулки души: в шаге от греха


Старец Порфирий Кавсокаливит призывал: «Не старайся изгнать из себя зло, которое в тебе есть. Лучше открывай двери, чтобы впустить свет. А свет — это Христос. Зажжём свет, и тьма уйдёт сама». Но, к сожалению, мы часто путаем свет с тьмой. И тогда вместо толка и пользы получаем невзгоды и разочарования. Например, стараемся выйти из жизненного кризиса, используя некоторые отнюдь не безобидные способы…


«Сколько ни говори “халва” …»

Поздняя осень

Чего только не пытаются добиться самовнушением: улучшить черты характера и отношения с людьми, отказаться от ошибочных взглядов, вылечить болезни, снизить вес, избавиться от курения и запоев, устроиться на престижную работу, заработать деньги, влюбить в себя!.. Популярная литература на все лады расхваливает впечатляющие перемены, достигнутые самовнушением.

Но христиане смотрят на это с недоверием и осторожностью. Смирение и молитва Богу несовместимы с гипнозом и самовнушением. Как сладкая газировка не утоляет жажды, так и самовнушение не преображает тела, души и духа. Восточная поговорка гласит: «Сколько ни говори “халва” — во рту сладко не станет».

Как таблетка анальгина не снимет боли при раковой опухоли, так и самовнушение — слишком слабое и ненадёжное средство против жизненного кризиса. Подчеркну: не для устранения отдельных симптомов болезни или исправления психологических недостатков, а именно для выхода из жизненного кризиса.

Разумеется, самовнушение имеет реальную основу. Наши помыслы, чувства и поведение взаимосвязаны столь тесно, что одно порождает другое. Физическое действие обычно сопровождается определёнными эмоциями и мыслями, которые в свою очередь вызывают изменения позы, жестикуляции, голоса и мимики. Так, униженный, понурый вид — признак угнетения и грусти, а звонкий смех, широкая улыбка — показатель веселья и радости.

Позитивный настрой способствует исцелению, негативный — препятствует ему. Этого никто не отрицает. Благодаря мыслям о выздоровлении на подсознательном уровне в мозгу запускаются восстановительные процессы, вырабатываются обезболивающие гормоны и улучшается обмен веществ.

Никакой мистики нет: перераспределение внутренней энергии действительно отражается на органах и тканях. Дело не столько в физиологии организма, сколько в особенностях мышления, мировоззрения и мировосприятия.

Человек, скептически относящийся к лекарству, может свести на нет всю его силу. А при ожидании положительного эффекта воздействие многократно усиливается и превосходит свойства, перечисленные в инструкции.

Широко известный факт — могущественное влияние психики на течение болезни. По утверждению выдающегося святителя-хирурга Луки (Войно-Ясенецкого), состояние духа больного, доверие или недоверие врачу, глубина веры и надежды на исцеление или, наоборот, депрессия, вызванная неосторожными разговорами врачей в присутствии человека о серьёзности его положения, определяют исход болезни. Психотерапия — словесное, вернее, духовное воздействие врача на пациента — общепризнанный метод лечения, часто дающий прекрасные результаты.

Святитель Лука писал: «Корни болезней нынешняя медицина всё больше и больше ищет и находит в нервной системе, прежде всего в головном мозге. Если нервная система, мозг заведуют всеми болезненными процессами, то, значит, выздоровление — от нервной системы, от мозга, от его восприятия и воздействий на него. Это убеждение современной научной медицины».

Но на бесспорных фактах паразитируют некоторые шарлатаны. Например, желающему развить волю, энергичность и самоуверенность советуют, чтобы походка была твёрдой, жесты — чёткими, а не вялыми и размазанными, речь — без робости, дрожи голоса и пр. Слабохарактерному и нерешительному предлагается воздействовать исключительно на тело: не сутулиться, поднять голову, расправить плечи, выдвинуть грудь, глубоко дышать, смотреть собеседнику прямо в глаза и произносить заранее выученный текст ясно, громко, не торопясь.

Вроде бы что плохого? Но рекомендации слишком упрощённы и касаются лишь внешнего облика.

Недаром Господь Иисус Христос обличает: «Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Мф. 23, 24–28).

Среди формул самовнушения встречаются откровенно антихристианские: «Я хочу и могу»; «Моя воля настолько сильна, что я преодолеваю все препятствия без усилий»; «Я делаю только то, что нахожу нужным»; «Я верю в свои силы»; «Я никогда не краснею и не стыжусь» и т.п.

Здесь работает духовно ложный и опасный принцип: «Лечит и исцеляет себя сам человек — никто и ничто больше». Отсюда и девиз, беспардонно льстящий нашему самолюбию: «Исцели себя сам!» Заметим: без Бога! На это многие покупаются. Маловерующие, а тем более неверующие люди больше надеются на себя. Решая, что именно внушать, они рискуют ошибиться. По сути, это разновидность самолечения. Необдуманное и неоправданное воздействие на психику наносит и духовный вред.

Апостол Иаков предупреждает: «Послушайте вы, говорящие: “сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль”; вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: “если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое”, — вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак. 4, 13–16).

Самовнушением люди «накачивают» своё сознание, как насос — велосипедную шину. Но это до первого «прокола» или тяжёлого груза. Искусственно заставляя себя не быть тем, кем являемся, мы противоречим нашим психологическим особенностям (сложившимся чертам характера, устоявшимся привычкам, реальным потребностям и т.д.). Временно «затыкая дыру», мы не решаем проблему, а просто оттягиваем момент разочарования и провоцируем приступы депрессии. Это всё равно, что печатать ничем не обеспеченные денежные банкноты и пускать их в оборот. Рост инфляции и экономический спад неизбежны…


Психологический коллапс

Такой же самообман — злоупотребление психотропными средствами: нейролептиками, транквилизаторами, антидепрессантами, снотворными и др. Речь идёт именно о злоупотреблении. Указанные лекарства зачастую незаменимы при лечении раздражительности, страха, тревоги, депрессии, бессонницы, психосоматических и прочих расстройств, сопровождающих переживание кризиса. Но только под контролем специалиста! Самолечение, как диверсия, наносит большой вред и телу, и душе, и духу.

Правильно подобрать нужный препарат и дозировку способен опытный психиатр или психотерапевт. Поэтому никогда не ориентируйтесь на советы посторонних по принципу: «Одна баба сказала». Например, «подручные» средства (корвалол, валокордин, валосердин) продаются без рецептов и содержат сильнодействующее вещество — фенобарбитал. Да, они приносят душевное облегчение, снимают перенапряжение, облегчают засыпание и т.д. Но фенобарбитал противопоказан при тяжёлых заболеваниях печени и почек, вызывает привыкание и зависимость, поэтому дозы приходится увеличивать.

Не доверяйте броской и настырной рекламе, обслуживающей интересы коммерческих фирм. Сюжеты телевизионных роликов незатейливы и подкупают простотой. Вот загнанный до невменяемости менеджер глотает спасительную таблетку, и мир вновь кажется добрым, радушным и красочным. Вымотавшаяся домохозяйка с «растрёпанными» нервами никак не заснёт, и на подмогу спешит какое-нибудь экзотическое чудо по типу «спи немедленно!» В ленивого и неусидчивого ребёнка-двоечника запихивают нечто «розовенькое со вкусом дыни», и он сразу становится отличником. Чудесные превращения преподносятся под соусом невиданного прорыва в фармакологии и борьбы за «качество жизни».

По оценкам экспертов, нас активно готовят к роли безудержных потребителей. Для ряда фармацевтических компаний очень выгоден клиент на «качелях». Вечером — снотворное, чтобы уснуть, утром — стимулятор, чтобы проснуться, а в обед — антидепрессант для снятия побочных эффектов принятого раньше. Если человек спит только искусственным, «химическим» сном, то необходим «антидот» — некий противовес, дабы очнуться и взбодриться. А поскольку всё это расшатывает нервную систему, нужен «уравновешивающий» препарат. Так фармакологический бизнес удерживает старых и приобретает новых клиентов. Хотите попасть в число «счастливчиков»?

Приведу любопытный диалог с пациенткой, имя которой и название лекарства намеренно не указываю. Её спрашивают: «Сейчас стресс позади. Зачем продолжаешь травить себя таблетками?». Женщина отвечает: «К хорошему быстро привыкаешь. Да и не всё позади. Я получаю второе высшее образование. А из-за маминой болезни отстала, и теперь надо досдать экзамены и с квартирой вопрос “разрулить”. Вот потом перестану пить таблетки».

Женщина плачет

Далее женщина расхваливает свою «волшебную пилюлю»: «В какой-то момент я дошла до того, что в голове бесконечно прокручивались мысли: “Всё плохо, станет ещё хуже, я — размазня, мне не вытянуть этот воз”. В финале звучала мысль: “Как было бы здорово, если бы я переходила дорогу и меня нечаянно сбил грузовик! Насмерть!” Я, конечно, никогда бы ничего с собой не сделала. Это даже не обсуждается. Но трусливые мечтания в голове крутились. А я, к сожалению, не из тех, кто максимально концентрируется в стрессовой ситуации. Я, наоборот, буду суетиться, совершать лишние действия и рыдать там, где нужно что-то делать. Я буду ругать себя за никчёмность, приказывать себе собраться и не ныть. Но самообвинения ни к чему хорошему меня не приводят.

А когда я начала принимать лекарство, чёрные мысли сменились более-менее позитивными: “Спокойно! Без паники! Делай что можешь — и будь что будет”. Суетливость исчезла. А уж помыслы о грузовике и вовсе обходили меня десятой дорогой!» — хвалит чудо-лекарство окрылённая женщина.

Замечательно, что препарат отразил нападение навязчивых помыслов, усиливающих депрессию и склоняющих к самоубийству. Но кто автор помыслов? Кто их внушает? Его-то самого никакое фармакологическое средство нейтрализовать не в силах! А он дождётся благоприятного момента и ужалит.

Духовная атака отбивается прежде всего духовно-аскетическими способами: покаянием, постом, молитвой, причащением Святых Христовых Таин… Медицина этого не заменит! Но в сознании больного может сложиться иллюзия: «Действия лекарств достаточно. Зачем духовно работать над собой?».

Антидепрессанты не искореняют причин, вызывающих утрату смысла жизни. Однако, успокаивая нервную систему, они пробуждают желание жить. При затяжных хронических депрессиях это необходимо, как инсулин страдающему диабетом.

Вместе с тем некоторые препараты, напротив, увеличивают склонность к самоубийству и насилию. При выходе из тревожно-бредового синдрома, тяжёлой депрессивной заторможённости и апатии настроение улучшается не сразу. Требуется особая осторожность, поскольку антидепрессанты могут усилить тревогу, страх, суетливость, многоречивость, злобность и тем самым подтолкнуть к роковому шагу. По наблюдениям американских и российских специалистов, стимулирующие антидепрессанты приводят к мысли и попыткам свести счёты с жизнью у подростков и молодёжи в два с половиной раза чаще, чем у лиц среднего и старшего возраста.

Как разобраться в этих тонкостях и парадоксах? Очевидно лишь то, что выражено в стихотворении современного автора:


Жизнь не кончается тогда,

Когда вздыхают громогласно

Зажатых нервов провода

И вторит голос: «Всё напрасно».


Жизнь не кончается тогда,

Когда в пучине тонут силы,

И ты расставишь в два ряда

Всё то, что есть, и то, что было.

Жизнь не кончается тогда,


Когда стук сердца обрывает

Сверлящих мнений череда,

В твою судьбу вбивая сваи…

Жизнь не кончается тогда,


Когда сейчас ты бесполезен,

А только плавится руда,

От боли корчится железо.


А жизнь кончается тогда,

Когда надежды нет следа…


Сильнодействующие таблетки от апатии, тоски и тревоги не уничтожают греховных страстей (прежде всего уныния и печали), но загоняют их вглубь. Убегая от назойливых и душераздирающих ситуаций, человек легче относится к своим проступкам, вяло ощущает вину и ответственность за личные грехи. Ложное чувство самоуспокоенности и легкомысленное равнодушие — это обезболивание угрызений совести.

На консультации мне довелось услышать примерно такой отзыв пациента: «Я принимаю антидепрессант, улучшающий настроение, повышающий психическую и физическую работоспособность, нормализующий сон. Но взамен всё видишь в “розовых очках”, теряются собранность, сосредоточенность и благоговение, молитва становится размытой и поверхностной. Это уже не молитва, а чтение текста по молитвослову. Я как бы впадаю в духовную спячку. Но страсти-то не дремлют, и приходится хитрить. Когда хандра не давит, я по совету духовника временно отменяю приём или уменьшаю дозу лекарства, после чего иду на исповедь и причастие».

Разумеется, из частного случая не выводят закономерностей и не делают обобщений. Описанная картина субъективна, и схема пригодна не для всех. К каждому пациенту нужен индивидуальный подход. В идеале это определяют совместно врач и духовник.


«Когда тебя достанет лихом жизнь…»

Хотелось бы обратить внимание ещё на одно важное обстоятельство: не всякий жизненный кризис, обусловленный душевной болезнью, свидетельствует об одержимости.

По воспоминаниям митрополита Антония Сурожского, в Париже жил одарённый иконописец, который вдруг помешался умом. Ему что-то чудилось. Родные не хотели его раздражать. На вопросы: «Разве вы не чувствуете запаха серы? Не слышите голосов?» — принюхивались, прислушивались, соглашались и только ухудшали положение. Над больным читали молитвы для изгнания демонов (отчитывали), мазали его освящённым елеем, кропили святой водой, соборовали, часто исповедовали и причащали. Он не поправлялся.

Пес замерзает зимой

Наконец спросили Владыку Антония, работавшего тогда врачом психиатрической клиники: «Он одержимый или сумасшедший?». Доктор предложил: «Отдайте его нам в клинику. Мы будем лечить электрошоком». На это возмущённо ответили: «Ты что, неверующий? Неужели силой молитвы нельзя сделать то, что может электрический ток? А если это бесовское наваждение?» Антоний ответил чистосердечно и остроумно: «Электрический ток бесу не повредит, а если это просто болезнь, то наш друг выздоровеет». Его слова были встречены с негодованием, но иконописца всё же пришлось госпитализировать. Невменяемый, он провёл в больнице около года: кощунствовал, бился, не общался с персоналом. А потом вдруг пришёл в себя. Художник вышел из больницы исцелённым и… духовно окрепшим. Раньше в его иконах отмечалось нечто странное, напряжённое — «не то». После психиатрической лечебницы он начал писать совершенно иные иконы — зрелые, глубокие.

Итак, для духовного роста и преодоления кризиса порой требуется сочетание квалифицированной медико-психологической помощи и грамотной духовной поддержки. Вот почему покаяние опасно подменять лечением, а лечение — покаянием.

Снять остроту заболевания, как правило, удаётся лекарственными средствами. Но для достижения устойчивого и долговременного эффекта этого мало. Полное излечение (в частности, психосоматических и психических недугов) зачастую требует нравственного усилия — переосмысления ситуации, исправления собственных взглядов и привычек, изменения жизненной позиции и обстоятельств, провоцирующих болезнь. Нелёгкая задача. И надо уметь психологически и педагогически грамотно убедить человека сделать это.

Иначе, по народной мудрости, выпалываются «вершки», а не «корешки». Осознание связей «личность–ситуация–болезнь» и «грех–характер–болезнь» способствует активному участию человека в процессе лечения и помогает ценить здоровье как насущный дар Божий.

Господь Иисус Христос наставляет: «Приидите ко Мне все, труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 28–30).

Так написано в Синодальном переводе, выполненном в XIX столетии. Церковнославянское слово «иго» — это ярмо, деревянный хомут в упряжке для крупного рогатого скота. А слово «успокоить» в современном языке предполагает наличие некой суеты, возбуждённости, взволнованности и даже паники. Успокаивают того, кто впал в истерику, депрессию, испытал шок, пережил кризис.

Но в Евангелии речь идёт об отдыхе и покое после изнурительного труда на поприще благочестия и покаяния. Мысль примерно такая: «Придите ко Мне все, измученные и обременённые тяжкой ношей, и Я дарую вам покой. Наденьте Моё ярмо на себя, станьте Моими учениками — ведь Я кроток и смирен сердцем, — и ваши души обретут покой. Ярмо Моё — радостно, и ноша Моя легка».

Спаситель зовёт всех скорбящих о своих грехах, у которых болит и кричит душа, прийти вовсе не для того, чтобы подвергнуться упрёкам и наказаниям, но ради исцеления болезней и обретения внутреннего мира в общении с Богом. Однако этот путь — не награды и удовольствия, а исполнение заповедей и жизнь во Христе.

Читайте также: