Не ждите уверенности в себе

Как часто мы собираемся с духом, чтобы что-то сделать… Сколько разговоров, телефонных звонков и встреч бесконечно откладываем, потому что боимся… В нашем меняющемся мире от неуверенности в себе страдают даже вполне состоявшиеся люди. Можно ли избавиться от этого мучительного свойства? На этот вопрос пытается ответить православный психолог Владимир МОХОВ.


— Неуверенность в себе — это врождённое свойство характера или следствие ошибок воспитания? Чем неуверенность отличается от смирения?

— Для меня это два совершенно разных вопроса. Я считаю, что для неуверенного в себе человека оба Ваших варианта ответа являются удобной лазейкой — ведь ни в первом, ни во втором случае он явно не несёт ответственности за своё поведение и оказывается жертвой: в одном случае «наследственности», в другом — «ошибок родителей». И тогда мы вдруг обнаруживаем, что неуверенным быть выгодно: можно ни за что не отвечать и ничего не делать. Поэтому во время консультаций я предпочитаю переключаться с вопроса «почему она у меня появилась» на вопросы «зачем мне нужно быть уверенным», что конкретно человеку нужно сейчас в жизни решить.

Про смирение мне отвечать существенно сложнее — смирение всё же, скорее, религиозная категория. Мне кажется, что одним из ответов может быть такой: «неуверенность» — это ситуация, когда человек думает (чувствует, ощущает), что ему чего-то не хватает, ситуация недостачи. В нём возникает конфликт и борьба, в которой, с одной стороны, желание или необходимость что-то сделать, а с другой — чувства страха, беззащитности, собственно неуверенности. Смирение же для меня скорее можно было бы трактовать как «наличие мира» внутри. Неуверенность — нехватка смирения… Но это всё же личное, а не профессиональное рассуждение.

— Может ли неуверенность быть обратной стороной перфекционизма? Например, человек должен сделать какую-то работу, но завышает планку, хочет сделать всё идеально, а потом сознаёт, что это невозможно, и остаётся в бездействии…

— Да, конечно может. Только я опять же добавил бы сюда его ответственность за происходящее. В каком-то смысле, скорее неосознанно, человек затем и завышает планку, чтобы был повод остаться в бездействии. Это, разумеется, не всегда так. Но часто.

— Что делать, если неуверенность мешает жить? Например, человеку надо договориться о деловой встрече, а он боится звонить по телефону или подойти к нужному лицу. Как с такими проблемами может бороться сам человек, чем ему могут помочь окружающие?

— Вот видите, и Вы спрашиваете про «бороться», и я часто слышу такие высказывания от людей. Получается парадокс: как можно бороться с отсутствием или недостатком чего-то? Здесь нужна не борьба (она зачастую оказывается бесплодной), а понимание. Можно было бы посоветовать, во-первых, отказаться от самой идеи «дождаться уверенности» и сконцентрироваться на задаче, а не на чувствах. Если Вам нужно позвонить — позвоните, а не ждите, когда пройдёт страх. Во-вторых, если страх действительно силён, с ним нужно «беседовать», изучать его. Я позволю себе такую метафору: Ваш разум говорит Вам, что нужно позвонить. А что «говорит» Вам страх? Можете ли Вы понять его послание Вам? Если мы оказываемся способны выслушать его доводы, то нам оказывается проще принять решение, последовать ли им. К сожалению, это даётся нелегко, и помощь в таких «беседах с чувствами» — одна из частых задач моей работы. Мне кажется, окружающим важно скорее не мешать, чем помогать. Часто человек и сам корит себя за слабость и страхи, и окружающие подливают масла в огонь: «Ну что ты, не можешь позвонить, что ли?» Разрешить себе чувствовать себя неуверенным, но действовать уверенно — один из важнейших шагов в совладании со страхами.

— Как воспитать в ребёнке адекватную самооценку? Согласны ли Вы с теорией, что заниженная самооценка часто бывает у людей, которых родители в детстве слишком много критиковали и недостаточно хвалили?

— Равно как и у тех, кого хвалили избыточно и не по делу. Ключевое слово в этом вопросе — самооценка. Воспитывать-то и нужно в первую очередь умение оценивать себя. Несложно понять, что посторонняя оценка, с одной стороны, является образцом оценки себя, с другой — мешает, поскольку делает самооценку ненужной. Эта тема размером с книгу, и таких книг множество. Очень многое зависит от возраста ребёнка. В контексте уверенности в себе коротко хотелось бы сказать следующее. Во-первых, уверенность возникает у ребёнка (с подростками всё сложнее, но не отменяет сказанного далее) не из оценок, а из уверенности в безопасности и поддержке со стороны взрослых. Основное послание: «Я рядом и приду на помощь, когда это потребуется, и только тогда, когда это потребуется. Я всегда на твоей стороне». Во-вторых, уверенность возникает у ребёнка тогда, когда родитель поддерживает его право (не обязанность!) иметь собственное мнение и собственную оценку — как положительную, так и отрицательную, и не боится (родитель не боится!), что оценки и мнения людей могут различаться. Основное послание: «Ты, как и я, имеешь право сам оценивать происходящее. На мир можно смотреть с очень разных точек зрения». Ну и в-третьих, наиболее известное — оцениваем не ребёнка, не его качества, не его чувства, а его конкретные действия, то есть то единственное, что зависит от него самого. Основное послание: «Я поддерживаю (или не поддерживаю) то, как ты действуешь. Ты всегда можешь сохранять или изменять способы действия». Здесь родитель должен сам очень ясно понимать, что безусловная любовь и поддержка («я тебя люблю и поддерживаю, что бы ты ни делал, и каким бы ты ни был») и условные оценки поступков («я радуюсь, когда ты приносишь “пятерку” и злюсь, когда ты приносишь “двойку”») — совершенно разные реальности, и не следует их путать.

— Как Вы считаете, усугубились ли различные комплексы, связанные с неуверенностью в себе, в последние десятилетия? Отличается ли в этом плане современная молодёжь от поколения своих родителей, бабушек и дедушек?

— Мне пока ещё не хочется брюзжать: «Нынешняя молодёжь привыкла к роскоши, она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей» (это высказывание принадлежит Сократу), а специальных исследований я не проводил. Меня вдохновляют те практически неограниченные возможности, которые я вижу у человека, решившего по-настоящему что-то в себе изменить, и я точно знаю, что любой человек, ищущий свою уверенность, обязательно её найдет.


Беседовала Мария СИДОРОВА