В последний путь без церковного напутствия?

Странная и страшная для любого христианина ситуация, противоречащая Конституции, законам России и элементарной нравственности, сложилась в последние дни в нашей православной стране.

Меньше чем за месяц с диагнозом «коронавирус» в больницах оказались тысячи наших сограждан. Скончалось в больницах уже больше 270 человек, многие из них христиане.

Ввиду закрытия на карантин в больницы перестали пускать священников, но страдают от этого не только коронавирусные больные — не пускают ко всем: и к молодым, и к пожилым; и в реанимации, и в палаты. Но смерть не ждёт окончания пандемии — она забирает людей здесь и сейчас. И вот верующий человек, для которого нет ничего страшнее отхода в вечность без исповеди и Причастия, оказывается лишён этой возможности.

Таких случаев уже немало и с каждым днём становится всё больше. Об одном из них написала Марина Щепановская: «Моя мама Галина Сергеевна страдала лимфомой и проходила курс лечения в больнице в городе Москве. По несчастью, ухудшение здоровья случилось в разгар пандемии. Мама была в критическом состоянии, врачи делали всё возможное. Но состояние ухудшалось, это означало [необходимость] найти и привести к умирающей священника, который совершит Таинства Исповеди, Соборования и Причастия. Но это оказалось сделать невозможно, поскольку в случае пандемии только администрация медицинского учреждения может решить, пускать священнослужителя к безнадёжно больному или не пускать. Несмотря на все предпринятые усилия, батюшку не пропустили к умирающей. Это горько, ужасно, но это свершившийся факт. Мама отошла ко Господу без предсмертного покаяния и Причастия. Если вы когда-либо хоронили своих близких людей и вы человек, для которого вера не пустой звук и не просто слово русского языка, то понимаете, какое это несчастье для близких людей не выполнить последней воли умирающего».

В 15-й больнице им. Филатова в Москве в тяжёлом состоянии сейчас лежит православная женщина 97 лет. К ней не пускают священника. Вот свидетельство её дочери: «Моя мама 97 лет сейчас лежит в реанимации в ГКБ N15 им. Филатова в тяжёлом состоянии. Прогнозы неутешительные. Она пожилой православный человек, и очень бы хотелось пособоровать её и причастить, но мне сказали, что на территорию больницы никого не пускают, даже священников. Но священник ведь тоже врач, только для души человека. Неужели нет возможности решить этот вопрос? Я думаю, что желающих причаститься в больнице найдётся немало. Для православного человека умереть без покаяния страшно: ведь не зря в молитвах своих просим "...в мире и покаянии скончати". От всего сердца хотелось бы попросить тех, от кого зависит решение вопроса о допуске священников к больным в инфекционных больницах, решить положительно этот вопрос».

Об этой проблеме заявили телеведущий Борис Корчевников и актёр Егор Бероев, который написал: «В какой стране мы живём? Мы явно с вами что-то перепутали. С карантином и чрезвычайной ситуацией, которую обозвали самоизоляцией, мы забыли о человечности и гуманизме. Страх и паника затмили наш разум. Священников не пускают в больницы причастить больного или умирающего человека. Просьба, пишите, если знаете о таких случаях. Я обращаюсь к тем, от кого это зависит. Всё-таки вы люди, и если у вас есть совесть, пустите священника исполнить свой долг. Для больного или умирающего человека это может быть самая важная встреча в его жизни».

«Что касается посещения священниками больных в больницах для Таинств, Исповеди и Причастия, то здесь ситуация очень сложная. Сейчас мы фактически лишены такого доступа по требованию врачей», — заявил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ В. Р. Легойда в интервью «Российской газете».

По словам представителя Церкви, в больницы не допускают даже специально подготовленных священников, которые согласны следовать всем предписаниям и использовать защитные костюмы.

«У нас даже есть священники, специально подготовленные для того, чтобы причащать больных. Да, с использованием специальных костюмов, более того, по правилам инфекционного блока, когда священник, туда вошедший, должен фактически, как врач, остаться там на какое-то время жить. Так вот, священники готовы оставаться там какое-то время под наблюдением врачей и оказывая при этом духовную помощь людям, — рассказал В. Р. Легойда. — Но это наше предложение пока не находит отклика. Обвинять никого не могу и не хочу, понимая, в какой сложной ситуации находятся врачи, однако мы продолжаем обращаться и просить, чтобы нам разрешили это делать с соблюдением всех санитарных норм и правил».