Алчущие и жаждущие правды


Четвёртая заповедь блаженства в версии Матфея весьма существенно отличается от параллельного места у Луки. В проповеди на равнине речь идёт о физическом голоде (см. Лк. 6, 21), в Нагорной проповеди — о духовном голоде и духовной жажде: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5, 6).

В Ветхом Завете, в частности в Книге псалмов, образ жажды используется для описания сильного и горячего стремления человека к Богу, к исполнению Его законов и заповедей.

«Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому» (Пс. 41, 2–3).

«Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной» (Пс. 62, 2).

«Открываю уста мои и вздыхаю, ибо заповедей Твоих жажду» (Пс. 118, 131).

«Жажду спасения Твоего, Господи, и закон Твой — утешение мое» (Пс. 118, 174).

«Простираю к Тебе руки мои; душа моя — к Тебе, как жаждущая земля» (Пс. 142, 6).

Понимание четвёртой заповеди блаженства зависит от того, какой смысл вкладывается в слово «правда». Слово δικαιοσύνη в Септуагинте, как правило, соответствует еврейскому צדק ṣeḏeq или צדקה ṣəḏāqā («праведность»). Обычно термин δικαιοσύνη переводится как «праведность», «справедливость», или «правда» (в отличие от ἀλήθεια, переводимого как «правда», или «истина»). В общем контексте заповедей блаженства этот термин имеет подчёркнуто религиозный смысл. Не случайно он встречается здесь дважды: сначала в четвёртой, а потом в восьмой заповеди. Всего же в Евангелии от Матфея он встречается семь раз, из них пять — в Нагорной проповеди.

Праведность — то качество, которое, согласно Нагорной проповеди, должно быть отличительной особенностью учеников Иисуса, составляющих Церковь. Речь идёт прежде всего о правде, или праведности, вытекающей из закона Божия и из воли Божией. Именно о ней Иисус говорил Иоанну Крестителю: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (δικαιοσύνην) (Мф. 3, 15). Иоанн Креститель, по словам Иисуса, пришёл путём праведности (δικαιοσύνης), но книжники и фарисеи не поверили ему (ср. Мф. 21, 32). На Тайной вечере, обещая ученикам послать им Святого Духа, Иисус снова говорил о правде:

«Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам, и Он, придя, обличит мир о грехе и о правде (δικαιοσύνης) и о суде: о грехе, что не веруют в Меня; о правде, что Я иду к Отцу Моему, и уже не увидите Меня; о суде же, что князь мира сего осужден» (Ин. 16, 7–11).

Правда — одно из ключевых библейских понятий. На языке Ветхого Завета оно означало прежде всего следование заповедям Божиим; призвание богоизбранного народа заключается в том, чтобы ходить путём Господним, творя правду и суд (см. Быт. 18, 19). Искание правды — необходимое условие для того, чтобы овладеть землёй обетованной: «Правды, правды ищи, дабы ты был жив и овладел землею, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Втор. 16, 20). В псалмах понятие правды употребляется как в смысле человеческой праведности, так и применительно к Богу, причём оба понимания правды тесно взаимосвязаны.

«Когда я взываю, услышь меня, Боже правды моей!» (Пс. 4, 2).

«Господи! путеводи меня в правде Твоей» (Пс. 5, 9).

«Суди меня, Господи, по правде моей и по непорочности моей во мне» (Пс. 7, 9).

«Славлю Господа по правде Его и пою имени Господа Всевышнего» (Пс. 7, 18).

«Ибо Господь праведен, — любит правду; лицо Его видит праведника» (Пс. 10, 7).

«Благ и праведен Господь, посему наставляет грешников на путь, направляет кротких к правде и научает кротких путям Своим» (Пс. 24, 8–9).

«Продли милость Твою к знающим Тебя и правду Твою к правым сердцем» (Пс. 35, 11).

«Уста мои будут возвещать правду Твою, всякий день благодеяния Твои; ибо я не знаю им числа. Войду в размышление о силах Господа Бога; воспомяну правду Твою — единственно Твою» (Пс. 70, 15–16).

«Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются; истина возникнет из земли, и правда приникнет с небес; и Господь даст благо, и земля наша даст плод свой; правда пойдет пред Ним и поставит на путь стопы свои» (Пс. 84, 11–14).

«Облако и мрак окрест Его; правда и суд — основание престола Его» (Пс. 96, 2).

«Вот, я возжелал повелений Твоих; животвори меня правдою Твоею» (Пс. 118, 40).

«Истаивают очи мои, ожидая спасения Твоего и слова правды Твоей» (Пс. 118, 123).

«Правда Твоя — правда вечная, и закон Твой — истина <...> Правда откровений Твоих вечна; вразуми меня, и буду жить» (Пс. 118, 142, 144).

Таким образом, правда в Ветхом Завете выступает как одно из качеств Самого Бога. Человеческая же праведность является отражением этой Божественной правды. Правда Божия имеет вневременной, вечный характер, но она отражена в заповедях, которые Бог дал людям, живущим во времени. В данном контексте алчущие и жаждущие правды — это те, кто горячо стремится исполнять заповеди Божии. Можно также сказать, что алчущие и жаждущие правды — это те, кто всем сердцем ищет Бога, потому что Бог — источник всякой правды.

Будучи Богом и человеком одновременно, Иисус являет Своей жизнью и правду Божию, и праведность человеческую. В Его опыте эти два понятия становятся нерасторжимыми. Подлинный смысл четвёртой заповеди блаженства, как и других заповедей, раскрывается через Иисуса. Григорий Нисский подчёркивает теоцентризм и христоцентризм этой заповеди: «Истинная добродетель, добро без примеси злого <...> это Сам Бог Слово <...> И весьма справедливо ублажены алчущие этой Божией правды; ибо подлинно вкусивший Господа, как говорит псалмопение (см. Пс. 33, 9), то есть принявший в себя Бога, наполняется тем, чего жаждал и алкал».