Вокруг Байкала с молитвой

Вот уже второй год длится крестный ход вокруг знаменитого озера Байкал на границе Иркутской области и Республики Бурятия. Раз в несколько месяцев верующие из Иркутска на неделю оставляют все свои дела и житейские заботы, чтобы отправиться в очередную точку Байкальского побережья и с молитвой преодолеть новый участок пути общей протяжённостью почти в 2000 километров. Со всех сторон озеро окружено горными хребтами и сопками. С запада его берег скалист и обрывист, с востока — более полог. Зимой и летом, по льду и снегу, по песку и курумнику, по степи и тайге (а порой приходится и лезть по скалам) — всякий раз перед крестоходцами открываются не только новые виды живописного озера, но и, пожалуй, что-то новое в таинниках собственной души, в ближних, в личном опыте общения с Богом.

Несмотря на то, что впереди ещё треть пути, разговоры и обсуждение того, что будет дальше, идут уже сейчас. Инициатором крестного хода вокруг Байкала стал настоятель иркутского Михаило-Архангельского Харлампиевского храма протоиерей Евгений Старцев. Вот как рассказывает об этом сам батюшка:

— Когда-то мы с Владыкой Николаем (епископом Северобайкальским и Сосново-Озерским. — Примеч. ред.) рассуждали о том, что неплохо было бы походить по берегам Байкала, освящая какие-то отдельные места. Однажды он мне показал книгу «Вокруг Байкала за 73 дня», и я сказал: «У меня есть такая, но я её не открывал ещё». Мне эту книгу принесла дальняя родственница автора, Эраста Бутакова. С Владыкой же мы часто встречались, когда он был ещё наместником в Посольском Спасо-Преображенском монастыре, и нет-нет да возвращались к этим разговорам в течение, наверное, года. Потом я книгу прочитал, вернулся к нему и говорю: «Значит, всё-таки есть возможность пройти и там, где нет троп и дорог». Так и возникла идея обойти Байкал именно с крестным ходом. Потом отец Николай стал епископом, уехал в Северобайкальск. А мы нашли Эраста, и он согласился с нами пойти, что для нас очень важно. Вот какими путями оно сложилось.

В 1992 году иркутяне Эраст Бутаков и Владимир Михайлюк пешком обошли вокруг озера Байкал. Впечатления от путешествия вошли в книгу «Вокруг Байкала за 73 дня». Спустя 24 года Промыслом Божиим Эраст Бутаков оказался соорганизатором и участником крестного хода, который стал для него и важной ступенью на пути воцерковления. Писатель работает над новой книгой, в которой расскажет о том, каким увидел Байкал теперь.

В конце зимы 2016 года Владыка Николай был в столице на встрече с Патриархом Кириллом и испросил его благословения на проведение крестного хода. К тому времени уже было получено благословение митрополита Иркутского и Ангарского Вадима, и в скором времени начался первый этап шествия. Несмотря на мороз и метель, он стал самым «массовым»: за три дня 60 километров по замёрзшему Байкалу от посёлка Листвянка до села Большое Голоустное прошли шестнадцать человек. Можно без малейшего преувеличения сказать, что присутствие Божие и Его помощь явственно ощущались на протяжении всего крестного хода. Начать хотя бы с того, что погода (которая обещала быть суровой и изо всех сил затруднять переход по байкальскому льду) вдруг самым неожиданным образом переменилась: ветер стал попутным и оставался таким бóльшую часть времени, уверенно подгоняя крестоходцев вперёд, а то и вовсе затихал, давая возможность отдохнуть. Когда проходили большие участки открытого льда, сквозь который виднелась тёмная глубина байкальских вод, невольно вспоминался святой апостол Пётр, идущий за Христом по волнам. Очень радовало, что немногочисленные встречные путники, завидев батюшку, хоругви и иконы, крестились, подходили за благословением, прикладывались к иконам святителей Иннокентия Московского, Иннокентия и Софрония Иркутских. По дороге в Коты кто-то подарил отцу Евгению палки для ходьбы, вещь весьма полезную и нужную в подобном путешествии. Батюшка даже не успел разглядеть того доброго человека — казалось, тот растворился в метели так же быстро, как и появился.

Если говорить о летних этапах, то одним из самых запоминающихся моментов стала установка поклонного креста на взгорье в посёлке МРС (место паромной переправы с материка на крупнейший остров озера Байкал, Ольхон). Дело было в июне. Участники крестного хода прошли более 100 км, прежде чем добрались до места. В посёлке крестоходцев встречали приехавшие из Иркутска, Братска и близлежащих деревень братья и сёстры. Сложно сказать, сколько человек присоединилось тогда к последней паре километров хода. Чувствовалось невероятное единение духа, когда и стар и млад шагали бок о бок, высоко поднимая хоругви, бережно держа перед собой иконы Спасителя, Богородицы и любимых святых, с одной молитвой на всех: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!». Белый крест весом более полутонны поднимали на гору на грузовике, а устанавливали без подъёмного крана. С Божией помощью, всё получилось. Люди под задувавшим с Байкала ледяным ветром несли на своих плечах, казалось бы, неподъёмный крест, тянули верёвки, тащили тяжёлые камни для Голгофы, мешали цемент, не прерывая молитвы, — и всё это на фоне необъятных просторов. Внизу, под горой, проходила совсем другая жизнь, кому-то было, конечно, невдомёк, зачем весь этот труд. Но казалось, что Господь в тот момент с любовью смотрел на Свои создания, немощные, но старающиеся изо всех сил во славу Его. Ведь на байкальской земле до сего дня распространены языческие заблуждения, возможно, отчасти и потому, что делателей всё ещё мало. Тем отраднее видеть в этих краях православный Крест — всепобеждающее духовное оружие христианства, символ любви Бога к падшему человечеству.

Сердце крестного хода

Сердцем крестного хода, как и полагается, с самого начала была и остаётся молитва. На разговоры во время шествия стараются не отвлекаться, кто-то молится про себя, кто-то вслух. Брат Сергий, не пропустивший ни одного этапа крестного хода, зарекомендовал себя как человек, способный без устали напевать ангельское приветствие Богородице, — сколько длится путь, столько и слышна молитва. Крестоходец Анна вспоминает, как дружно, едиными усты и единым сердцем, грянули «Богородице Дево, радуйся» во время одного из осенних этапов 2017 года, когда поняли, что параллельно крестному ходу, совсем рядом, скрываясь за таёжными деревьями, идёт медведь.

— «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою…» теперь мотив этого распева всякий раз меня заполняет, когда голова свободна, входит просто так, сам по себе в течение дня. Раньше я за собой этого не замечала, было время молитвы дома или в церкви, а теперь она сопровождает меня. И даже силы придаёт и радости, спорится всё», — делится другая участница крестного хода, Лариса.

Хранение совести

Нужно сказать, что отношение сибиряков к Байкалу испокон веков было благоговейным. Ни в одной местной деревне вы не услышите, чтобы называли его озером: все знают, Байкал — это море! Жительница села Посольское Мария Степановна, вспоминая о своём детстве, рассказывает:

— Мы, бывало, когда соберёмся детьми на Байкал-то, родители или кто из старших сразу спросят: «Вы все дела свои сделали?». По нужде, значит, сходили ли. Очень строго было с этим, чтобы, не дай Бог, Байкал не осквернить. Ой, ругали, если с кем приключалось! Это же священное море! Здесь и Крещение совершается, и батюшки воды освящают. Это сейчас всем всё равно — вон, мусора сколько оставляют.

Да простят нас читатели за этот, быть может, не самый литературный эпизод, но уж очень он показателен.

В селе Посольском находится действующий Спасо-Преображенский мужской монастырь — единственный монастырь, расположенный на самом берегу Байкала. Основан он в 1681 году на месте убиения русских послов, прибывших на эту землю, чтобы установить дружеские взаимоотношения с Монголией.

А вот что говорит Эраст Бутаков:

— Сравнивая то, что было 25 лет назад, и то, что происходит сейчас, нужно сказать, что очень Байкал изменился, и не в лучшую, конечно, сторону. Те заповедные места и берега, те склоны, которые мы видели четверть века назад, и то, что мы видим сегодня — застроенное, облапанное, заваленное мусором, — это удручающая картина. Не во всех, конечно, местах, но очень и очень во многих. Самое главное, есть места, где, дайте Байкалу год-два, не трогая его, — и он сам всё исправит: исчезнут мусорные ямы, зарастут его шрамы. Но пока это невозможно, пока что экономика, политика и жизнь людей на берегах этого не позволяют сделать. А с учётом того, как много появилось техники и особенно водного транспорта, когда в каждой бухте можно встретить туристов и отдыхающих, разумеется, трудно ему со всем этим справиться…

Есть в православной аскетике такое понятие, как хранение совести. Хранение совести по отношению к Богу, к ближним, к себе самому и даже к вещам. О последнем задумываемся как будто бы несколько реже. «Храни совесть к вещам, — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), — помня, что все вещи <…> творения Божии, дары Божии человеку». Думается, что если вещи, сделанные трудами человека при помощи Божией, требуют совестливого отношения, то не тем ли более окружающий нас нерукотворенный мир, природа, во всей её красоте отражающая любовь Создателя, — великий Божий дар, по отношению к которому также следует хранить совесть.

«Постараемся сохранить нашу совесть, пока мы находимся в этом мире. Не допустим, чтобы она обличала нас в каком-либо деле, не будем попирать её ни в чём, хотя бы это было и самое малое. Знайте, что от пренебрежения этим малым и, в сущности, ничтожным мы переходим к пренебрежению великим» , — говорил преподобный Авва Дорофей.

Крестоходная дружба

Можно было бы и дальше писать о многом: о радостях и об испытаниях, о социальных и об экологических проблемах, замеченных на берегах озера. Но всего не расскажешь словами, да этого и не нужно. В завершение хочется подчеркнуть, что самое ценное во всей этой истории — это опыт ухода от мирской суеты и погружения в молитву. А плодом совместной молитвы становятся невероятно тёплые отношения, складывающиеся между людьми, с улыбкой называемые ими «крестоходной дружбой». И именно об этом с большой любовью рассказывает каждый, отвечая на вопрос о том, что дал ему опыт участия в крестном ходе вокруг Байкала.

— Как известно, Россия спасается крестными ходами. Их мистическое значение для нас, по большому счёту, до конца непостижимо. Насколько важен крестный ход, каковы его последствия в мире духовном и, как следствие, в мире материальном, мы не знаем. Мы только можем слышать некоторые отзвуки, которые до нас доносятся с Небес. Это большое утешение, а мы люди слабые, нам нужно, чтобы Господь нас по головушке гладил время от времени, что Он и делает постоянно. И поэтому я рассчитываю, что наш крестный ход станет примером для повторения молодыми людьми, которые пойдут после нас, спустя какое-то время, с искренней духовной радостью и потребностью!» — прот. Евгений Старцев.

Читайте также: