Дельфины глазами анчоусов


Сегодня мы уже системно сталкиваемся с проблемой массового поглупения. Слабоумие нарастает и заметно молодеет. Как пишет British Medical Journal, признаки снижения интеллекта или когнитивных (познавательных) способностей могут заявить о себе к 45-летнему возрасту. Раньше наблюдалось снижение интеллекта примерно с 60 лет. Последние же результаты исследований позволили, увы, говорить об ослаблении функций мозга в куда более раннем возрасте. В чём же причины столь печального феномена?


Инструкции по эксплуатации

Дельфины глазами анчоусов

Среди объективных причин называют ранний алкоголизм (см., например, очень информативный документальный фильм «Чижик-пыжик»), наркоманию, воздействие компьютерного излучения на лобные доли мозга. Оглупляет и современная система образования, и современная масс-культура, и современный образ жизни, в котором человека приучают жить исключительно по инструкциям и готовым рецептам. В нашей стране это ещё не дошло до крайних степеней, а вот в Америке уже можно встретить, например, такие инструкции:


на упаковке фена фирмы Sears: «Не использовать во время сна»;

на пачке замороженных равиоли: «Осторожно: после варки равиоли будут горячими»;

на упаковке утюга Rowenta: «Не гладить бельё в надетом виде»;

на препарате от бессонницы Nytol: «Предупреждение: может вызвать сонливость»;

на пакетике с орешками авиакомпании AmericanAirlines: «Инструкция по эксплуатации: откройте пакет, ешьте орехи»;

на жидкости для чистки унитаза BowlFresh: «Безопасно для использования в присутствии детей и животных, однако пить из унитаза не рекомендуется».


Кто-то, правда, может возразить, что такие инструкции печатаются фирмами, которые хотят обезопасить себя в суде. Дабы утоливший жажду водой из унитаза не мог обвинить в этом фирму: она его предупреждала, что не рекомендуется, но он невнимательно читал инструкцию и всё-таки выпил. Однако ещё недавно фирмы не печатали такие инструкции, потому что потребителям не приходило в голову пить воду из унитаза или надевать на себя бельё, а потом гладить его утюгом и, обжёгшись, строчить заявление в суд.

Да, немало факторов, способствующих развитию слабоумия! Но один, как нам кажется, весьма недооценён. А ведь он в этой истории играет далеко не последнюю роль. Массированная сексуализация сознания, культуры и, соответственно, жизни людей, происходящая в западном мире уже более полувека (да и в нашей стране имеющая почти тридцатилетний стаж), — вот наиважнейшая причина угасания интеллекта.

О такой реакции говорил и уже упоминавшийся нами Питирим Сорокин, и крупнейший австрийский психиатр XX века Виктор Франкл. «Широкомасштабные исследования, проведённые австрийским психиатром Ш. Бюлер, — писал он, — показали, что сексуальные связи слишком юных девушек… привели к выраженному сужению их общих интересов, к ограничению их интеллектуального горизонта».

Отчасти интеллектуальное снижение вследствие чрезмерной фиксации на сексе — это следствие энергетического перекоса. Если энергия человека обильно утекает в низовое русло, то «верхние этажи» оказываются обделёнными. Но нам кажется, что дело здесь не только в энергетическом дисбалансе, не только в простой арифметике. Для того чтобы дать волю похоти, необходимо отключить чувство стыда. А для этого, в свою очередь, надо отключить или хотя бы пригасить сознание: снизить самоконтроль, не думать о последствиях, не видеть себя со стороны, воспринимать происходящее вне контекста жизненных обстоятельств, только сквозь призму своего сиюминутного желания и т.п. Неслучайно развратные действия часто совершаются либо под воздействием алкоголя, наркотиков, в состоянии транса и сильной аффектации, либо умственно неполноценными людьми.

Навязчивая сексуализация современной культуры, искусства, бытовой морали и человеческих взаимоотношений означает, что похоть пронизывает практически все сферы человеческой жизни. Редко какая реклама (а она преследует нас повсюду, поскольку является неотъемлемым и всепроникающим элементом потребительского общества) обходится без так называемого секс-стимула: изображения соблазнительных тел и скабрезных намёков. Благодаря усилиям СМИ многим людям уже внушено, что в основе счастливого супружества лежит сексуальная совместимость, удовлетворение от секса. Осквернена даже детская дружба. Мальчик, положивший руку на плечо приятелю, рискует быть зачисленным в гомосексуалисты. Персонаж мультфильма «Голубой щенок» или песенка про голубой вагон может вызвать нездоровый смех и сальные шутки среди учеников даже начальных классов. Для психики всё это и прочее подобное служит источником постоянного стресса. В такой обстановке, если человек не защищён церковными Таинствами, молитвой или хотя бы критическим отношением к тому, что Питирим Сорокин называл «одержимостью сексом», его сознание неизбежно слабеет. В каком-то смысле умственная деградация играет здесь роль патологической защиты, ибо человеку в здравом уме и твёрдой памяти стыд помешает во всём этом жить, участвовать и спокойно себя чувствовать.

Психике же и, соответственно, сознанию детей, которые рождаются и растут в этой атмосфере «генерализованного секса», ущерб наносится изначально. Ранняя сексуализация, как уже говорилось, тормозит интеллектуальное развитие. Чувство стыда разрушается, не успев сформироваться. А поскольку стыд — это одна из высших эмоций, возникает серьёзное недоразвитие всей эмоциональной сферы, так называемая эмоциональная тупость (характерная, кстати, для шизофрении, которая в последних своих стадиях нередко сопровождается слабоумием).

В России пока только одно поколение выросло в обстановке оголтелой пропаганды секса. Но результаты уже налицо: преподаватели вузов в самых разных городах с тревогой отмечают неуклонное понижение уровня знаний и интересов, какое-то общее недоразвитие, примитивизацию, инфантилизацию студентов. Часто слышишь, что «раньше даже пэтэушники были лучше развиты». Это принято списывать на снижение качества образования, что, конечно, верно, но лишь отчасти. Ведь, с другой стороны, Интернет дал людям огромные возможности для самообразования: практически любые знания можно получить, даже не выходя на улицу. Но для этого надо иметь познавательные интересы. А они как раз и связаны с высшими интеллектуальными функциями, с сознанием. Подростки же, которые спустя всего лишь несколько лет становятся студентами, в большинстве случаев используют Интернет вовсе не для самообразования, а для игры он-лайн, общения (часто весьма фривольного, эксплуатирующего всё ту же сексуальную тематику) и посещения порносайтов. Данные соцопросов это весьма красноречиво подтверждают.

О романтической фазе развития

Но всё-таки в нашей стране ситуация менее безнадёжна, чем на Западе, где в атмосфере тотальной сексуализации выросло уже три поколения. Не потому ли наши люди, которые какое-то время там пожили, очень часто недоумевают: они (немцы, французы, голландцы — в зависимости от посещаемых стран) какие-то не такие… с ними не о чем говорить, ничем серьёзным не интересуются. Они даже тебя не понимают, если заводишь разговор на отвлечённые темы. В общем, хорошо там, на Западе, красиво, удобно, только очень скучно.

Версии, почему так, выдвигались и выдвигаются разные: слишком сытая и комфортная жизнь, где каждая мелочь так продумана, что нет надобности напрягать голову. Общаясь с русскими женщинами, вышедшими замуж за европейцев, мы не раз слышали фразу: «Они тут все зазомбированы телевизором». А те, у кого дети ходят в школу, жаловались, что их толком не учат, а, в основном, играют. Всё это верно, но не исчерпывающе. Выпадение романтической фазы из личностного развития подростка, которое неизбежно происходит при так называемом сексуальном просвещении, ставшем во многих западных странах неотъемлемой частью школьной программы, приводит к серьёзным искажениям психики.

В подростковом возрасте человек ещё не выходит во взрослую жизнь, но уже к ней примеряется в своих размышлениях и мечтах. И от того, какой вектор и объём обретут эти размышления и мечты, во многом зависит масштаб его будущей личности. Без прохождения романтической стадии психического развития человек подобен дому с низким потолком. Он вырастает этаким недомерком, очень многие соображения высшего порядка ему просто недоступны, он до них не дорос. В каких-то случаях это бывает следствием врождённого снижения интеллекта. Скажем, олигофрены не проходят романтическую стадию, и это представляет большую проблему для их воспитателей, потому что таких подопечных очень трудно удержать от вступления в случайные и беспорядочные половые связи. У них отсутствует самоконтроль, плохо работают такие сдерживающие механизмы, как стыд, совесть, ответственность, им недоступны соображения высшего порядка. Недоступны им и другие «высшие материи» — предметы, требующие способности к абстрагированию, обобщению, развитого воображения. В тех же случаях, когда интеллект изначально сохранён, но под воздействием неблагоприятной информационной и воспитательной среды романтический период выпадает из фаз возрастного развития, происходит искусственное сдерживание интеллектуального и личностного роста. Причём в каком-то смысле интеллект олигофрена более гармоничен: он просто недоразвит, как нога маленького размера. А бывает нога, которой не дают вырасти колодки. Такие колодки надевали на ноги знатным китаянкам, и стопы у них скрючивались, напоминая копыта. Так и интеллект, от природы нормальный, но искусственно приземлённый, обуженный, кастрированный, лишённый сферы идеального, не просто недоразвивается, а деформируется, уродуется.

Помнится, в конце 1990-х в одной из центральных газет появилась статья нашего бывшего соотечественника, эмигрировавшего в Америку. Статья, которая поражала прежде всего своей честностью. Тогда ещё Интернета ни у кого из нас не было, а «свободные» СМИ очень заботились о том, чтобы правдивая информация о жизни на Западе сюда не просочилась. Автор резко выступил против внедрения «секспросвета» в российские школы и сослался на печальный опыт США. Особенно запомнилось его описание американских студентов, которых он мог близко наблюдать, поскольку преподавал в одном из местных университетов. Он писал, что отношения девушек и юношей поражают своим прагматизмом и какой-то упрощённостью. Это не влюблённые, а партнёры, которым просто удобно жить вместе: скидываться на оплату жилья и питания, не тратить время на дорогу друг к другу. Словом, вместо любви — «здоровый секс», максимально оптимизированный и комфортный. Вроде бы неглупые ребята, отмечал автор, но они совершенно не могут понять многие произведения классической литературы. Не понимают, хоть убей: в чём была проблема (не трагедия, а именно проблема!) Ромео и Джульетты, Анны Карениной? Почему нельзя было урегулировать эту проблему, не прибегая к таким экстремальным решениям, как суицид? Какая-то патологическая эмоциональная зависимость, сексуальный невроз. Хотя, конечно, в те времена не было психоаналитиков, поэтому люди оставались без помощи профессионала…

То, что казалось в конце 1990-х дикостью и карикатурой, сегодня можно встретить и у нас. Но всё-таки это пока не носит столь массового характера, а потому не стало чем-то обыденным, привычным, незамечаемым. Более того, в последние годы заметно усилилось размежевание либералов и традиционалистов. У нас ещё хватает людей, которые не подвергались в детстве и юности массированной сексуальной пропаганде. К счастью, всё больше молодёжи, которая не хочет, чтобы её ум и чувства обкорнали. И это вселяет надежду.


«Что ни делает дурак…»

Возникает естественный вопрос: зачем плодить слабоумных? Ответ, казалось бы, напрашивается: глупыми легче управлять. Но это было бы справедливо, если бы управители, то есть элита, по своему образованию, воспитанию, ценностным ориентирам были сделаны из какого-то другого теста; развращая и оглупляя народ, сами бы оставались высоконравственными людьми большого государственного ума. Но, во-первых, этого нет и в помине, а во-вторых, этого просто и не может быть, потому что высоконравственным людям большого государственного ума не могла бы прийти в голову идея развращения и оглупления соотечественников, ибо идея эта безнравственна и сама по себе глупа.

Ясно же, что оглуплённые и погрязшие в низменных страстях люди не в состоянии нормально выполнять свои производственные, гражданские, семейные и прочие обязанности. В результате государство начнёт трещать по швам и рано или поздно завершит своё историческое существование. Попросту говоря, погибнет. Поэтому правители, которые хотели, чтобы вверенные им страны благоденствовали, быть может, не стремились дать народу высокое образование, но и не оглупляли и тем более не развращали его. Римская империя времён упадка уже давно стала хрестоматийным примером того, как не надо управлять страной. Посему, как бы ни было грустно это слышать нашим свободомыслам и западникам, власть, потворствующая слабоумию подданных, делает это не от большого ума.

За примерами далеко ходить не надо. Взять хотя бы то, что, казалось бы, не требует высокого IQ, а всего лишь сохранности основных инстинктов. Наша прозападная элита отправляет детей школьного возраста на учёбу, а то и всю семью на ПМЖ за границу (точнее, в Европу, США или Канаду). Ну не слабоумие ли это, учитывая внедрение содомитов во все сферы тамошней жизни, в том числе (а может, и особенно) в сферу образования?! Вряд ли бывшие братки или «крепкие хозяйственники», ставшие бизнесменами и крупными чиновниками, желают, чтобы их дети пополнили ряды извращенцев. Они просто не связывают одно с другим, хотя связь так проста, что даже неудобно объяснять.

А идеология «планирования семьи», ставшая во второй половине XX века догмой и руководством к действию для значительного числа государств? Идея воспринимать ребёнка как конкурента родителей и братьев-сестёр в борьбе за жизненные блага не только порочна, но и невероятно глупа. Даже в глубокой древности правители понимали, что люди составляют главный ресурс государства. Поэтому, когда воевали, старались взять в плен побольше женщин и детей. «Во множестве народа — величие царя, а при малолюдстве народа беда государю», — пишет премудрый Соломон (Прит. 14, 28). И ладно бы борцы с «лишним населением» насаждали свою планировочную идеологию и абортивные центры во враждебных странах! Это было бы жестоко, аморально, но хоть как-то объяснимо. Так нет же! Они начали с себя и именно себя загнали в угол, в патовую демографическую ситуацию. Сокращение рождаемости, как вполне можно было предположить изначально, довольно скоро привело к убыли работоспособного населения. Попытки решить проблему за счёт увеличения пенсионного возраста и завоза мигрантов создали ещё большие трудности: коренные жители стали проявлять недовольство, а мигранты проявили завидную устойчивость к «планировочным» уловкам, продолжая на новом месте плодиться и размножаться. И таким естественным образом начали быстро вытеснять «аборигенов». Причём не только численно, но и культурно, поскольку не собирались отказываться от своих обычаев, привычек, нравов. Ситуация накалилась ещё больше. Тогда высоколобые умники и политтехнологи предложили очередное гениальное решение: железной рукой принялись насаждать толерантность. Не только расовую и национальную, но и гендерную, поскольку за эти годы «планировщики» успели разрекламировать содомию (она ведь не приводит к продолжению рода, поэтому чем больше однополых пар, тем меньше детей). В итоге западная жизнь всё больше напоминает сумасшедший дом. Сказки — и те переписываются наново: это же не толерантно, если принц влюбится в принцессу. Что скажут другие принцы, которые тоже имеют право претендовать на его расположение и, соответственно, на брак?

В общем, как в пословице: «Что ни делает дурак — всё он делает не так».

Нам возразят: «Какие же это дураки?» В том, что вы описали, есть очень чёткая логика и коварный, хитроумный глобалистский план. Но хитрость и коварство — отнюдь не признаки большого ума. Сумасшедшие (то есть с-ума-сшедшие) порой бывают очень хитрыми, но их логика бредовая. В психиатрии есть даже такое понятие: «системный бред», когда кажется, что всё очень выстроено и логически вытекает одно из другого.

Но каковы плоды хитрости так называемой мировой элиты? Что она себе хорошего нахитрила? Поставила мир на грань мировой войны с применением ядерного оружия, а для себя заготовила надёжные бункеры и подземные города? Это ли не апофеоз слабоумия: заражать, разрушать, губить прекрасную планету, чтобы потом выживать, как кроты, в подземных норах?!


Драгоценные баночки и голубой мэр в розовом платье 

Находясь в состоянии умственной расслабленности, человек уже неадекватно воспринимает реальность. Старику может казаться, что он маленький мальчик, а сиделка — его мама (в действительности давным-давно умершая). Назвать кусок экскрементов произведением искусства и восхищаться этим тоже невозможно без серьёзного ослабления ума. Но творцы подобных инсталляций, перформансов и хэппенингов не лежат в психиатрических клиниках, и продукты их маломощной фантазии, тождественные продуктам кишечника, не спускаются в унитаз, а продаются за большие деньги на аукционах. В 1961 году итальянский скульптор Пьеро Мандзони создал своё самое известное творение под названием «Г… художника» (Merdad’Artista). Маэстро тоже был философом. Во всяком случае, он подвёл под свой… — не знаем, как точнее обозначить: перформанс или хэппенинг? — теоретическую базу. «Если коллекционеры хотят получить что-то, во что художник действительно вложил всего себя, — заявил он, — то пускай получат г… Оно на сто процентов его, личное». И действительно, положил в консервные банки свои экскременты и пронумеровал, подтвердив авторство собственноручной подписью. После его смерти шедевры были проданы в буквальном смысле слова по цене золота: тридцатиграммовая баночка за эквивалентную стоимость тридцати грамм золота. Впоследствии цена снова возросла: в 2000 году лондонская галерея «Тейт», располагающая самой крупной в мире коллекцией произведений английских художников, приобрела баночку №4 за 22 300 фунтов. А спустя ещё семь лет, в 2007 году, на аукционе «Сотбис» аналогичная «нетленка» была продана уже за 124 000 евро.

Что это, как не нарастающая вместе с аукционной стоимостью эпидемия слабоумия?

(Некоторые не столь кредитоспособные поклонники нового искусства даже идут на преступления. Из сообщения в «Российской газете» о краже в Тарту: «В Эстонии с выставки современного искусства украли экспонат. Украденный раритет представляет собой обычную стеклянную банку — фрагмент инсталляции местного художника Яана Томика… Возможно, кража не привлекла бы к себе внимания, если бы не одна деталь: в банке находились человеческие экскременты».

Чем дальше люди отходят от Бога и от Его заповедей, тем больше помрачается их рассудок. Сама идея отменить Бога нелепа и говорит о серьёзном повреждении ума. Если в XIX–XX веках царило какое-то серьёзное обольщение наукой, проектами безбожного, но якобы гармоничного переустройства мира на научной основе, то теперь упования на всесилие науки и всемогущество человека сдулись, как продырявленный воздушный шарик. Преклонение перед наукой и учёными выродилось в слабоумное поклонение поп- и рок-звёздам. Выродилась и так называемая элита. Разве можно было себе представить ещё недавно, чтобы мэр одной из европейских столиц принял участие в фестивале содомитов, разъезжая по городу в открытом кузове автомобиля, на котором для полной ясности, дабы никто его ни с кем не перепутал, написано «Gayor» («гей-мэр»)? И красоваться этот градоначальник будет в розовом женском платьице и маске с прорезями для глаз, выражая таким образом солидарность с хулиганками, бесчинствовавшими в далёком от Рейкьявика храме Христа Спасителя.


Гадаринские свиньи и московские пробки

И всё-таки различие между слабоумием как медицинским диагнозом и тем феноменом, который мы попытались описать в своей статье (даже не знаем, как назвать его: индуцированное слабоумие? инспирированное? наведённое? — трудно подобрать адекватный термин), это различие есть, и оно довольно существенное. В первом случае поведение пациентов характеризуется некоей общей заторможенностью. Они безынициативны, вялы, инертны, безучастны. Да, порой случаются вспышки раздражения, агрессии, но не это определяет картину болезни.

Для второго же варианта характерно то, что точнее всего назвать словом «одержимость». Заторможенности нет и в помине, инициативности хоть отбавляй. Злоба — только тронь — бешеная. Но при всей стремительности реакций, изворотливости и интриганстве такие люди, ослеплённые каким-то бесовским ражем, не видят на два шага вперёд.

В Евангелии это ясно показано в истории одержимого из Гадары. Когда Спаситель повелел бесам выйти из него, шустрый легион (помните? — «имя нам легион), не желая отправляться в бездну, попросил у Иисуса дозволения войти в стадо свиней, которое паслось неподалёку. «Легионеры», видимо, рассчитывали остаться в тех краях и продолжать действовать в своих бесовских интересах. Но расчёт не оправдался, причём моментально. Едва Господь позволил им войти в животных, как стадо, взбесившись в буквальном смысле слова, ринулось с крутизны в море и утонуло.

… Решили закончить ещё одной яркой иллюстрацией той специфической формы слабоумия, которая рассмотрена в нашем медицинском памфлете. Настолько, как нам кажется яркой, что в особых комментариях не нуждается. Статья «Не читал, но арестую». Цитата: «Вокруг меня уезжают все. Если позволяет состояние — уезжают сами. Знакомый бизнесмен говорит: “Всё, жить перебираюсь в Болгарию. Бизнес будет в России, а жить буду в Болгарии. Я не могу жить в унижающих человека условиях. Одни пробки чего стоят”» (здесь и далее курсив наш. — И.М., Т.Ш.). Ещё цитата: «Айтишник летит на Кипр, говорит: “Я здесь работаю, здесь есть солнце и нет пробок”». И ещё: «Мы — страна третьего мира. Первое, что происходит с человеком, когда он прилетает из-за границы в Москву — он попадает в пробку. Это совсем другая пробка, чем за границей. Пробка в Нью-Йорке означает, что при свободной дороге тебе полчаса до JFK, а если час пик, надо закладывать час. А пробка в Москве означает, что, может, понадобится полчаса, а может, четыре. Ты точно знаешь, сколько времени едет нью-йоркская или тель-авивская пробка, но ты не знаешь, сколько едет московская. Если Путин куда-то поехал, можно простоять шесть часов, как с куста. Есть ещё два города в мире, где похожие пробки. Это Мумбаи и Каир…»

Такая нынче апология эмиграции. Конечно, пожиже, чем в 1990-е. Тогда были погромы, а теперь пробки. Разве что тоже на «п».

Кстати, в процитированной статье автор пополняет арсенал броских зоометафор ещё одной, называя милиционеров, стоящих по обочинам дорог, «стадами дорожных вшей, сосущих деньги с машин». Сильно сказано, правда?

Может, пробки виноваты не только в нарастающей эмиграционной волне, но и в оскудении ума, который не может выдержать такую нервную нагрузку? Что ж, эта свежая гипотеза вполне заслуживает серьёзной проверки.