Четверг, 15 апреля
Shadow

ГРОМ ВСЕМИРНОГО МАСШТАБА

11:07 15.10.2020ВАВИЛОНГРОМ ВСЕМИРНОГО МАСШТАБАКонстантин ЗоринВ нашем непростом мире есть множество противоречивых и нерешённых проблем, определяющихся духовно-нравственными ценностями и ориентирами людей. Пандемия COVID-19 поставила новые вопросы такого рода и оказала значительное влияние на представления населения и государств в целом о добре и зле, о моральных нормах и правилах, о приемлемом и недопустимом. Социально-психологические и этические аспекты, обусловленные коронавирусной инфекцией, до конца ещё не изучены. Попробуем осмыслить с позиций христианской психологии ряд проблем, связанных с карантинными мероприятиями, самоизоляцией и дистанционным обучением. ГРОМ ВСЕМИРНОГО МАСШТАБА Вопросы ребром

Выделю некоторые наиболее острые темы, властно поставленные пандемией COVID-19. До какой степени по требованию санитарных врачей данного региона возможно ограничение прав и свобод личности, закреплённых в официальных документах ООН и Конституциях разных стран? Речь идёт, к примеру, об ограничении права на свободное передвижение, участие в религиозных мероприятиях, богослужениях и т. п. Насколько профилактическая забота государства о здоровье граждан превыше их законных прав и свобод, гарантируемых тем же государством?

По рекомендациям ВОЗ, многие страны внедрили всеобщее тестирование, изоляцию, дистанционное обучение и прочие меры социального дистанцирования, ограничивающие физическое, психологическое, социальное и духовное взаимодействие людей. При этом одни страны ввели чрезвычайное положение, а другие — просто ужесточили контроль на границах и внутри. Что же эффективнее с трёх точек зрения: этической, медицинской и психологической? Опыт Китая, США или Белоруссии, Швеции? Ответы на эти вопросы даст время.

Разумеется, история ещё не знала столь масштабных и далеко идущих мер, затрагивающих каждого человека, ограничивающих способность миллиардов людей свободно перемещаться и зарабатывать средства к существованию. Это новый феномен добровольно-принудительной социальной изоляции. Раньше изоляцию изучали экспериментально на животных (например, как она влияет на организм и психику грызунов). Сейчас в роли подопытных, по сути, выступают человек и общество! Как осмыслить этот глобальный социально-психологический эксперимент?

Самоизоляция и карантин резко нарушают обычные привычки людей и жизнь общества потребления в целом. Сложности обусловлены резким изменением режима труда и отдыха, чувством беспокойства, страха и тревоги за настоящее и будущее, вплоть до паники. Современный человек не привык к аскетическим самоограничениям (например, к воздержанию от зрелищ и удовольствий индустрии развлечений) и цифровому контролю (отслеживание банковских операций, передвижений и пр.). Многие люди считают такой контроль вмешательством и даже вторжением в их личное пространство, своего рода домашним арестом. Являясь сильным внезапным стрессом, карантин и самоизоляция могут вызвать или усугубить различные соматические и психические расстройства. Поэтому требуются гигантские усилия, направленные на поддержание нравственно и психологически благоприятной домашней обстановки. Как это делать на практике?

Возникают закономерные вопросы: каким образом СМИ должны информировать население и преподносить новости, чтобы снизить социальный стресс и не нагнетать социального напряжения? Как бороться с фейками и прочей недостоверной информацией? Некоторые ошибочно воспринимают статистические данные о заболеваемости коронавирусом. Поэтому одни сообщения вызывают повышенную тревожность, а другие, наоборот, ложную уверенность, что всё входит в обычное русло. Это зависит от собственных оценок.

Спрашивается: можно ли приравнять к фейкам или дезинформации, например, личное мнение врача, которое он высказывает в повествовательной форме, не настаивая на своей правоте? Должен ли он подвергаться каким-либо санкциям со стороны властей или руководства? Но тогда мы рискуем на корню задушить научную мысль! Поставим вопрос шире: насколько свобода слова может быть ограничена требованиями карантина? На медицинских работников легла колоссальная нагрузка, не только физическая и эмоциональная. Пандемия COVID-19 ещё более остро сместила акценты выбора: уже не «между жизнью и смертью», а «между жизнью и жизнью». Встал этический вопрос: «Кто должен выжить, если не каждый может?» Некоторым пациентам пришлось отказать в интенсивном лечении, которое они наверняка получили бы до или после пандемии. Буквально дело обстояло так: кого именно из нескольких нуждающихся людей подключить к единственному свободному аппарату ИВЛ (искусственной вентиляции лёгких)? На основании каких критериев врач вынужден сделать сложнейший духовно-нравственный выбор, который может причинить серьёзную психическую травму и вызвать угрызения совести?! А сколько тяжёлых пациентов с разными диагнозами вообще выписали из стационаров, чтобы срочно освободить койко-место коронавирусным больным?!

Упрямая статистика

В марте–июне 2020 г. школы, средние и высшие учебные заведения разных стран были вынуждены перейти на дистанционный или смешанный формат обучения. Все моментально оказались в чрезвычайной ситуации, поскольку возникли барьеры для реализации той модели, по которой они работали десятилетиями. До сих пор чрезвычайные ситуации (военные действия, наводнения, пандемии и пр.) приводили либо к закрытию, либо к эвакуации образовательных учреждений. Для ослабления пандемии COVID-19 тоже проще всего было бы закрыть их на карантин. Но они не перестали работать, хотя и в изменённом формате. Цель этого — помочь учащимся школ, колледжей, техникумов и вузов продолжить и даже завершить обучение. Давайте обдумаем некоторые стороны дистанционного обучения в условиях пандемии коронавирусной инфекции.

Для начала напомню, что дистанционное обучение происходит в реальном времени (чат, видеосвязь, общие для удалённых учеников и педагога виртуальные диски, иные онлайн-ресурсы и пр.), а также асинхронно (видеоконференции, выложенные в Ютубе лекции и т. д.). Обучающийся получает информацию и задания по её усвоению, а результаты самостоятельной работы высылает обратно педагогу, оценивающему качество ответов.

3 июля 2020 г. состоялось расширенное заседание Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ, на котором был представлен аналитический доклад ректоров и рабочих групп 13 ведущих российских вузов по итогам первых месяцев распространения COVID-19 на территории России. Это один из первых опытов осмысления жизни страны с целью «извлечь уроки из опыта экстремального режима работы системы высшего образования в первые месяцы пандемии».

Доклад основан на солидной исследовательской базе. Более 40% студентов отметили существенное увеличение учебной нагрузки, вызванное в том числе расширением доли самостоятельной подготовки. За 2,5 месяца с начала режима самоизоляции у студентов возросла специфическая усталость и нервозность. Доля тех, которым стало сложнее учиться в домашней обстановке, увеличилась с 27% до 39%. Студенты в целом более позитивно, чем преподаватели, оценивают опыт дистанционного обучения. Вместе с тем уровень полной удовлетворённости студентами организацией обучения в дистанционном формате за 2,5 месяца (с марта по конец мая) снизился с 21% до 14%, хотя отмечаются и положительные стороны: у 64% появилось больше времени на сон, 55% меньше уставали от учёбы, у 49% стало больше свободного времени.

Результаты опросов педагогов, школьников и их родителей демонстрируют схожие трудности онлайн-обучения, обрушившиеся внезапно, как снег летом. Больше всего жалоб на технические сбои, неготовность оборудования и самих педагогов к виртуальной работе, невозможность удержать внимание непоседливых учеников, которые не привыкли и не готовы учиться у монитора компьютера или по смартфону.

Крик учительской души

Этот текст я прочитал в Интернете. Он настолько пронзительный, выстраданный и, главное, обобщающий, что пересказывать своими словами не буду. Судите сами…

«Я встаю в 5:30 утра, готовлю завтрак, и половина седьмого – в семь я уже на телефоне и у компьютера. Поток вопросов от родителей: кто что сдал из детей, у кого не “прикрепляются” ответы, не работает дневник… В 8:30–10:00 начинаются уроки, раздача домашних заданий. А у кого-то очень плохой Интернет или вовсе не доступен в настоящее время…

День приближается незаметно к 14:00–15:00. Вспомнила, что забыла пообедать. Затем включается служба психологической поддержки — влаговпитывающая жилетка или даже не знаю, как назвать. Читаю, а попутно выслушиваю жалобы родителей и выдаю психологические поглаживания, потому что все мы на грани срыва…

Третья неделя дистанта, и, наверное, уже каждый учитель молится о богатырском здоровье всех россиян. А с другой стороны, наконец-то родители посмотрели в глаза своим детям. И увидели продукт своего “воспитания”, а вернее, бездействия и безразличия».

Вот такой крик неравнодушной учительской души! И ведь это ещё далеко не вся правда!

«Обжёгшись на молоке, дуют на воду»

Мой медицинский университет, как и другие вузы, тоже вынужденно перешёл «на удалёнку» и в онлайн. И мы все быстро поняли, как страшно и уродливо учить и учиться медицине по Интернету. Справедливости ради, скажу, что дистанционно можно обучиться некоторым профессиям или повысить квалификацию. Но не представляю, как стать артистом, полицейским, конструктором или лётчиком?!

Перевести в онлайн 100% занятий — это утопия, если не хуже — диверсия. Конечно, в чрезвычайной ситуации из двух зол выбирают меньшее. Но исключение не должно стать правилом!

Приведу лишь несколько доводов. Во-первых, сиднем сидеть несколько часов перед компьютером крайне вредно для физического и психического здоровья. А двигаться невозможно, хотя очень важно и для усвоения информации. Все эти месяцы мы смотрели фактически в одну точку — на экран компьютера или телефона. Отсюда — гиподинамия, снижение зрения, головные боли, обострение остеохондроза…

Во-вторых, пропадает живое общение и диалог, чувство локтя, сплочённость педагога и студентов. Как преподаватель, я могу смотреть на всех студентов сразу, а обратиться к одному. Контакта всех со всеми дистанционно нет. То же и с общением между студентами или между преподавателями. Перекинуться парой слов в чатах — это несерьёзно!

В-третьих, возникает проблема соотношения личного и социального пространства. Педагог и студенты видят интерьеры квартир друг друга и т. д. Да и работа (учёба) становится просто безразмерной, как резиновые перчатки.

В-четвёртых, университет — особая образовательная среда, альма-матер, и мы лишаемся очень значимой части нашей жизни. Это и коллеги, и знакомства, и возможность социального лифта, и даже само здание! Университет не «Макдональдс», куда приходят и заказывают знакомое блюдо. Студент поначалу вообще может не знать, что ему нужно… Вспомним исконное значение слова «альма-матер» (лат. alma mater — буквально «кормящая, благодетельная мать» или «мать-кормилица»). Это старинное неформальное название учебных заведений как организаций, питающих дух человека. В современной лексике и светском обществе образно означает учебное заведение, в котором человек получал или получает образование, а для учёных — место наибольшей занятости и приложения сил. Так можно ли виртуально напитать «духовной пищей», то есть воспитать совестливость, порядочность и культуру, взрастить нравственные идеалы, менталитет и духовность?

Поэтому повторю снова и снова: онлайн-обучение не должно стать правилом! И теперь, «обжёгшись», мы оценим то, что потеряли. Один студент честно признался: «Скорей бы сняли карантин, и снова на учёбу! Больше прогуливать не буду!».

Сохранить сердце горячим, а голову — трезвой

Из-за коронавируса, вынужденной самоизоляции и дистанционной работы (обучения) многие люди ощутили жуткий стресс. Сначала перечислю нерациональные пути решения проблемы: восточно-мистические, эзотерические и оккультные практики (магия, гадание, спиритизм, кодирование и пр.); изменение состояния сознания (трансцендентальная медитация, холотропное дыхание, гипноз, самогипноз, зомбирование и т. п.); алкоголь, никотин, наркотики, азартные игры и зрелища; беспорядочные сексуальные связи; злоупотребление кофе, сладкими и жирными продуктами («заедание» стресса); попытки «перевалить» свои проблемы на других…

Здравомыслящему человеку понятно, что этого делать не надо! А что же посоветовать, если вынужденное затворничество или виртуальное взаимодействие из-за смены режима и образа жизни приводят к раздражительности, тревоге и унынию?

Главный внештатный психиатр Минздрава России и генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, член-корреспондент РАН Зураб Кекелидзе назвал способы сохранять душевное спокойствие. Развитие реакции на сложившуюся ситуацию состоит из нескольких этапов. Первая острая реакция длится три-пять дней, на протяжении 30 дней — переходный период, а потом наблюдается так называемое посттравматическое стрессовое расстройство. Самой болезненной является первая стадия, когда мучает вопрос: «Почему это происходит со мной?». Если очень тяжело, рекомендуется обращаться за психологической помощью.

Разговор со специалистом, даже по телефону, эффективнее употребления алкоголя, который не снимает, а лишь «ненадолго придавливает» ощущение тревоги и страха. Антидепрессанты во время острой реакции на стресс полезны, если принимаются под контролем врача, который при необходимости даст совет и по телефону.

Нужно учиться регулировать восприятие стресса. Будьте реалистичны, не ожидайте слишком многого от себя и других. Думайте позитивно, рассматривая стрессовую ситуацию как жизненный урок. Не переносите проблемы с работы домой, а с дома — на работу. Прибегайте к юмору, чтобы снять напряжение. Более чётко организуйте и по возможности упростите вашу жизнь.

Психологи не рекомендуют воспринимать самоизоляцию как тюремное заключение. Наоборот, это возможность сделать дома то, на что всегда не хватает времени (общение с семьёй, саморазвитие, сон, отдых…). Больше читайте художественной литературы, научитесь чему-то новому, пройдите онлайн-курс иностранного языка, сходите на онлайн-экскурсию в музей и наслаждайтесь шедеврами Третьяковской галереи, Эрмитажа, Лувра…

Составление режима дня и следование ему даёт больше шансов сохранить продуктивность во время работы дома. Каждому члену семьи стоит организовать рабочее место и назначить очерёдность домашних дел: кто и когда готовит еду, моет посуду, ходит за продуктами, делает уборку, разбирает сезонные вещи…

Ограничьте источники стресса: удалите информацию, которая нервирует и усугубляет переживания. Не надо постоянно читать новости. Оставьте один-два надёжных источника, чтобы раз в день проверять актуальную информацию и быть в курсе событий. Телефон, ватсап, скайп и т. д. позволяют видеть и слышать других людей, сохранять с ними связь. Это не заменит живого общения, но поможет поддержать хорошее настроение и активность, ободрит других.

Снижению уровня стресса способствует чувство осознанности. Концентрируйтесь на прожитом опыте: чему научился, что нового узнал, с кем пообщался, кого поддержал… Важна волонтёрская помощь немощным и нуждающимся (хотя бы соседям по дому). Всё это придаст рутинным будням смысл и ценность.

Позаботьтесь о своём теле: упражнения с гантелями, эспандером, на турнике, велотренажёре, гимнастика и массаж роликовым массажёром под приятную музыку особенно нужны тем, у кого сидячий образ жизни. Можно и потанцевать в наушниках. Есть поговорка: «Чем больше я нахожусь дома, тем больше похож на бездомного». Постарайтесь её опровергнуть!

Если двигательная активность ограничена, уменьшите калорийность пищи и не переедайте. Лишний раз в холодильник лучше не заглядывать! Весьма полезна и антистрессовая диета: витамины группы В (молочные продукты, яйца, овощи, орехи, дрожжи, бананы); свежая зелень, свежие овощи и фрукты; успокоительный фиточай с мелиссой, мятой; чай с мёдом; минеральная вода без ограничений; небольшое количество специй, богатых кальцием (тимьян, розмарин, укроп, шалфей, майоран)…

И, наконец, главное. Карантин — это время самопознания и внутреннего роста. Постараемся распознать: что в наших трудностях является следствием грехов, то омоем слезами покаяния, а что от нас не зависит, то примем как волю Божию. И будем помнить: у Бога и для Бога, в отличие от нас, нет безвыходных положений и тупиков. В таком духовном делании верующим людям очень помогают молитвы, чтение и изучение Библии и духовных книг, советы духовника, участие в богослужениях или хотя бы в их трансляции… Вот краткая молитва о душевном спокойствии: «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить; мужество изменить то, что могу изменить; и мудрость отличить одно от другого».

Мы не хозяева жизни!

Политики, экономисты, религиозные и общественные деятели стараются осмыслить феномен пандемии COVID-19. Гром всемирного масштаба грянул в череде многих других громов! Это испытание пришло не случайно — чтобы отрезвить и вразумить нас перед грядущими и давно предсказанными апокалиптическими катастрофами: голодом, моровыми поветриями, землетрясениями по местам…

Развитие цивилизации потребления значительно переориентировало сознание людей. Центром жизни стало безудержное эгоистичное стремление желать, иметь и потреблять больше, удовлетворять низменные прихоти и страсти и потворствовать им. Преступая нормы закона и веления совести, некоторые почувствовали себя небожителями и вершителями чужих судеб, а другие соблазнялись их безнаказанностью. Во многом на периферию ушли традиционные великие идеалы и ценности: любовь к ближним, почтение к старшим, супружеская верность, милосердие, бескорыстие, честность, искренность… Однако «не хлебом одним будет жив человек, но всяким словом Божиим» (Лк. 4, 4)! Воистину, права русская пословица: «Все под Богом ходим»!

Вдумаемся: богатые и бедные, начальники и подчинённые, люди разных возрастов, званий и заслуг во время карантина вынуждены сидеть по домам. На первом месте по значимости — люди труда: медики, доставщики товаров, работники сельского хозяйства… Именно на них держится страна, в их руках наша жизнь и здоровье! Всё это следует понять и прочувствовать. Кого и за что нужно ценить? Кого нельзя сокращать и «оптимизировать»? В чём каяться всем и каждому? Тогда есть надежда, что мы выйдем из глобального испытания более зрелыми, сильными и жизнеспособными! А если нет, то нас ждёт участь бесплодной смоковницы. «Сруби ее, — повелел хозяин виноградника, — на что она и место занимает?» (ср. Лк. 13, 7).

Врезы

Раньше изоляцию изучали экспериментально на животных (например, как она влияет на организм и психику грызунов). Сейчас в роли подопытных, по сути, выступают человек и общество! Как осмыслить этот глобальный социально-психологический эксперимент?

Постараемся распознать: что в наших трудностях является следствием грехов, то омоем слезами покаяния, а что от нас не зависит, то примем как волю Божию. И будем помнить: у Бога и для Бога, в отличие от нас, нет безвыходных положений и тупиков.

Так можно ли виртуально напитать «духовной пищей», то есть воспитать совестливость, порядочность и культуру, взрастить нравственные идеалы, менталитет и духовность?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *