Дух творит себе формы

ДУХ ТВОРИТ СЕБЕ ФОРМЫ Всё происходящее сегодня в мире поразительно противоречит здравому смыслу. «Всё» — это и политические события, часто перерастающие в кровопролитные войны, поражающие своей абсурдностью и безнравственностью, и экономическая агрессия транснациональных корпораций, наполненная извращённой алчностью, и научная революция, которая никак не вписывается в наши привычные представления четырёхмерного пространства–времени, и, конечно, противоестественный экологический кризис, угрожающий уже всему живому на нашей планете.

Иван Ильин в статье «О наших задачах» ещё в 1950 году писал: «Мы переживаем мировой кризис, невиданный в истории человечества. Потрясена вся духовная культура до основания; замутились самые источники её; всё, чем люди живы, поставлено под сомнение и угрозу».

Проблемы, конечно, всегда были, но в настоящее время они, как и вновь порождённые человеческой деятельностью, приобретают глобальное измерение и такие масштабы, которые заставляют уже со всей ответственностью задуматься об их истоках и средствах спасения.

Сегодня едва ли не первостепенное значение в жизни планеты приобретает экологическая проблема.

В экологическом кризисе повинна прежде всего западно-христианская богословская мысль, которая глубоко искажённо истолковала слова Бога, обращённые к первому человеку: «Наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1, 28). Эта заповедь, призывающая человека к любвеобильной и разумной заботе о всём подчинённом ему природном мире, была интерпретирована как получение власти на безраздельное господство над ним, что определило характер всего последующего развития науки, ибо учёными и исследователями природы первоначально, как правило, были католические священнослужители, монахи и другие церковные деятели. Поэтому вся европейская наука приобрела откровенно потребительский характер по отношению ко всему окружающему миру.

Американский историк культуры Линн Уайт, отмечая различия между восточным и западным христианством, утверждал, что специфическое прочтение Библии на Западе привело к возникновению такой технологической цивилизации, которая при всей своей эффектности, прежде всего, определило развитие наблюдаемого сегодня губительного для своего творца экологического кризиса.

Западный человек стал на путь эксплуататорского отношения к природе, стал рассматривать её как бездушный объект, служащий лишь удовлетворению его всевозрастающих потребностей и страстей. Такой эгоистический взгляд на неё привёл к тому, что из экономической науки оказалось исключённым нравственное начало, и это поставило её на рельсы чисто прагматического отношения к природе. Российский экономист-международник, академик Российской академии наук Д. С. Львов писал, что мировая (то есть западная) экономическая наука идёт «не в русле морально-этического развития. Нет таких направлений в западной экономической мысли».

Каждый час на Земле исчезает около трёх видов флоры и фауны

Подтверждением этих слов может служить, например, следующее сообщение в докладе научного центра Global Footprint Network, который базируется в США, Бельгии и Швейцарии. Население Земли уже ко 2 августа 2017 года преодолело границу допустимого использования возобновляемых ресурсов, которые планета может воспроизвести за год. Это означает, что остальную часть года население Земли будет потреблять эти ресурсы «в кредит».

Рубежный день, когда человечество начинает жить «в кредит» у будущих поколений, учёные назвали «Всемирным днём экологического долга». При этом эксперты добавляют, что с каждым разом этот день сдвигается всё ближе к началу года, потому что растёт население Земли, и оно стало расходовать ресурсы быстрее, чем раньше. Так, в 2016 году человечество начало жить «в долг» с 3 августа, в 2015-м — с 4 августа, а 10 лет назад эта дата пришлась на 15 августа.

Учёные отмечают, что «перерасход» ресурсов приводит к исчезновению лесов, засухе, нехватке питьевой воды, эрозии почв, потере биоразнообразия и повышенному содержанию углекислого газа в атмосфере.

Каждый час на Земле исчезает около трёх видов флоры и фауны. К такому выводу пришли специалисты из Иберо-Американского центра биологического разнообразия. С 1970 по 2000 год число видов диких животных сократилось на 40%.

В скобках можно заметить, что параллельно уничтожению человеком низшей живой природы растёт число самоубийств. В настоящее время во всём мире оно превосходит количество людей, погибших в результате военных действий и ставших жертвами убийц. Об этом говорится в обнародованном в Австрии экспертном докладе Всемирной организации здравоохранения. По данным экспертов, ежегодно в мире заканчивает жизнь самоубийством почти один миллион человек.

Один из крупнейших современных русских учёных Н. Н. Моисеев в своей книге, недвусмысленно озаглавленной: «Быть или не быть… человечеству», прямо предупреждает о надвигающейся экологической катастрофе и её последствиях: «Глобальная катастрофа может подкрасться совершенно незаметно и разразиться совершенно неожиданно и столь стремительно, что никакие действия людей уже ничего не смогут изменить <…> Человечество как биологический вид смертно, и в этом смысле конец человеческой истории однажды наступит. И не в каком-нибудь совершенно неопределённом будущем, а, может быть, уже в середине ХХI века <…> Могущество цивилизации многим начинает казаться неотвратимым бедствием, а весь искусственный мир, т. е. вторая природа или техносфера, — каким-то монстром, с которым человечество, его породившее, не в состоянии справиться <…> Глобальная катастрофа может разразиться столь стремительно, что люди окажутся бессильны. Надежды на технику совершенно напрасны, нас уже не спасут новые технологии... Необходимы новые заповеди...».

Множество учёных и философов сегодня приходят к единому заключению: причиной экологического кризиса, грозящего уничтожением всего живого на планете, является сам человек. Об этом говорит и основной религиозный закон: «Дух творит себе формы», то есть именно духовное состояние человека обусловливает все стороны человеческой жизни и деятельности. Русскому композитору Глинке принадлежат такие слова: «Чтобы красоту создать, нужно самому быть чистым душой». Однако мышление современного человека, можно сказать, полностью основывается на примате науки во всех сферах жизни. При этом под наукой подразумевается лишь очень малая часть человеческого познания, главным образом естественнонаучное. Понятия души, совести, любви, страдания оказываются не только вне науки, но и вообще вытесняются на периферию сознания, как малозначащие и даже мешающие научно-техническому развитию и «реальной» жизни.

Чтобы красоту создать, нужно самому быть чистым душой

С религиозной точки зрения решение экологической проблемы имеет два основных вектора. Первый отвечает специфике религиозного понимания духовной жизни и деятельности человека и общества. Второй связан с теми идеологическими тенденциями и манипуляциями сознанием в современном мире, которые представляют наибольшую опасность.

Говоря о законах духовной жизни, невозможно не вспомнить о том, что главной силой, разрушающей и самого человека, и окружающий мир, являются его страсти: стремление к наслаждениям, богатству, славе, власти, которыми подавляются все его духовные запросы; столь же очевидно, что и сохранение целостности творения возможно лишь через восстановление духовной целостности самого человека. «В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху» (Прем. Сол. 1, 4). Только жизнь, согласная с волей Божией, может принести соответствующие плоды и в земной деятельности верующего. В Православии эта мысль ясно выражена Христом: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33). Под словами: «Это всё приложится» — подразумевается то, что необходимо для нашей земной жизни.

В Церкви, как мы знаем, существует наука о том, как охранить целостность души и тела человека, называемая аскетикой. В ней рассматриваются законы духовной жизни и проверенные на опыте огромного числа святых средства и условия исцеления человека от страстей и от возможных заблуждений. Она одинаково применима для всех условий жизни и труда, хотя степень успеха (совершенства), естественно, различна. Эта наука с полной достоверностью приводит человека к главной цели жизни — приобретению любви не только по отношению к людям, но и ко всему окружающему миру, ибо человек и природа в православном понимании нераздельны в едином, целостном организме творения, как душа и тело в самом человеке.

Преподобный Исаак Сирин описывает состояние любви как «возгорение сердца человека о всём творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари <…> и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву <…> с великою жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления в сем Богу <…> Достигших же совершенства признак таков: если десятикратно в день преданы будут на сожжение за любовь к людям, не удовлетворятся этим». Ясно, что человек в таком состоянии не может причинить какого-либо вреда не только другому человеку, но и никакому творению Божию.

К сожалению, аскетика, которую святые называли «наукой из наук» и «искусством из искусств», менее всего известна современным людям. Но именно она, исцеляя человека от эгоизма, алчности, жажды богатства, власти и славы, делает его самым надёжным хранителем всего сотворённого Богом.

Пресвятая Богородица

Второй вектор религиозной деятельности в настоящее время открывается из ви́дения той тяжёлой реальности, которая на глазах всего мира агрессивно исходит из США и Западной Европы и которая откровенно направлена на разрушение прежде всего религиозных, нравственных и культурных традиций жизни всех других народов с целью их полного порабощения. Поэтому предотвращение своих верующих от пагубных явлений этой агрессии является одной из самых насущных задач наших религий.

Ещё в 1991 году об этой угрозе заявлял Архиерейский Собор Русской Православной Церкви: «Не всё однозначно в этой новой культурной ситуации. С одной стороны, увеличивающийся культурный обмен способствует взаимообогащению культур, а с другой — возникает опасность забвения национальных культур, господство унифицированной, т. е. “массовой” культуры, обезличивающей человека».

Западом активно эксплуатируется идея свободы. Эта идея в настоящий момент является одним из самых эффективных средств манипулирования сознанием не просто большого числа людей, но целых народов; разрушая их традиционную культуру, религиозность, хозяйственную жизнь, организуя военные конфликты, она уничтожает всё живое. О какой экологии можно сейчас, например, говорить в Ираке, Сирии?!

Западное понимание свободы сфокусировано, можно сказать, исключительно на области прав человека. Но такой узкий подход к столь серьёзному вопросу далеко не отвечает духовным и нравственным требованиям человека, его религиозным воззрениям. Такое узкое её понимание ведёт ко многим самым негативным последствиям в семейной, общественной и политической жизни. Более того, пропагандируя фактически нравственную вседозволенность, эта свобода приводит к свободной пропаганде всевозможных пороков, извращений, насилия, ненависти, оккультных идей, сатанизма, идеологии тоталитарных религиозных сект и т. д. и, конечно, к варварскому отношению к природе.

Что, например, делает свобода телеинформации? Не одухотворённая идеей любви к человеку, она становится «телевизионной чумой насилия». Один психолог следующим образом охарактеризовал телевидение в своей стране: «Когда вы включаете телевизор, вы автоматически выключаете в себе процесс становления Человека». Это очень точно. Есть статистические данные о том, что в США к 18 годам человек умудряется стать свидетелем 150 тысяч случаев насилия, из которых, по крайней мере, 25 тысяч — убийства. О каком духовном и нравственно-воспитательном значении такой свободы можно говорить? Что развивается в человеке этой свободой: высокая нравственность, честность, милосердие или низменные инстинкты, жестокость, гордыня и прочие самые тёмные демонические свойства?

Очевидно, когда под свободой понимается фрейдовская «реализация подавленных желаний» и человеческие права становятся инструментом раскрепощения инстинктов, то общество оказывается на пути саморазложения. Крупнейший психоаналитик первой половины двадцатого века К. Юнг хорошо это сформулировал: «Сознание не может безнаказанно мириться с торжеством аморального, и возникают самые тёмные, подлые, низменные инстинкты, не только уродующие человека, но и приводящие к психическим патологиям».

Современный русский писатель М. Антонов проницательно обратил внимание на взаимосвязь между комфортом внешней жизни и духовным состоянием человека: «Человек, который в материальных благах уже не нуждается, а потребности в духовном развитии не воспитал, страшен <…> Очевидно, существует некий, ещё не сформулированный наукой закон меры, согласно которому человек, минимум потребностей которого удовлетворён, обязан во избежание саморазрушения подниматься на более высокий уровень духовной жизни. Если этот закон не соблюдается, то материальные, плотские потребности получают гипертрофированное развитие в ущерб духовной сущности, причём это справедливо как для индивида, так и для общества».

И сейчас весь мир реально оказывается перед лицом выбора между жизнью и смертью, между своей религией, моралью, традиционной культурой и той «свободой» западной пропаганды, которая открыто развращает народы.

Об этой свободе, обличая её проповедников и показывая аморальные истоки, очень точно и ярко сказал апостол Пётр: «Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления, ибо, кто кем побеждён, тот тому и раб» (2 Пет. 2; 18–19). Святой Исаак Сирин называл подобную свободу невежественной, поскольку она не только не делает человека святее, чище, лучше, но, напротив, становится инструментом развития в нём гордыни, зависти, алчности и прочих безобразных страстей. Он писал: «Невежественная (необузданная) свобода есть мать страстей». И предупреждал: «Неуместной этой свободы конец — жестокое рабство». Праотец Адам

Вся абсурдность и противоестественность такой свободы ярко раскрываются в так называемой толерантности к таким явлениям жизни, которые прямо губительны для самого человека. Когда, например, открывают «сатанинские клубы» для детей, или законодательно разрешают так называемые однополые браки, или не пресекаются публичные кощунства над Христом, Мухаммедом, то терпимость к подобному злу, его общественная свобода становится орудием разрушения морального состояния нации и, естественно, приводит к самому опасному явлению — экологическому кризису её духа. А где поражается дух, там за ним, как тень, следует и разрушение всего окружающего мира: и человеческого, и природного. Поэтому наш великий русский мыслитель А. С. Хомяков призывал к единству в свободе по закону любви.

Подмена же свободы по закону любви западной идеей свободы ради свободы является для любой нации смертельной угрозой.

О подобной серьёзной опасности для религии, для всей культуры предупреждал и Патриарх Кирилл, когда говорил о модели мультикультурализма, возникшей в США и принятой Западной Европой. Эта концепция, направленная на создание единой мировой культуры и единой всемирной религии, исключающей какие бы то ни было безусловные догматические и нравственные истины, ведёт к полной утрате народами как своей национальной и культурной идентичности, так и своих религий, в первую очередь монотеистических, в которых эти истины являются основой всей их веры и жизни. Прежде всего это относится к христианству и исламу.

Сумеем ли мы сохранить целостность и нравственную чистоту своего народа? Если да, то это не замедлит отразиться и на окружающей среде, ибо дух творит себе формы.