«В завтрашний день могут смотреть не только лишь все…»

Совсем недавно мы посмеивались, слыша перлы киевского мэра, и беспечно думали, что с нами-то такого несчастья уж точно никогда не случится, что московский народный избранник будет прилежно класть бордюрную плитку, как и подобает слуге народа... Случилось нечто горшее: чиновник стал примерять на себя корону — и понеслось…

Вот уже более двух месяцев, ежедневно наблюдая развёртывающийся на наших глазах театр абсурда, москвичи не желают ничего иного, как пробудиться от этого кошмарного сна, что похлеще любого футуристического триллера, в котором власть захватывает космическая нежить, и, спасаясь от глухой безнадёжности, пытаются пошучивать.

Так, в свете фантасмагорических реалий известную фразу Ларошфуко о пессимисте, называющем бутылку наполовину пустой, и оптимисте, который видит её наполовину полной, народ придумал более злободневное различие между этими двумя полярными категориями людей. «Чем отличается оптимист от пессимиста? — спрашивают они и отвечают: Пессимист утверждает: "Хуже некуда, хуже не будет". Оптимист возражает: "Ещё как будет!"».

В приложении к столичной жизни, согласно этой теории, оптимисты одерживают верх. Социальный лифт каждый день достигает очередного дна, а снизу всё стучат и стучат.

Вот и давеча, в преддверие двунадесятого святого праздника московский мэр с барской щедростью даровал «вольную» своим «холопам»: дозволяется, дескать, трижды в неделю выходить на прогулку, правда, по графику, его вельможной рукой лично утверждённому, и не дальше собственного барака. Непременно в намордниках.

А чтобы жизнь ключом по голове била, ярмарки да торжища повелел распахнуть. Но в храм ни-ни! Ни ногой! Опасно, дескать. На рынках-то микроб приручённый, свой — никого не кусает, хоть вы в обнимку все стойте (что, впрочем, при такой скученности неизбежно).

Комментируя сей чудо-рескрипт с парадоксальным номером 61-УМ, один из авторов «Яндекс-дзена» написал: «И ранее документ было лишён всякого здравого смысла, но теперь он просто становится распорядком барака в местах заключения. Я бы даже сказал более: это не указ, регламентирующий как-то жизнь тех, кто тебе вверен, а расписание прогулок оленей на пастбище. Или на дойку. Или на убой. В любом случае в конце на убой».

Мил-человек вряд ли мог предположить, что его пророчество сбудется молниеносно. «Я вам не скажу за всю» столицу, но сегодня, в день Вознесения Господня, жители нашего дома обнаружили в почтовых ящиках собянинские буклетики-поздравления со святым Праздником: «Городская ритуальная служба предлагает услуги…». Словом, «готовьтесь к земле».

P. S. «Отличный чёрный юмор», — похвалила меня сестра по вере, когда я поведала о послании. Чур меня от такого авторства!

Ну, и совсем уж напоследок: жизнь показала, что все пакости враг рода человеческого обожает творить в святые праздники руками своих вольных или невольных вассалов. Их участь незавидна, коли не отвратятся от злых деяний своих.