«Закон что дышло…»

Декоммунизация на Украине идёт полным ходом. Однако далеко ли ушли от большевиков те, кто под любым предлогом лишает украинский народ его исторических святынь?

На западе Украины, в 70 километрах от Тернополя и в 24 километрах от Кременца, высится на вершине горы Свято-Успенская Лавра – твердыня веры Христовой, обитель благочестия и подвижничества. Многое пришлось ей пережить и повидать за восемь без малого столетий.

Год 1240 от Рождества Христова… Тяжкое время для Киевской Руси. Хан Батый захватывает Киев, огнём и мечом истребляя всё на своём пути. Киево-Печерские иноки уходят на Волынь и находят убежище на скалистой, покрытой густым лесом горе. Место нового уединения суровые аскеты называют в память о реке Почайне – притоке Днепра, на берегу которого стоял некогда их монастырь.

Тогда же монахам-отшельникам явилась Пресвятая Богородица с короной на голове и скипетром в руке, оставив на камне отпечаток пречистой Своей стопы, из которого начала истекать целебная вода.

Время шло, а вместе с ним росла и ширилась слава святой обители.

С конца ХVI столетия она становится центром духовной жизни Западной Руси, получив в дар одну из самых великих святынь Русской Православной Церкви – чудотворный образ Божией Матери.

На Святую Волынь икона попала из Константинополя. Путешествуя по Западной Украине, греческий митрополит Иеофит остановился отдохнуть в имении Урля у благочестивой православной помещицы Анны Гойской, а на прощанье благословил её, оставив в знак благодарности за гостеприимство икону Пресвятой Богородицы. В 1597 году от чудесного образа получил исцеление слепорождённый брат помещицы Филипп; затем последовали во множестве и другие чудеса.

Анна Гойская, рассудив, что чудотворной иконе подобает пребывать в монастыре, отдала дорогое сокровище духовным подвижникам, завещав свято хранить православную веру на вечные времена. Вместе со святым образом обитель получила в дар имение и обширные земельные угодья.

Однако наследник Анны Гойской, лютеранин Андрей Фирлей, не желал смириться с волей дарительницы и, мечтая закрыть монастырь, надеялся вернуть имение себе. Каких только козней не чинил он обители! В 1623 году он подослал в монастырь своих слуг, которые, ограбив братию, украли чудотворную икону. В другой раз, созвав гостей, он нарядил жену в священнические ризы и, вручив Святую Чашу, принёс чудотворный образ для святотатства. Однако тотчас на жену Фирлея «напал лютый бес, которым она была одержима» дотоле, пока икону не вернули в монастырь.

Школа, типография, несколько храмов, в том числе церковь во имя Пресвятой Троицы, крепостная стена, братские келии, множество хозяйственных построек, колодец и рукотворный пруд у подножия горы… Даже не верится, что это дело рук одного человека – игумена обители Иова Железо. Великий аскет, сторонник безмолвия и пустынножительства, он ревностно подвизался ради материального устроения обители в середине XVII века, не гнушаясь никакими тяготами.

Памятной страницей в истории монастыря стала Збаражская война 1675 года, когда огромное войско турецкого султана Магомета IV под руководством визиря Кара-Мустафы вторглось на русские земли, уничтожая всё на своем пути. Пятидесятитысячная конница турок и татар под предводительством Нуреддина подступила к незащищённым стенам. 5 августа начался штурм. Братия воззвала к Небесной Заступнице, и помощь не замедлила: над Свято-Троицким храмом, сопровождаемая Ангелами и преподобным Иовом, явилась Богородица, держа в руках распростёртый омофор. Увидев их, турки принялись пускать в небесных защитников стрелы, но они, возвращаясь, разили тех, кто их пускал. Ужас и паника охватили завоевателей, и они обратились в бегство.

И вот теперь Министерство юстиции Украины лишило УПЦ прав на Свято-Успенскую Почаевскую Лавру, отменив её перерегистрацию и полностью удовлетворив жалобу Кременецко-Почаевского заповедника, причём не впервые. Соответствующий приказ Минюста подписан в понедельник, 24 ноября.

В Минюсте сочли, что государственная регистрация права пользования комплексом сооружений Свято-Успенской Почаевской Лавры: Успенского и Троицкого соборов, монастырских келий, архиерейского дома, колокольни, надвратного корпуса — прошла с нарушениями законодательства.

Елена Сукманова, первый заместитель министра юстиции, естественно, дала решению «законный вид и толк»: дескать, Кременецко-Почаевский заповедник подал жалобу с просьбой «отменить решение о государственной регистрации права пользования комплексом сооружений Свято-Успенской Почаевской Лавры религиозной организацией Почаевская Свято-Успенская Лавра» и «именно поэтому это решение о государственной регистрации было отменено, а государственному регистратору, который его совершил, заблокирован доступ в государственный реестр прав на недвижимое имущество».

Но сколько бы ни плели словеса «законники», резонные вопросы остаются: может, это «культурный» заповедник основал монастырь? Может, это он получил в дар великую святыню, земельные угодья, имение?.. Может, это он возводил «комплекс сооружений» и защищал его, отбивая атаки завоевателей?

А тот факт, что в 2003 году каноническая Украинская Православная Церковь Московского Патриархата получила права на Почаевскую Лавру сроком на 49 лет, только лишний раз подтверждает горькую пословицу: безбожный «закон что дышло: куда повернёшь, туда и вышло».