Всю вину за ссоры мы должны брать на себя

Как следует просить прощения? Надо ли прощать обидчика, даже если он сам не просил у нас прощения? Об этом мы беседуем с архимандритом Иовом (Гумеровым).

– Отец Иов, должен ли человек, который меня обидел, обязательно предварительно попросить у меня прощения, чтобы я мог его простить, или нет?

Архимандрит Иов (Гумеров)

– Нет. Прощать всех, кто нанес нам обиду и не просить при этом прощения, заповедано нам Спасителем. Господь в Нагорной проповеди призвал нас: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас, и молитесь за обижающих и гонящих вас. Да будете сынами Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 44). Речь идет о людях, причиняющих нам зло, которые проклинают, ненавидят, обижают и гонят. Заповедь не только предписывает нам прощать их, но даже благотворить и молиться за них.

Христианин всегда должен помнить и исполнять этот духовный закон, установленный Богом. Мы только тогда в покаянии получаем прощение грехов, когда сами простили всех, кто вольно или невольно причинил нам зло. Каждый день неоднократно мы произносим молитву Господню «Отче наш». Если человек не простил ближнему, то он не имеет права произносить эту молитву, потому что говорит неправду. В «Прологе» имеется рассказ:

«Был в Александрии вельможа, который, несмотря на все увещания святителя Иоанна Милостивого, не хотел и слышать о примирении со своим врагом. Святитель пригласил его в свою домовую церковь на Божественную литургию. В церкви никого не было из богомольцев; служил сам Патриарх, а на клиросе был только один певец, которому вельможа и стал помогать в пении. Когда они начали петь молитву Господню ‟Отче наш”, запел ее и святитель; но на словах ‟хлеб наш насущный даждь нам днесь” он вдруг замолчал сам и остановил певца, так что вельможа один пропел слова молитвы: ‟и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим”. Тут святитель сказал ему: ‟Смотри, сын мой, в какой страшный час и что говоришь ты Богу: остави мне, как и я оставляю! Правду ли ты говоришь? Оставляешь ли?” Эти слова так поразили вельможу, что он, весь в слезах, бросился к ногам Архипастыря и воскликнул: ‟Все, что ни повелишь, владыко, все исполнит раб твой». И в тот же день помирился со своим врагом и от всего сердца простил ему все обиды» (протоиерей Виктор Гурьев. Пролог в поучениях на каждый день года. Апрель. 2-й день).

Каждый, кто не прощает своему обидчику, уподобляется тому рабу, которому господин простил десять тысяч талантов, а он не простил совсем небольшую сумму своему должнику – сто динариев (Мф. 18, 23–35). Необходимо заметить, раб не просил простить ему долг, а только хотел отсрочки («потерпи на мне, и все тебе заплачу» – Мф. 18, 26). Господин в ответ на эту просьбу явил великую милость – простил весь долг.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Насколько отстоит сто динариев от десяти тысяч талантов, настолько же велико различие между нашими грехами перед Богом и проступками ближних по отношению к нам».

Господь Спаситель не только дал нам заповедь прощать тем, кто причинил нам зло, но и Сам явил высочайший пример абсолютного незлобия: Он, умирая на кресте, просил Бога Отца о прощении распинавших Его: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят» (Лк. 23, 34). Известно, что распинавшие Его не просили прощения.

– Люди часто говорят, что если мы будем всё прощать, то это подтолкнет обидчиков к вседозволенности. Грубый и злой человек вообще распояшется от своей безнаказанности.

– Здесь мы должны применять не человеческую логику, а верить в действие духовного закона: если мы прощаем причинившего нам зло обидчика, который даже и не думает просить у нас прощения, то Господь, видя наше смирение, подаёт всесильную помощь. «Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать» (Иак. 4, 6).

Приведу пример. Святитель Тихон Задонский призывал всех мириться и сам старался всех мирить. Узнав, что двое монахов из братии не хотят мириться, он оставлял все свои труды и шёл к ним. И пока он их не примирял, не уходил. Однажды он приехал к знакомому помещику. У того был в гостях дворянин-вольнодумец. Возник спор о вере. Гость вышел из себя и ударил святителя Тихона. Тот тут же пал на колени и стал просить прощения: «Простите меня, Бога ради, что я ввел вас в такое исступление». Это была не просто кротость святого, но подвиг смирения. Совершилось чудо. Споривший гость сам упал на колени, умоляя со слезами простить его. Благодать коснулась его сердца. Он изменил свою жизнь и стал верующим человеком.

Когда мы думаем, что обидчику нужно дать отпор, чтобы зло не осталось безнаказанным, мы тем самым показываем, что остаёмся в пределах только человеческих отношений, забывая, что в нашей жизни действует Бог. Когда произошла ссора и потерян мир, человеку больно и горько от произошедшего. Он должен усиленно молить Господа о примирении: «Господи, примири меня с ... (с моим мужем, или женой, другом или знакомым)». Когда он молит Господа о примирении, он должен всю вину взять на себя. Тогда придет всесильная Божия помощь.

В искушениях мы должны видеть две стороны. Одна порождена нашим падшим естеством. Все мы наследники адамова падения. Наше естество повреждено. Отсюда постоянно рождаются нестроения между людьми, скорби, столкновения, ссоры. А другая сторона состоит в том, что Господь, попуская эти нестроения, задает нам духовные уроки, чтобы мы учились добродетелям. Бог может нас от всего избавить, но тогда мы никогда не победим наши страсти и не научимся ни одной добродетели.

Притча о двух должниках

– Но тут опять-таки могут возразить, что объективно в ссоре всегда у кого-то вина больше, а у кого-то меньше. Почему же кто-то один должен брать всю вину на себя?

– Мы потому в молитве о примирении должны всю вину брать на себя: «Господи, прости меня, я виноват. Проявил нечуткость, неуступчивость, неразумие». И когда Господь увидит, что мы говорим это искренне и от всей души, тогда Божественная благодать будет действовать на душу этого человека и примирит его с нами.

– Но что значит «взять всю вину на себя»? Ведь он тоже виноват, как минимум в том, что не сдержался. Я могу признать, что и он согрешил, или вообще не должен этого признавать?

– Наша цель ведь не в протокольном определении степени вины каждого. Это делают в судах, когда приводят обвиняемого и начинают разбирать дело. В духовной жизни не так. Наша цель – достигнуть мира и этим исполнить важнейшую новозаветную заповедь. Вновь приведу пример. В монастыре, где игуменом был преподобный Кирилл Белозерский, был насельник монастыря по имени Феодор. Плененный демонами, он так возненавидел своего настоятеля, что не мог даже смотреть на него. Феодор решил уйти из обители. Перед уходом пришел в келлию настоятеля. Преподобный сказал ему: «Не скорби, брат мой, все ошибаются во мне, ты один знаешь правду и все мое недостоинство; я действительно непотребный грешник». Любовь и смирение святого освободили несчастного от бесовского плена. Былая ненависть ушла. Он остался в монастыре и жил спокойно.

Примирение дает человеку особую радость, потому что всякая обида, неприязнь, потеря мира вызывает у человека горечь. И ради этой радости человеку нетрудно взять всю вину на себя.

– То есть мы не должны как бы стремиться установить в человеческих отношениях истину (плоско на самом деле понимаемую)? Как бы выяснить ситуацию и рассчитать, кто больше виноват, а кто меньше?

– Мы прощаем всех, потому что Господь простил нам несравнимо больше. Вспомним еще раз притчу о немилосердном должнике. Он должен был господину десять тысяч талантов, а его знакомый, которого он отказался простить, – всего сто динариев.

Мы должны всех прощать, потому что сами мы великие должники перед Богом. И Бог нас прощает. Его великодушие бесконечно превосходит человеческие понятия и представления. Мы грешим постоянно. Даже на Исповеди мы чаще всего называем лишь малую часть грехов. Это – верхушка айсберга. Приведу рассказ из «Древнего патерика»:

«Однажды было собрание в скиту. Братия говорили о грехопадении брата. Но авва Пиор молчал. Потом, встав, он вышел и, взяв мешок, наполнил его песком и нес за спиною. Насыпав также немного песку в корзину, нес ее перед собою. Отцы спрашивали его: что бы это значило? Он отвечал: этот мешок, в котором много песку, означает мои грехи, их много, но я оставил их позади себя, потому что я не раскаиваюсь в них; а вот это – немногие грехи брата моего; они пред глазами моими, и я смущаюсь ими, осуждая брата. Но не следовало бы так делать! А лучше бы мне свои грехи носить перед собою, скорбеть о них и умолять Бога о помиловании себя. Отцы, выслушав сие, сказали: поистине – это есть путь спасения!»

– Если позволите, еще один каверзный вопрос. Даже Господь говорил: «Отче! Прости им, ибо не ведают, что творят» (Лк. 23, 34). А если ведают, что творят? Как же прощать сознательно делаемое зло, сознательное причинение горя?

– Нет, они и правда не ведают, что творят, потому что духовно ослеплены. Да, они знают, что, например, в результате их действий прольётся кровь, но не понимают, что совершают великое зло. Человек ссорится, оскорбляет – и при этом не ведает, что творит. Не ведает, как он травмирует свою душу, особенно если он совершает смертные грехи, например, прелюбодеяние. Он не понимает при этом, что семья – это пожизненный союз, который можно было сделать счастливым: наполнить радостями, воспитать детей и вместе идти к спасению.

Так и вольнодумец, перед которым упал на колени Тихон Задонский, был в плену неверия. Он не понимал, что распространяет духовную отраву и больше всего вредит себе. В зависимости от того, как мы ведём себя, таков будет и результат. Когда у человека добродушный настрой, и он ко всему и ко всем относится благодушно, то ему везде сопутствует мир. Когда этого нет, то происходят столкновение споры, обиды и ссоры.

– Но разве все-таки нет случаев, когда простить нельзя? Например, супружеская измена. Церковь признает ее основанием для расторжения брака. Разве человек не имеет права не простить в этом случае?

– Прощать всех, кто причинил нам зло, повелевает нам евангельская заповедь. Она не содержит каких-либо исключений. Если мы вновь обратимся к примерам, то увидим, на какую духовную высоту может подняться человек, для которого христианство стало спасительным учением о вечном блаженстве. Великий князь Сергей Александрович был убит 4 февраля 1905 г. за свои православно-патриотические убеждения. Тело было растерзано бомбой. Супруга его, преподобномученица Великая княгиня Елисавета, с великим самообладанием собирала по частям его останки. 7 февраля 1905 года (через три дня на четвертый) в канцелярии арестного дома Пятницкой части она встретилась с убийцей. Привезла ему икону и простила его.

О супружеской измене. Господь запрещает разводиться, «кроме вины прелюбодеяния» (Мф. 5, 32). Супружеская измена – тяжелый смертный грех. Он разрушает семью, которая является самым тесным жизненным союзом: «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью» (Мф. 19, 5). Милосердный Господь дает лишь право на развод, зная, что не каждая пострадавшая (или пострадавший) сможет найти необходимые духовные и душевные силы спокойно продолжать прежнюю семейную жизнь. Однако восстановление семьи возможно. Примеры мне известны. Надо решительно сказать, что даже если семья не сохранилась, простить боль и обиду необходимо. «Если вы будете прощать людям прегрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то Отец ваш не простит вам согрешения ваши» (Мф. 6, 14). Преподобный Максим Исповедник писал: «Кто тщанием своим стяжал плоды любви: тот не отлагается от нее, хотя бы претерпевал тысячи зол. В сем да удостоверит тебя ученик Христов Стефан, и подобные ему, и Сам Христос, за убийц Своих молившийся Отцу, и просивший им у Него прощения, как по неведению творящим то» (Главы о любви). Святой апостол Стефан простил побивавших его камнями иудеев: «И, преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил» (Деян. 7, 60).

«Ничто так не уподобляет нас Богу, как то, когда мы прощаем людей злых, которые обижают нас» (святитель Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея. Беседа 19.7).